?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Что на самом деле ответили суду Греф и Христенко
lawyer
dmitrygololobov
Наталья Козлова
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5237 (158) от 20 июля 2010 г.
Версия для печати / сохранить материал

Виктора Христенко и Германа Грефа вызвала в суд защита Ходорковского и "правильно" сформулировала вопросы. Фото: ИТАР-ТАСС
Процесс по делу "ЮКОСа" движется небыстро. Там идет допрос свидетелей.

Но у суда уже нет толп журналистов - самое интересное недавно закончилось. Тогда перед судьей стояли VIP-чиновники. Но что именно они там говорили, даже перечитав все комментарии в прессе, осталось не совсем понятным. Главное, что подчеркивали сначала некоторые наши коллеги, а следом и зарубежная печать, звучало сенсационно. Появились утверждения, что Греф не подтвердил обвинение Ходорковскому в хищении нефти. Так же трактовались и слова Христенко, что незаметно 350 миллионов тонн нефти украсть невозможно. Общий вывод таких комментариев - показания Грефа и Христенко разрушают предъявленное обвинение.

Кража на бумаге

Так что на самом деле было на суде? Бывший замминистра имущественных отношений РФ, позже министр экономического развития и торговли страны, а ныне руководитель Сбербанка России Герман Греф и бывший первый зампред правительства, экс-министр промышленности и энергетики, ныне министр промышленности и торговли Виктор Христенко были вызваны в суд по просьбе защиты Ходорковского.

Вопрос Ходорковского: "Нас с Платоном Леонидовичем Лебедевым обвиняют в хищении нефти, то есть в противоправном, против воли собственника, безвозмездном изъятии нефти у "Самаранефтегаза", "Юганскнефтегаза", "Томскнефти" - всей добытой нефти с 1998 по 2003 год. Также указано, что нефть перешла в мое личное незаконное владение, что я присвоил основную часть нефти и распределил ее между физическими лицами. Как министерство экономики проверяло, что вас и правительство не обманывают? Я говорю о 60 миллионах тонн ежегодно".

Ответ Грефа: "В наши функции не входила проверка источников информации. Есть у государства другие органы, которые занимаются проверкой".

Вопрос Ходорковского: "Если бы на узле учета "Транснефти" пропало 20 процентов российской добычи (60 миллионов тонн нефти в год), такая информация до вас, как до министра экономики, дошла бы?"

Ответ Грефа: "В мои обязанности не входило... Но думаю, что, если бы это было обнаружено, наверняка бы дошло".

Вопрос Ходорковского: "Но вам такие сведения не поступали?"

Ответ Грефа: "Нет".

Если перечитать текст обвинения Ходорковского, то складывается странное впечатление. Дело в том, что в обвинении нет ни слова, что Ходорковский крал - лично изымал ежегодно 60 миллионов тонн нефти. Из обвинения следует, что он, как руководитель и основной акционер "ЮКОСа", используя подконтрольный ему менеджмент в добывающих компаниях, просто оформлял путем договоров "купли-продажи" переход нефти по явно заниженным ценам в пользу НК "ЮКОС" и подконтрольных ему компаний.

Обвинение считает, что это и был такой своеобразный бизнес - Ходорковский нефть забирал. Но не по реальной рыночной цене, а по заниженной от двух до пяти раз. Например, в январе 2000 года нефть стоила, по данным информационного агентства Platts, 4000 рублей, а по данным информационного агентства "Кортес" - 3600 рублей. Глава же "ЮКОСа" забрал в это же время нефть у добывающих компаний за 760 рублей. Выходит, что у него не было необходимости умыкать нефть путем незаконных врезок в трубу или тайного отлива. Просто нужным образом оформлялись документы. По ним нефть никуда не пропадала. Она просто убывала из собственности добывающих предприятий и прибывала в собственность Ходорковского и его фирм.

Поэтому вопрос Ходорковского Грефу, для тех, кто знал, о чем речь, звучал некорректно. Но только он давал нужный по форме ответ свидетеля. Так и получалось, что министр Греф для непосвященных опроверг обвинение Ходорковского в хищении нефти.

Отлить из трубы

Точно такое же построение вопроса оказалось и при допросе Христенко. Но на этот раз Ходорковский попробовал связать физическое хищение нефти с "Транс нефтью", где Христенко был председателем Совета директоров.

Вопрос Ходорковского: "Организованная группа, я и Платон Леонидович Лебедев, изымала безвозмездно нефть на узле учета "Транснефти" в количестве 60 миллионов тонн ежегодно. Итого 350 миллионов тонн нефти за период с 1998 по 2003 год. Было ли вам известно, что в случае если нефть будет утрачена, после того как она передана в "Транснефть", то ответственность уже несет не "ЮКОС", а "Транснефть"?

Ответ Христенко: "Конечно, да!"

Вопрос Ходорковского: "Заявляли когда-либо компании "Юганскнефтегаз", "Самаранефтегаз", "Томскнефть", "ЮКОС" или правопреемник "Юганскнефтегаза" компания "Роснефть" о том, что у нее пропала нефть? Что нефть, отгруженная ими в адрес порта или НПЗ, туда не дошла?"

Ответ Христенко: "Нет, мне таких случаев неизвестно".

Интересно приложить эти вопросы к тексту обвинения. В обвинении нет ни слова о том, что нефть изымалась Ходорковским из трубы "Транснефти", из-за чего она и не дошла до потребителя. Главное - заявить на весь мир, что обвинение абсурдно - ведь нельзя похитить нефть из трубы "Транснефти" в таких колоссальных объемах.

Ходорковского обвиняют в присвоении нефти добывающих предприятий, имущество которых было вверено руководителям этих самых предприятий. Те, назначенные таковыми Ходорковским, передали ему нефть по заниженным ценам.

Право собственности и нефть уплывали от добывающего предприятия в момент перехода нефти в трубу "Транснефти". Получается, что с момента вливания в трубу она становилась собственностью "ЮКОСа" или другого подконтрольного Ходорковскому предприятия. На другом конце трубы "Транснефти", откуда она, образно говоря, выливалась, принимала эту нефть тоже подконтрольная ему фирма. Недостача нефти на добывающих предприятиях образовываться никак не могла.

Акции без возврата

Эффектно подавались в прессе слова свидетелей Грефа и Христенко с выводами, что они якобы не подтвердили и обвинения Ходорковского в хищении акций ОАО "ВНК". Появились комментарии о том, что вроде бы Ходорковский лично встречался с Грефом, чтобы сказать ему, что он, защищая интересы государства от так называемого рейдера - компании Биркенхольц, временно перевел акции дочерних компаний ОАО "ВНК", каковыми были в том числе акции таких важных предприятий, как ОАО "Томскнефть" и ОАО "Ачинский НПЗ", в распоряжение компаний, родственных "ЮКОСу".

Эти акции, по некоторым данным, могли стоить около 600 миллионов долларов. После допросов VIP-чиновников в зарубежных изданиях написали, что свидетель Греф полностью подтвердил законность действий Ходорковского, который спасал интересы государства и спрятал акции в компаниях "ЮКОСа".

Но вот что сказал Греф Ходорковскому на суде: "Мы обсуждали эту тему, вы предлагали тогда купить эту компанию за 18 миллионов долларов в том виде, как она есть, без возврата акций, я сказал, что это невозможно, что надо сначала туда (в "ВНК". - Прим. автора) все вернуть, потом продавать. Родилась идея сделать соглашение, по которому будет произведен возврат. Наверное, месяца полтора-два шла работа над этим соглашением. Соглашение подписано не было, и мы начали предпринимать все действия для возврата этого пакета акций обратно..."

Позже в 2001 году под давлением государственных органов Ходорковский все-таки оформил возврат акций и в следующем году выкупил их у государства, но уже за 225,4 миллиона долларов. По версии следствия, к этому времени он уже из дочерних компаний ОАО "ВНК", пользуясь контролем над ними, выкачал больше имущества, чем заплатил за акции "ВНК". А вот ответ Ходорковскому Христенко: "В результате мены акций дочерних предприятий "ВНК", внесенных государством в уставный капитал этой компании, интересы Российской Федерации были ущемлены. В данном случае речь шла об участии государства в капитале этих компаний. Вопрос стоял о прямом нарушении интересов государства как собственника.

Правильно поставленные вопросы, чтобы получить нужные ответы и их растиражировать, сделать из этого маленькую сенсацию, - это настоящее искусство. Тем более что абсолютное большинство граждан, которые следят за процессом, вряд ли будут вчитываться в документы суда или сличать по строчкам каждый ответ с обвинением и делать вывод - на стороне защиты или обвинения правда. Но давайте не будем делать выводы. Оставим это право за судом.
Виктора Христенко и Германа Грефа вызвала в суд защита Ходорковского — Наталья Козлова."VIP-свидетели под присягой" — Российская Газета — Бывший министр Герман Греф и министр промышленности и торговли и Виктор Христенко были вызваны в суд по просьбе защиты Ходорковского. Следом за этим в российских, а затем и в зарубежных СМИ прошли комментарии, которые утверждали, что показания чиновников разрушают предъявленное обвинение. Что же было на самом деле в суде, попыталась прояснить "Российская газета"
______________________________________________________
Ну и зачем было МБХ обсуждать это статью? Действительно, параллельно процессу происходит поэтапная "рационализация" обвинительного заключения, но если сейчас обратить на это внимание, то это вряд ли поможет. Обжаловать то придется конкретный приговор. Статья свидетельствует и о другой негативной тенденции - публичной легитимации процесса, путем разъяснения "туманно-мутных" вопросов. Многие думали, что это закончилось. Ан, нет....