?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Ура!!! Наконец то люди возвращаются!!!
lawyer
dmitrygololobov
Фигуранты «дела ЮКОСа» выходят на свободу

Следственный комитет при прокуратуре РФ отпустил на свободу двух бывший сотрудников финансово-бухгалтерского центра компании ЮКОС Геннадия Леоненко и Ирину Черникову. Как стало известно «Росбалту», они находились в международном розыске и были арестованы в ноябре 2010 года в рамках дела о мошенничестве и неуплате налогов, по которому приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву был вынесен еще в 2005 году. 30 декабря 2010 года, сразу после оглашения второго приговора совладельцам ЮКОСа, Черниковой и Леоненко, давшим признательные показания, изменили меру пресечения на подписку о невыезде.
Экс-сотрудника ООО «ЮКОС финансово-бухгалтерский центр» Геннадия Леоненко объявили в международный розыск в июле 2009 года, а санкция на арест его бывшей коллеги Ирины Черниковой была выдана еще в 2004 году. Информация о ее розыске вплоть до начала 2011 года находилась на сайте Интерпола. Как удалось выяснить «Росбалту», вначале Ирина Черникова проживала на Кипре, потом перебралась на Украину, откуда в ноябре 2010 года по поддельному паспорту попыталась въехать на территорию РФ. В результате женщина была арестована и помещена в СИЗО «Матросская тишина». В соседней камере совсем скоро оказался и Геннадий Леоненко.
По словам его адвоката Юлии Климовой, Леоненко вообще не знал, что является обвиняемым по делу и объявлен в международный розыск, проживал вместе со своими родителями в Одинцово. В ноябре 2010 года он отправился в УВД Одинцово, чтобы обменять паспорт (мужчине исполнилось 45 лет), где и был задержан.
По данным «Росбалта», Леоненко и Черникова отказались общаться со следователем до оглашения второго приговора своим бывшим руководителям Ходорковскому и Лебедеву. И только когда из первых же слов судьи Хамовнического суда Виктора Данилкина стало ясно, что экс-совладельцы ЮКОСа признаны виновными, Леоненко и Черникова дали признательные показания. Одновременно адвокаты экс-сотрудников ЮКОСа подали ходатайства о прекращении уголовного преследования по части эпизодов — в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. СКП РФ 30 декабря 2010 года изменил Леоненко и Черниковой меру пресечения с ареста на подписку о невыезде, они вышли на свободу.
Стоит отметить, что Мосгорсуд изначально не был согласен с выбранной Леоненко и Черниковой мерой пресечения: по жалобе Юлии Климовой он в ноябре 2010 года отменил решение Басманного суда об аресте Леоненко, отправив материалы на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию. Басманный суд опять оставил мужчину под стражей.
Однако «Геннадий Леоненко был рядовым сотрудником бухгалтерии ЮКОСа, — отметила «Росбалту» Юлия Климова. — В какой-то момент руководство вывело его из штата компании и предложило стать гендиректором двух фирм, зарегистрированных в ЗАТО. По версии следствия, через эти фирмы ЮКОС осуществлял реализацию нефти. Позже Леоненко вернули в штат компании. После ареста Ходорковского и Лебедева он старался держаться подальше от различных сомнительных дел, никакой вины за собой никогда не чувствовал, поэтому не имел намерений скрываться».
По данным «Росбалта», Леоненко и Черниковой предъявлены обвинения в неуплате налогов и мошенничестве в рамках уголовного дела, по которому в 2005 году Ходорковский и Лебедев были приговорены к девяти года колонии (позже этот срок уменьшили на один год). По версии следствия, в 1994 году Ходорковский создал преступную группу, чтобы обманом завладеть акциями различных предприятий. Таким образом, под его контроль перешло 20% акций ОАО «Апатит», принадлежавших государству. Также, согласно материалам дела, Ходорковский и Лебедев создали целый ряд подставных фирм, которые были зарегистрированы в Мордовии, Калмыкии и других зонах льготного налогообложения, руководство ЮКОСа незаконно пользовалась этими льготами при реализации своей продукции.
В результате нефтяная компания только в 2000 году недоплатила в бюджет налогов на сумму в 48 млрд рублей. По данным СКП РФ, Леоненко являлся гендиректором подставных фирм ООО «Нортэкс» и ООО «Фландер», а Ирина Черникова — ООО «Вальд-Ойл» и ООО «Сатурн XXV».
30 декабря 2010 года Хамовнический суд Москвы вынес еще один приговор Ходорковскому и Лебедеву. За масштабное хищение нефти они получили по 13,5 лет лишения свободы.
Фигуранты «дела ЮКОСа» выходят на свободу - Закон и право, ЮКОС, Леоненко, Черникова - Новости Москвы - Росбалт
______________________________________________________________________________
Полностью поддерживаю. Они - винтики в этой истории. Рядовые не должны страдать.

Хорошая статья, адекватно отражающая отношение к проблеме.
lawyer
dmitrygololobov

________________________________________________________________________________________
Вот она точка зрения экспертов: МБХ - мошенник и негодяй, но даль много и неправильно. Вряд ли МБХ такая позиция усторит.

Ходорковский сможет уехать из РФ после выплаты долга в 17,5 млрд - Ходорковский - Новости Москвы - Р
lawyer
dmitrygololobov
МОСКВА, 13 января. Личный долг Михаила Ходорковского пред налоговиками был признан судом в рамках гражданского производства на первом процессе в мае 2005 года.
Как передает «Маркер», суд удовлетворил требование ФНС о взыскании лично с экс-главы «ЮКОСа» в пользу государственного бюджета нанесенный им имущественный вред в 17,4 млрд руб., а также требование ИФНС № 5 уплатить подоходный налог в 52 млн руб. После получения исполнительных листов налоговики перенаправили их в Службу судебных приставов по г. Москве.
«В рамках исполнительного производства уже собрано два шкафа с документами, но денег нет», — рассказали в УССП по Москве. После окончания второго процесса приставы намерены сообщить налоговикам о невозможности взыскания данной суммы, но налоговики к этому готовы — они выставят требование повторно.
«За счет такой схемы исполнительное производство можно затянуть на сколь угодно долгий срок», — рассказал адвокат Павел Ламбров.
Таким образом, долг не будет списан вплоть до 2017 года, после чего судебные приставы смогут вновь предъявить счет и запретить Ходорковскому выезд за границу. Налоговики за время неуплаты уже насчитали пени — 100 млн руб.
Напомним,  Хамовнический суд Москвы 30 декабря 2010 года приговорил экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского и экс-руководителя «Менатепа» Платона Лебедева к 14 годам колонии общего режима за хищение нефти и отмывание выручки. По данным пресс-центра экс-главы ЮКОСа, Ходорковский и Лебедев могут выйти на свободу в 2017 году, так как им в срок наказания засчитаны несколько лет нахождения в СИЗО. К данному моменту защита подала уже две жалобы на приговор, таким образом, решение суда пока не может считаться вступившим в силу.
Ходорковский сможет уехать из РФ после выплаты долга в 17,5 млрд - Ходорковский - Новости Москвы - Росбалт
__________________________________________________________________________
Не думаю, что это главное. МБХ такде не сможет лично ничего транспарентно зарабатывать.

Михаил Ходорковский и его безжалостная защита - новость в рубрике Общество на Newsland
lawyer
dmitrygololobov
Во второй раз Михаила Ходорковского посадил не судья Данилкин. Бывшего олигарха "посадили" его защитники. Не адвокаты, а те, кто заявлял себя в качестве его защитников.

Понятно, что "все крупные современные состояния нажиты преступным путем", то есть, что вся реальность и практика 90-х была противоречащей всему существовавшему законодательству.

Понятно, что изначально Ходорковского судили за то, что он действительно совершил в хозяйственной сфере, но реальная причина этого процесса кроется в том, что олигарх попытался выступить в определенном качестве в политической сфере.

Если есть политическая борьба и одному из ее участников можно нанести мощный удар совсем не в политической сфере, то есть привлечь к уголовной ответственности за некие противоправные действия, в любой, самой "развитой демократической" стране мира это будет сделано.

Когда в начале 60-х гг. стальные тресты в США повысили цены на прокат, что по цепочке обрекало страну на повышение цен и ставило под угрозу социальные программы Джона Кеннеди, он посадил ФБР за изучение всего возможного компромата на хозяев этих трестов (в первую очередь – налогового). Три дня пресса кричала о "методах гестапо в экономике" – на четвертый цены были вновь снижены.

Это не хорошо и не плохо – это реальность политической жизни. А основной постулат политики – заставь другого подчиниться.

Первый процесс по делу Ходорковского являлся политическим в том смысле, что был вызван политическими причинами. Но он был скорее не актом политического противоборства, а актом политико-административной кары, причем, проведенной в формальном соответствии с законом.

Но те немногочисленные группы, которые активно выступали в поддержку Ходорковского, превращали суд над ним как раз в акт политического противостояния. А в результате, с одной стороны, делали невозможным компромисс между Ходорковским и властью, с другой – обрекали Ходорковского на поражение. Они пытались сделать его знаменем своей борьбы, но не имели в этой борьбе шансов на успех. Никто не отступил от своей позиции, и в итоге все закончилось так, как и было намечено.

Второй процесс отличался тем, что он был скорее не инструментом достижения цели, а поводом для решения проблемы. Изначально власти было не обязательно все приводить к осуждению: она создавала для себя возможную развилку, в которой оба решения – и осуждение, и оправдание – были бы суверенным решением власти. Осуждение подтверждало бы ее суверенность в этом вопросе, подтверждало ее право "казнить и миловать", но и оправдание решало бы ту же задачу.

Если бы Ходорковский вышел на свободу по истечении первого срока просто за его отбытием – у него были бы некие сильные моральные позиции – "отсидел и не сдался". Если бы он вышел после первого срока, но оправданный по второму обвинению, власть показала бы свою сильную позицию: "были в первый раз основания – осудили, не было второй раз оснований – оправдали, у нас просто так никто не сидит". Первый приговор получал бы во втором оправдательном свое юридическое подкрепление.

Ходорковский оказывался оправдан по новым обвинениям, но подтвержден тем самым как виновный по первым: если во второй раз оправдали – значит, судили объективно. Но, если судили объективно – значит, в первый раз осудили за дело.

Власть вторым процессом создала для себя удобный вариант выбора в зависимости от обстоятельств. Только буйные "защитники" Ходорковского лишили ее этого выбора.

Второй процесс создавал определенную игровую ситуацию, которая сама по себе, также как и первая, изначально не была актом политического противостояния. И вновь допускала определенные варианты соглашения с Ходорковским.

Однако соглашения были возможны с Ходорковским, как человеком, а не со знаменем – пусть и небольшого масштаба. А квазилиберальные группы и раньше, и теперь превращали его именно в знамя.

Ходорковский, как человек, не мог не вызывать сочувствия даже у его политических противников: он был самодостаточен все время с конца 90-х, держался достойно, подлостей в политике не делал. Он был противником – как противника его надлежало разбить. Но как нормального и достойного человека и побежденного противника – можно было на каком-то уровне и пощадить. И его самый главный противник – существующая власть – готова была увидеть в нем человека и "милость к падшим проявить".

Но нуждающимся в Ходорковском как в своем знамени группам он не нужен был как человек. Он нужен был только как знамя и как повод для борьбы. И они делали все, чтобы превратить второй процесс в акт политического противостояния. Меньше всего им нужен был равновесный вариант решения вопроса. Им было нужно либо такое оправдание, которое выглядело бы как их политическая победа, либо второе осуждение, при котором он продолжал бы играть роль мученика.

Это могло быть оправданно в том случае, если бы они пользовались поддержкой большинства общества. И когда широко развернувшаяся кампания поддержки заключенного, которого они так часто и так безуспешно объявляли "политзаключенным № 1 современной России", не оставляла бы власти иной возможности, кроме его оправдания. И противостояние в этой позиции лишь делало бы власть непопулярной, слабой и отвергаемой.

Только современные российские квазилибералы, также, как и современные российские псевдокоммунисты, собственное головокружение и эйфорию принимают за реальную общественную поддержку.

Как показывают опросы, российскому обществу в 2010 году дело и судьба Ходорковского и Лебедева были практически безразличны. Внимательно за этим делом следили 2 % граждан, не очень внимательно – 7 %, без особого внимания – 21 %, и совершенно не следили – 65 %.

Как об определенном конкуренте действующим российским политикам о нем говорили 2 %, как о возможном – 14 %. Остальные его в качестве политической фигуры так или иначе не видели.

То есть ни у Ходорковского, ни у эксплуатировавших его судьбу политических групп общественной поддержки практически не было, опереться им было не на что.

И они пытались опереться не на общественные настроения, а на гипотетические разногласия внутри российской элиты и на сочувствие и поддержку тех или иных международных кругов.

То есть, они усиленно создавали ситуацию, при которой получалось бы, что власть раскололась из-за Ходорковского, либо подчинилась рекомендациям внешних политических субъектов.

А это означало предрешить новое осуждение Ходорковского.

Ведь склониться перед внешнеполитическими рекомендациями во внутриполитическом вопросе – значит продемонстрировать свою подчиненность и несамостоятельность. Любой из членов властвующей политической команды, решись он на такое, был бы тут же обречен на исключение из этой команды. Конечно, если бы на карте стояла судьба того или иного газопровода – Ходорковского могли бы на него разменять. Только какой же субъект мировой политики стал бы принимать такую плату...

Игра же на раскол во властной элите была просто до нелепости наивной. Да, в ней есть свои сложные отношения. Но каждая серьезная игра на ее раскол лишь сплачивает элиту. Она не раскололась по вопросу о Лужкове не для того, чтобы расколоться по вопросу о Ходорковском. Кто такой Ходорковский для Путина – понятно. Но кто он для Медведева, чтобы из-за него последний ссорился с Путиным?

И когда именные представители групп, называющих себя "либеральной оппозицией", на своих информационных полях твердили, что ключевое условие их поддержки политики Медведева – это оправдательный приговор Ходорковскому, они даже не понимали, насколько они смешны в своем представлении о собственной значимости, и что этим они лишают Медведева возможности сыграть на смягчение приговора, даже, если бы для него это было значимо.

Именно эти группы превращали приговор по второму процессу Ходорковского из вопроса игровых соглашений, которые для власти были допустимы, в вопрос политического противостояния с нулевой суммой. То есть они предлагали власти либо признать поражение, либо продемонстрировать свою силу.

В самый канун вынесения приговора "Эхо Москвы" разместило заявление о том, что приговор Ходорковскому – это последний шанс для Медведева объявить публичную политическую войну Путину. Если оно полагало, что Медведев поспешит воспользоваться ее советом и тут же потребует оправдательного приговора – это уже факт не политической, а медицинской реальности.

Все эти люди живут в каком то выдуманном мире. Свои пристрастия они принимают за пристрастия страны. Свои ценности – за ценности российского общества.

При этом главная их черта – необычайное самомнение и неуважение к конкретным людям вообще и к судьбе обрекаемого ими на дополнительный срок Ходорковского, в частности.

Разница в отношении к нему власти и поддержавших его групп состоит лишь в том, что первая готова была увидеть в нем достойного человека, пусть и побежденного противника – и отнестись к нему как к человеку.

А его "сторонники" видеть в нем человека не хотели. Им нужен был мученик, знамя, памятник. Именно они несут вину и ответственность за второй обвинительный приговор Ходорковскому.

Сергей Черняховский
Михаил Ходорковский и его безжалостная защита - новость в рубрике Общество на Newsland
______________________________________________________________________________________________________
Я в принцпе об этом писал, пишу и буду писать. Полностью поддерживаю слова, что Ходорковский очень достойный человек, просто некоторые решаюьт свои мелкопорлитические проблемы за счет него.

Почему так тщательно скрывали решение Арбитража: есть там один скользкий пунктик....
lawyer
dmitrygololobov
5. Yulcos' Contributions to the Loss of its Assets
634. The Tribunal notes that Yukos did in some respects contribute to its own demise. The individuals associated with it acquired the company during a tumultuous time in Russia - acquiring the company's shares "at discounted prices" ф1 C-I). Yukos was a strategic asset that was once state controlled. It would stretch the bounds of plausibility if the Tribunal had to accept that Yukos' management cxpccted its belligerent response to the tax assessments and enforcement measures to be successful in preserving the company as it was in late 2003. Furthermore, in the view of the Tribunal, Yukos took some ill- advised steps which affected its own fate. These included the bankruptcy proceedings in Houston, United States which were subsequently dismissed but which dissuaded a number of foreign bidders in the YNG auction. Furthermore, the Tribunal notes the evidence presented by Mr. Olcg Konnov that Yukos had a number of opportunities to pay the tax obligations assessed against it.
_________________________________________________________________________________________________
Просто было на бумаги, да забыли про овраги....

Ничего не пойму - то будет третье дело, то не будет......
lawyer
dmitrygololobov
"Я категорически утверждаю, что я не верю ни на грамм в возможность возбуждения такого дела (по обвинению в убийствах) в отношении Ходорковского и Лебедева. Никаких оснований для предъявления обвинений Ходорковскому нет", - сказал адвокат экс-главы ЮКОСа Юрий Шмидт, отвечая на вопрос, будет ли возбуждено в отношении экс-главы ЮКОСа третье дело по обвинению в причастности к убийствам.
Шмидт: возбуждать против Ходорковского дело об убийствах нет оснований | Суды | Лента новостей "РИА Новости"