?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Previous Entry Share Next Entry
«Дело ЮКОСа»: а кто победил?
lawyer
dmitrygololobov

«Дело ЮКОСа»: а кто победил?Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Вчера Президиум Верховного суда совершил юридический подвиг: разом рассмотрел все дела ЮКОСа и принял по ним решения, которые, с одной стороны, поставили в деле жирную точку, а с другой, заставили задуматься о том, что же будет после «дела ЮКОСа». Вопросов-то осталось много.

Судьба заложника

Главный гуманитарный итог заседания президиума: решение об освобождении Платона Лебедева «по отсиженному». Освобождение Лебедева дает возможность более или менее уверенно говорить об окончании «экономического дела ЮКОСа»: ведь на свободу отпущен его первый фигурант, ближайший соратник и подельник Ходорковского, на протяжении нескольких лет деливший с ним знаменитую даже в Страсбурге «железную клетку». Выход Лебедева полностью укладывается в парадигму «понятийно-договорного» помилования Ходорковского: Верховный суд «по фактически отсиженному» никого просто так не отпускает. Особенно по политическим делам. Хотя в последнее время Платон Леонидович хранил молчание относительно своих будущих намерений и планов, но всем ясно, что вряд ли он вернется в серьезный бизнес. И политиком не станет. И правозащитником. В любом случае его выход уже не вызывает такого шока и потока конспирологических версий, как неожиданное помилование МБХ: сторона власти просто соблюдает договоренности и выпускает заложника. С этой позиции выход Лебедева – точка невозврата экономического «дела ЮКОСа». Она пройдена.

Президиум рубит концы

Поспешные действия президиума, рассмотревшего все дела ЮКОСа одним махом, не позволяют сомневаться, что Верховному суду было дано указание закончить с ними разом и без излишних сантиментов. Тяжкое наследие первого срока Владимира Владимировича останется в «старом» Верховном суде (в работе которого были известные всем недостатки), а не перейдет к «новому» Верховному суду (репутация которого должна быть, очевидно, безупречна).

Президиум принял решения, которые полностью отражали логику развития «дела ЮКОСа» и служили его логическим завершением: и первое, и второе «дело ЮКОСа» слегка юридически причесали, кое-что исключили, кое-что переквалифицировали, но по сути теперь президиумом «проштамповано» все: приватизационные нарушения, налоговые схемы, хищение миллионов тонн нефти с их последующим «отмыванием».

Конечно, когда-нибудь в необозримо светлом юридическом будущем президиум, осененный откуда-то свыше, может еще раз вернуться к «делу ЮКОСа» и снова пересмотреть его, обосновав свое решение какими-нибудь сверхновыми обстоятельствами.

Но тогда и страной, и судом будут руководить совсем другие люди. Пока закон такой возможности не предусматривает. Правда, можно еще понадеяться на решение ЕСПЧ по «второму делу», которое ожидается года через три-четыре, но вряд ли оно тогда кого-нибудь, кроме специалистов из профессиональных юридических изданий, заинтересует, учитывая также то, что правосудие у нас теперь тоже суверенное и на мнение Страсбурга посматривает несколько свысока.

Не зэки, но должники

Одним из важнейших итогов сегодняшнего заседания Президиума Верховного суда явился очередной смачный плевок в сторону коллег из Страсбурга. Причем весьма демонстративный. Решение ЕСПЧ по «первому делу» предписывало однозначную отмену решения российских судов о взыскании с Лебедева и Ходорковского более 17 миллиардов рублей «неуплаченных налогов». Президиум поддержал мнение прокуратуры, что полмиллиарда долларов было взыскано абсолютно правильно. В результате российская власть сохранила в своих руках замечательный «крючок» для бывших сидельцев. Он позволяет не только перекрывать им выезд, вынуждая Ходорковского входить в роль Березовского N2, но в случае необходимости – разыскивать и арестовывать их счета и активы на территории России (а, возможно, даже и вне ее). Организация Ходорковским любого фонда (включая правозащитный) также находится под угрозой: в любой момент могут прийти приставы и поинтересоваться источником денег. Ходорковский и Лебедев перестали быть зэками, но остались должниками. Будет ли этот долг предметом некоего торга или по прошествии нескольких лет и при условии «хорошего поведения» он будет просто забыт – время покажет. Но если президиум игнорирует прямые предписания ЕСПЧ, это значит, что такое решение очень кому-то нужно.

Узник «Черного дельфина»

Какое же наследство оставило «экономическое дело ЮКОСа»? Хотя адвокаты Ходорковского и Лебедева в своем пресс-релизе и указывали на неких «сотрудников ЮКОСа, находящихся в заключении», но, по словам самого Ходорковского, в заключении после выхода Платона Лебедева из всех осужденных, так или иначе связанных с ЮКОСом, останется один Алексей Пичугин. Его случай еще более сложен, чем история с выходом на свободу самого Ходорковского. Как уже было заявлено Л. Невзлиным, «Путин заложников не продает». Таким образом, обсуждаемая многими «финансовая сделка» по освобождению Пичугина относится к области фантастики: если бы она случилась, было бы признано, что Алексей Пичугин действительно являлся заложником. Амнистия для людей с подобным приговором исключена в принципе. Принять решение о помиловании Пичугина для президента будет во много раз сложнее, чем помиловать Ходорковского и всех остальных «политзаключенных» вместе взятых. Где выход? Об этом тяжело говорить, но вряд ли вопрос выхода Алексея можно решить быстро. Возможно, что лет через пять прошение о замене ему пожизненного заключения на длительный, но конечный срок может быть удовлетворено.

«Роснефть» спит спокойно

Вопрос, который нельзя не задать, после того как Верховный суд пришел к окончательному решению по «делу ЮКОСа»: а как это понравится основным бенефициарам дела – «Роснефти» и Игорю Ивановичу Сечину? Разумеется, сама позиция Верховного суда их должна полностью устраивать, но… На протяжении последних лет многие средства массовой информации с особым ажиотажем акцентировали внимание на спорах бывшего менеджмента ЮКОСа, контролирующего небольшую часть активов, своевременно выведенных из банкротящейся компании, с «Роснефтью». Причем зачастую это представлялось чуть ли не как возможность отобрать компанию у Игоря Ивановича Сечина целиком. На самом деле, как рассказала недавно авторитетная FT, максимум, что могут отсудить бывшие менеджеры компании у «дочек» Роснефти, – это около двух миллиардов долларов старых еще юкосовких долгов. Пока (за восемь лет судов) удалось отсудить 500 миллионов. Ни о каких претензиях, связанных с отъемом компании, речь не идет. При нынешних доходах «Роснефти» списание подобных сумм «на убытки» будет политически неприятно, но малозаметно. Так что есть неплохой шанс, что «Роснефть», Ходорковский и бывшие юкосовцы спокойно продолжат свое существование в своих собственных измерениях. По крайней мере, пока цены на нефть совсем не упадут. Тогда, может быть, бывшие сотрудники ЮКОСа исполнят свою мечту – поучаствуют в банкротстве «Роснефти». А пока Игорь Иванович остается завидным работодателем, на которого горбатятся многие бывшие юкосовцы.

Плач по Гааге

Единственным существенным фактором неизвестности в том, что осталось после фактического завершения «экономического дела ЮКОСа», является широко освещавшийся последнее время суд в Гааге, где с России пытаются взыскать более 100 миллиардов долларов. Однако Страсбург как способ борьбы с Россией себя полностью дискредитировал. Процесс в Гааге начался много лет назад, но обещают, что он завершится в середине 2014 года. В многочисленных статьях о возможности взыскания с России невиданных в арбитражной практике миллиардов практически никогда не упоминалось, что в случае проигрыша процесса в Гааге бывшие владельцы ЮКОСа окончательно теряют возможность отсудить хоть что-нибудь существенное за «экспроприацию» компании. То есть – проигрывают все дело. Просто нет других процессов, и сроки предъявления претензий уже истекли. Но зачем же о грустном. В случае выигрыша в Гааге хотя бы миллиарда долларов, бывшие акционеры ЮКОСа, разумеется, не получат полного финансового удовлетворения, но получат удовлетворение моральное: сам ВВП будет как бы им должен. Впрочем, попытка поиграть с Российской Федерацией «в Ногу» (по аналогии с делом известной швейцарской компании Noga, охотившейся за активами РФ) может привести к тому, что неожиданно появятся и третье, и четвертое «дело ЮКОСа». Остается только надеяться, что бывших сотрудников компании эти дела не коснутся.

Абрамович крайний?

С выходом на свободу Ходорковского возобновились разговоры о том, что виновником разорения и разграбления ЮКОСа является Роман Аркадьевич Абрамович, коварно разорвавший договор о создании ЮКСИ и способствовавший разорению компании.

Разговоры эти привлекают всеобщее внимание: все ведь помнят, какой фурор произвел суд Березовского с Абрамовичем, окончившийся в итоге весьма печально – самоубийством одной из сторон. А тут против Абрамовича выйдет на одинокий БАБ, а целая группа «Менатеп». Можно ждать новых сенсаций о том, как все приобреталось и делилось в России в девяностые. Однако мечты о поверженном в британском суде Абрамовиче, скорее всего, так и останутся мечтами: во-первых, давно уже истекли все сроки возможных претензий в любом из судов, который могли выбрать стороны, во-вторых, сама группа «Менатеп» в лице ее основного аукционера заметила, что «с делом надо еще разобраться». Если с делом надо дополнительно разбираться спустя почти десять лет, то это значит только одно – никто реально судиться не собирается. А Романа Аркадьевича на понт не возьмешь. Так что все останутся при своих. Что, может быть, для них всех и лучше: хватит уже адвокатов кормить.

Финансовый «джихад» до победного конца

Кроме дела Алексея Пичугина существует еще не один десяток как «закрытых», так и до сих пор расследуемых «дел ЮКОСа», по которым осуждены или скрываются в разных странах десятки бывших сотрудников разрушенной компании. Какова будет их судьба?

Михаил Борисович неоднократно говорил, что «война не окончена, пока последний солдат не вернулся домой». Говорил он и о том, что «беженцы ЮКОСа» должны получить возможность вернуться в Россию.

И тут на любопытные размышления наталкивает и помилование Ходорковского, и решение Президиума Верховного суда в контексте интервью Леонида Невзлина, данного им сразу после отъезда Михаила Борисовича из Израиля. Хотя в нем господин Невзлин и выразил благодарность Путину за освобождение своего старого партнера, но объявил российскому руководству своеобразный «джихад»: суды до победного конца. Пусть Россия за все ответит в Гааге.

Ситуация, когда, с одной стороны, МБХ будет, как следует практически их всех его интервью, стремиться договориться тем или иным образом с руководством России и о смягчении судьбы Алексея Пичугина, и о судьбах бывших сотрудников компании, а с другой, с Россией ведется непримиримая борьба, напоминает известную басню Крылова. Вряд ли Владимир Владимирович согласится с аргументом, что с «Россией воюет не Ходорковский, а его бывшие партнеры». Его уже один раз пытались так развести на тему финансирования оппозиционных партий. Можно, разумеется, очень долго пытаться скрестить ежа «примирения» с ужом «финансового джихада», но выбирать все равно придется: или деньги, или люди. Хочется надеяться, что сейчас это будет правильный выбор.

«Дело ЮКОСа» было огромной занозой в правовой системе страны, в экономике, политике и судьбах сотен разных людей. Занозу, вроде, вытащили. Ну, или попытались. Вопрос в том, не будет ли рана гноиться десятилетиями. И сделан ли кем нужно правильный вывод: не надо начинать ни войны, ни уголовных дел, если заранее не уверен, как они будут закончены. А так, в «деле ЮКОСАа» победителей быть не может.
http://slon.ru/russia/delo_yukosa_a_kto_pobedil-1048274.xhtml



  • 1
Спасибо за строки об Алексее Пичугине. Что касается замены ПЖ на конечный срок, то к нему уже в прошлом году приходили с таким предложением - в обмен на лжесвидетельство против МБХ. Алексей отказал. Я не исключаю, что последовавшее 23 октября решение Президиума - это расплата.

Ну сейчас то интерес отпал. Так что лет через пять, как я написал, вопрос может стать хотя бы частично решаемым.

если я не ошибаюсь в ЕСПЧ рассматривалось дело Алексея, и было вынесено заключение в котором указывались выявленные нарушения и предписание дело отправить на новое рассмотрение...

?

Это решение ЕСПЧ изумительный шанс, отправить дело Алексея на новое рассмотрение и по результатам нового рассмотрения, заменить пожизненное, на ограниченный срок, а чуть позже сократить срок, под дату выхода.

Ведь Михаил Борисович не отстанет. Это известно всем. Точка в деле ЮКОСа будет поставлена, только с выходом Алексея Пичугина на свободу. По другому ни как.

Верховный суд уже решение АСПЧ рассматривал и решил дело не пересматривать.

неужели нет никакой возможности вспомнить про решение ЕСПЧ еще раз и найти повод опереться на это решение ЕСПЧ снова ?

Я догадываюсь только, а Вы наверно Михаила Борисовича знаете, он же не оставит Алексея в заключении. Да возможностей у Михаила Борисовича не так много, но они есть. И это дело принципа, не тупого, а справедливого.

Да ситуация в которой оказался Алексей крайне тяжелая, но Как Владимир Владимирович неоднократно показывал для него нет неразрешимых задач на територии Российской Федерации.

На мой взгляд могут забыть о беженцах не по своей воле. Но об Алексее забыть не получиться.
Алексея нужно освободить. Это будет точкой в деле ЮКОСа.

Тут вопрос политически очень сложный: если Пичугина возьмут и отпустят, то это будет самым главным подтверждением того, что дело Юкоса - политическое и ради отъема компании человека посадили на пожизненное. Ходорковского и Лебедева отпустили под самым конец срока и по формально корректным причинам.

Я не согласен с Вами.

Если Пичугина возьмут и отпустят по формально корректным причинам, то никто ничего не подумает. А если кто то подумает или даже скажет. То это так и останется немощныи словами.
Даже сейчас это становится неважно. Может разве, что это важно будет малочисленным любителям истории и ЮКОСовцам. 10 лет прошло. Все закончилось. закончилось поражением для топ администраторов Менатепа и ЮКОСа.

Знающие люди, догадываются об истинных причинах всего дела "ЮКОСа" и такими формальностями как "Вон Пичугин сидит, продолжает сидеть" значит дело не политическое никого не убедишь в неполитичности дела.

А пока Алексей находится в заключении, Михаил Борисович ломает голову как его освободить, Призрак ЮКОСа будет бродить по Европе и временами тревожить небожителей Кремля.

А вы можете представить себе "формально-корректную" причину в данном случае. Амнистия - по такого рода составам ее никогда не бывает. Помилование - по такого рода составам никогда и не милуют - слишком много вопросов вызовет такое помилование к ВВП и слишком многие потом придут за таким же.
Дело то бродить может ровно до 30 июня :) После этого ему бродить уже некуда :)

  • 1