?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

ВЕДОМОСТИ - Поважнее суда
lawyer
dmitrygololobov
Поважнее суда
Сергей Богданчиков, вместо того чтобы отвечать в суде на вопросы Михаила Ходорковского об ущербе, который понесла «Роснефть», унаследовав имущество ЮКОСа, улетел в Кабардино-Балкарию

Анастасия Корня
Мария Цветкова
Ведомости
23.07.2010, 135 (2653)
Президент «Роснефти» Богданчиков не приехал вчера в Хамовнический суд, где должен был давать свидетельские показания по делу ЮКОСа. Причина неявки неизвестна, сообщил судья Виктор Данилкин. В «Роснефти» отсутствие Богданчикова не комментируют. Но пресс-служба аппарата правительства сообщила, что Богданчиков присутствовал на встрече вице-премьера Игоря Сечина с президентом Кабардино-Балкарии Арсеном Каноковым, которая проходила в офисе «Роснефти» в Нальчике. Источник, близкий к Богданчикову, говорит, что ночью Сечин позвонил президенту «Роснефти» и вызвал его в командировку.

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков не комментирует, связано ли отсутствие Богданчикова в суде с этой поездкой. Но отмечает, что экстренный выезд был целесообразен в связи с чрезвычайной ситуацией в республике. Сотрудник администрации республики говорит, что приезда Богданчикова не ждали. Но помощь «Роснефти» — в виде топлива для генераторов — действительно понадобится при восстановлении Баксанской ГЭС.

«Свидетель, если у него есть уважительная причина для неявки, обязан поставить об этом в известность суд, это не было сделано, — говорит адвокат Ходорковского Вадим Клювгант. — Теперь суд должен принять меры к обеспечению явки свидетеля — возможен привод либо денежное взыскание, на усмотрение суда».

В суде по делу Ходорковского и Платона Лебедева выступили уже несколько бывших и действующих чиновников, в приглашении некоторых, в том числе премьера Владимира Путина, судья отказал. Вызвать Богданчикова суд отказывался дважды, Данилкин согласился сделать это только после того, как гособвинитель дал понять — прокуратура не против.

Адвокат Лебедева Константин Ривкин говорит, что к президенту «Роснефти» есть много вопросов. «Роснефть», поглотившая основную часть имущества ЮКОСа, признана потерпевшим и гражданским истцом по делу, напоминает Ривкин. Если, как утверждает следствие, Ходорковский с Лебедевым на протяжении нескольких лет похищали добытую дочерними предприятиями нефть, то, получается, «Роснефть» приобрела краденое? На протяжении всего процесса представитель компании в суд не являлся, у Ходорковского и Лебедева не было возможности задать ему вопросы относительно вреда, якобы причиненного имуществу компании. Богданчиков мог бы восполнить этот пробел, отмечает адвокат.

Быстрый поиск: Ходорковский
ВЕДОМОСТИ - Поважнее суда
_____________________________________________
Что не пришел, оно, может и к лучшему. Что бы сказал Богданчиков в ответ на "скользские" вопросы. Приблизительно следующее: Роснефть - компания публичная, листингована на Западе, претензий по раскрытию информации нет. Купили все "спорные" активы на публичных аукционах, проведенных государством.Вот решения судов, о том, что все было по закону.Решения об участии в аукционах принимал совет директоров с независимыми иностранными директорами - ничуть не хуже чем у других компаний. Купил активы, онаружили "воровство", сигнализировали в органы. Отношения с Сечиным - сугубо служебные. Еще вопросы, жалобы, предложения?
P.S. А свидетель защиты то не идет.... не идет... Может и вызывать то было не надо, что бы не позорится и людей прятаться не заставлять?

Холдинг на распутье. Между возвратом к вседозволенности и завинчиванием гаек с последующей принудите
lawyer
dmitrygololobov
Бахмина и Гололобов. Корпоративное право
Светлана Бахмина, Дмитрий Гололобов  |  23 июля 2010 11:53
Версия для печатиКомментировать (Всего 0)
Холдинг на распутье

Между возвратом к вседозволенности и завинчиванием гаек с последующей принудительно-безвозвратной интеграцией в мировое экономическое сообщество

Этот пост родился благодаря неожиданному открытию. Ненароком обнаружилось, что первую статью о холдингах мы опубликовали почти десять лет назад (Гололобов Д. В., Бахмина С. П. «Три этапа развития холдинговых компаний в нефтяной отрасли» // Законодательство и экономика, 2001, № 10). Какой-никакой, а юбилей... Сам собой возник вопрос: что мы думаем о современных российских холдингах? Наши вольные рассуждения на эту тему сложно рекомендовать к прочтению. Даже российские юристы, испытанные в корпоративных войнах и рейдерских атаках, могут читать это лишь украдкой, через дырочку (как следовало рассматривать экспонаты на скандальной выставке «Запретное искусство»). Людям порядочным, работающим на международный «солидняк», читать это мы вообще не советуем. А если уж будут читать, так без претензий и сугубо на свой страх и риск.

Что такое холдинг в России? Это прежде всего способ избежать исполнения определенных норм законодательства, некий квазизаконный путь ухода от ответственности и избегания наказания. Создатели так называемых «преприватизационных» холдинговых компаний преследовали стратегическую цель - распределить активчики между «кроликами, приближенными к столу». Причем сделать это без лишнего шухера и законодательных ограничений, чтоб сразу, много и сугубо нужным людям. Таким образом известные всем персоны, многие из которых уже далече, «шакалили» вдоль и поперек правительства, толклись в прихожей ЕБН, лепили хорошие и нужные им активы в некие бессистемные и малосвязанные кучки с четким намереньем: «главное – продать, а там разберемся...» Результатом подковерных игр известных российских бульдогов, крыс и прочей живности явилась некая глобальная распродажа под названием «Залоговые и прочие аукционы», в результате которой кое-кто получил, что хотел, кое-кто притырил неположенное, а кое-кому показали большой русский кукиш.

Начался второй этап нашей околохолдинговой истории. Успешно приватизированные (читай «попиленные» стоявшими у их истоков) холдинги теперь попали в руки вчерашних финансовых олигархов. Знания этих людей об угле, нефти и металлах, как правило, сводилось лишь к пониманию того, что на этих ресурсах можно неплохо заработать. Однако все было не так просто. Собственники свежеприобретенных холдингов столкнулись с серьезными проблемами: огромной задолженностью по налогам и зарплате, воровством, социалкой на балансе, отсутствием оптимальной торгово-экспортной структуры... Тут вспоминается классическое «все уже украдено до нас». Некоторые, убоявшись, быстро распродали приобретенное добро с существенным наваром и вернулись к любимому и понятному финансовому капиталу, который за углом подстерегал кризис-98. Наиболее сильные, напротив, впились в собственность мертвой хваткой. Пооткупались, поувольняли вороватый «красный менеджмент», на местную шпану нашли бандитов федерального уровня, за щедрые посулы сбагрили местной администрации всеми проклятую социалку. Особняком стояли налоговые платежи. Но и тут выход нашелся, ведь жива была в памяти народной «семибанкирщина». Государство дружно поставили в позу «пьющего оленя» и однозначно ему сказали: «либо реструктуризация (читай – списание) налоговой задолженности, либо хрена лысого получите...» Унылые налоговики, оглядываясь на прячущих глаза юристов ФНС, пачками подписывали хитросочиненные договоры на «реструктуризацию».


Настало время оптимизации. После того, как угроза немедленного банкротства и безжалостного распила миновала, все ФПГ, осознавая, что налоги в России полностью платят умалишенные либо блаженные, начали лихорадочно их оптимизировать. Про эти схемы написано достаточно: ЗАТО, Байконур, Калмыкия и прочее, прочее, прочее... Теперь уже невозможно дознаться, кто эти внутренние офф-шоры придумал и, главное, кто же все это санкционировал. Лишь твердят без умолку: «ну все же так делали....» А государство смотрело и молчало. Холдинги железной хваткой держались за буквальное применение законов, особенно налоговых. Неясно из закона, что есть аффилированность - значит, нет такой; не понятно, как применять ст. 40 НК - так и применять не станем. Холдинги соревновались, кто больше продаст на Запад по мировым ценам, заплатив как можно меньше налогов с «рубля». Умные старались не чемпионствовать и держались «в середке» списка, Близкие к фаворитами власти откровенно борзели. Прибыль холдингов копилась на всякий случай в офф-шорах.

Про «обелямс», или третью стадию холдинговой лихорадки мы уже писали. Платя хрен налогов с рубля, хитроумные компании поднатужились, выкрутили руки международным аудиторам, не видевшим ничего кроме нового перспективного рынка и партнерских погон, подманили полдюжины доверчивых и гордых слепоглухонемых западных директоров и выкинули веером красивые брошюры перед инвесторами. Алчные инвесторские сердца дрогнули от такой прибыли и перспектив. BP и Exxon жадно курили в стороне. Слова “corporate governance” произносились с благоговением. Капитализация перла и зашкаливала. Уже грезились ADR третьего уровня и свободный оборот акций на западных рынках, но тут многие пообломались на прошлых деяниях и биографиях, а те, кто поумней, решили, что в России раскрываться, снимать штаны и показывать всем, что у тебя там есть, было небезопасно еще со времен Рюрика. Холдинги продолжали мудрить и играть с внутренними и внешними офф-шорами, доверчивыми аудиторами и снисходительным правительством. Все было если не хорошо, то уж точно не плохо.

Приход к власти силовиков холдинги, конечно, удивил, но не озадачил. И не такое видели! Силовики тоже люди, им также пить-есть надо. Новая «Сухаревская конвенция» по модели «активы в обмен на невмешательство» слегка напрягала, зато кое-что гарантировала. В любом случае, взгляд нового руководства гнул в дугу. Публичная порка виноватых и несогласных положила начало созданию «российского прецедентного права 21 века». Холдинги уже и сами понимали, что зарывались. Эпоха солидных контрагентов и партеров толкала к ограничениям реструктуризационной и оптимизационной деятельности. На деле немногое изменилось: холдинги, используя проверенные технологи, продолжали игнорировать излишние, по их мнению, социальные, экологические и прочие обязательства, но при этом не выходили за пределы разумной достаточности, чтобы не наживать проблем с властью. Гигантские цены на сырье кого угодно делали сговорчивым. Лезть в политику, имея примеры за границей и за решеткой, уже никто не хотел. Баланс. Нирвана. Застой. Сериал про Леонида Ильича прошел на «ура».

Новый этап своего развития российские холдинги, часть из которых резво бежит по международным «рельсам», встречают в некой оторопелости. Начались вмешательства в извечную вотчину крупных ФПГ – судебную систему. Покушаются на святое. Всевозможные навальные лезут с исками даже на Транснефть, ошалевшие миноритарии поднимают голову. Борьба с коррупцией (хотя и проваленная, как обычно, на стартовом этапе) обещает быть затяжной. Свободы вроде бы добавили, но не ясно, чем это может закончиться. Предприимчивый народ на всякий случай окопался, продолжая оптимизировать потоки по мелочевке. Холдинги ждут, куда все повернется – к возврату вседозволенности с разумными ограничениями, или к совсем плотному завинчиванию гаек с последующей принудительно-безвозвратной интеграцией в мировое экономическое сообщество. А оттуда возврата к старым добрым методам уже нет. Тишина. Безвременье. Ожидание.

Темы: BP, Exxon, Борис Ельцин, Транснефть, ФНС
Холдинг на распутье. Между возвратом к вседозволенности и завинчиванием гаек с последующей принудительно-безвозвратной интеграцией в мировое экономическое сообщество | Forbes Russia