?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Для разгону в понедельник....
lawyer
dmitrygololobov

МБХ - о разном
lawyer
dmitrygololobov
открыть материал ...
Тема приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, затихшая вроде бы в ожидании кассации в Мосгорсуде, в последние дни резко ожила. Президент согласился на предложение правозащитников провести экспертизу процесса, глава Конституционного суда подтвердил, что ничего неконституционного…

МБХ об очевидном: приговор - не настоящий! Вещь очевидная, для любого, кто его читал. Часть об структуре ОПГ писали высокообразованные "академики" - очень четко структурировано и сфокусировано на основном. Доказательства и прочая "дребедень" - не пойми кто.
МБХ об удивительном: Удивительно, что Ходорковскому неинтересно, кто посадил Курцина на 12, 5 лет ни за хрен собачий. Приблизительно 200-300 моим бывшим коллегам из Юкоса это ОЧЕНЬ интересно.
МБХ о мудрости: Ни слова о Васильевой. Хороший у Ходорковского нюх. Подставу чует.
МБХ о главном: никому нельзя верить - голосую "за" всем чем можно. Надо думать своей головой. Вот мы и думаем. Неважно, пнравится это кому или нет.

К вопросу о чести и достоинстве - Это что за большевик лезет там на броневик.
lawyer
dmitrygololobov
Ход мыслей этих слуг закона – не бином Ньютона, а потому малоинтересны. Другой вопрос, как реагировать защите и неправосудно осужденным Ходорковскому и Лебедеву на поступок Натальи Васильевой. Для того чтобы дойти до Страсбурга (а где ещё справедливость в России найдёшь, как ни в Европе?), надо пройти все судебные инстанции на родной стороне. Раньше, до разоблачений Васильевой, даже понимая всю бессмысленность такой тяжбы, всё равно надо было это делать – лишь бы в чтящем закон Эльзасе оказаться. Теперь, после разоблачений, добраться до Страсбурга, как мне кажется, менее важно, чем организовать движение за стирку чёрных мантий в местных прачечных. Ведь и без Страсбурга приличным людям с приговором всё ясно – он неправосуден и несправедлив. Точка. Получение формального юридического подтверждения в международном суде ничего не добавляет к репутациям Ходорковского и Лебедева – они её отстояли в Хамовниках. На снижение сроков нахождения за решеткой это хождение по судебным мукам тоже никак не влияет – дай бог, к семнадцатому году европейцы примут дело к производству (по первому приговору до сих пор решения Европейского суда нет). Так зачем, спрашивается, после интервью Васильевой идти с кассацией в Мосгорсуд: итог-то предсказуем. А может, у кого-то теплится надежда, связанная с человеколюбием госпожи Егоровой? Так над ней люди с менее чувствительной душевной организацией нависают. Если в новых обстоятельствах уважаемые мной Михаил Борисович и Платон Леонидович предпочтут остаться заложниками формальной юридической процедуры, то, как мне думается, своим авторитетом невольно помогут власти и дальше маскировать чудовищную уродливость существующей судебной системы.
Продолжать участвовать в абсурде, пусть и вынуждено – потакать творцам абсурда, а значит, его множить. Де-факто оба они – политические заключенные, а не уголовные преступники. Ну, тогда и вести себя надо сообразно этому высокому званию, а иначе ради чего было семь лет страдать, убеждая общество в своей невиновности. Порядочные люди, в том числе и честные правоохранители, уверен, ждут, что Ходорковский и Лебедев перейдут и к политическим формам протеста, поскольку видят, что власть не только с этими двумя давно не разговаривает на языке закона, а прикрывается кодексами для того, чтобы творить произвол и неправосудную расправу над тысячами. Совсем не исключено, что, заяви Ходорковский с Лебедевым политический протест, за Васильевой поднимутся из судейских корпоративных окопов и другие, кому невмоготу калечить чужие судьбы. В Тунисе хватило трагедии одного студента, чтобы пришли в движение массы униженных и оскорблённых.
Ежедневный Журнал: К вопросу о чести и достоинстве
___________________________________________________________________________________________
Наслаждаюсь чтением данного креатива. Не прошло и трех (а может и четырех) лет, как произошло прозрение и "обращение" к моей "замшелой" идее, что Страсбург - это для того, что бы его решение на стену повесить. А по жизни он ничем не помогает. Уже хорошо. Не хря, можно сказать, бумагу изводил. Далее господин генерал, говорит, что пора Михаил Борисовичу призвать всех на баррикады. Ну дальше конечно понятно что будет: "Вы жертвою пали в борьбе роковой". Чувствуется, что хочется... хочется Алексею Петровичу выпросить у товарища Зю ленинский броневичок. Не для себя, понятное дело. Для Ходорковского. Использую возможность что бы подчеркнуть мое к этому отношение: дай Бог Михаилу Борисовичу мудрости не слушать тех, кто хочет давить ежей чужыим задом. Я очень надеюсь, что Ходорковский будет думать прежде всего о семье, себе, Лебедеве, ни и о прочих пострадавших, по возможности.

Игорь Иваныч рассказывает.
lawyer
dmitrygololobov
— А дело ЮКОСа?

— Мне кажется, нам надо спокойно отделить реальные факты от политики и слухов — и тогда все предстанет в истинном свете. Налоговые претензии предъявлялись не только к ЮКОСу, но и к другим компаниям, насколько мне известно. Одни компании урегулировали свои налоговые споры путем соответствующих выплат в бюджет, а другие предпочли судебные решения. И я напомню, что все решения налоговых органов были закреплены в судах. Не производилось никаких экспроприаций! Более того, даже банкротство ЮКОСа было инициировано группой иностранных инвесторов, которую возглавлял «Сосьете женераль», французский банк.

Я считаю, что подход был ко всем равный. Кто-то выбрал для себя путь компенсаций в бюджет, а кто-то — путь судебных процедур. Каждый сделал свой выбор и работал так, как считал необходимым. Но только не надо при этом нарушать закон: ни по налогам, ни тем более по уголовщине.

Напомню, что шлейфом за ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж. Эти дела расследованы, доказаны мотивы убийств, предъявлены орудия преступлений. Виновные изобличены и наказаны по суду. Например, получил пожизненное заключение глава отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Пичугин, у которого руки по локоть в крови.

Многие сегодня об этом предпочитают забыть. Но разве можно выбросить из памяти жертв этих преступлений? Можно ли забыть убитого мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, которого в день рождения Ходорковского бандиты расстреляли средь бела дня на людной улице, когда он шел на работу? А вспомните об убийстве предпринимателя Валентины Корнеевой, застреленной киллером у дверей ее квартиры на глазах у собственного мужа! Ее магазин «Чай» на Покровке в Москве приглянулся банку «Менатеп», в котором тогда находились кабинеты Ходорковского, Невзлина, Лебедева. Банк расширял свои офисные помещения, и здание магазина решено было отнять любым способом. В конце концов несговорчивой женщине киллер пустил пулю в висок.

Вспомните, что происходило с этими людьми, пытавшимися добиться от ЮКОСа компромисса в защите собственных имущественных прав. Вспомните историю с Евгением Рыбиным: он пережил два покушения, его взрывали и расстреливали, его шофер погиб, его охраннику взрывом оторвало ноги!

А подрыв квартиры матери журналистки Ольги Костиной, которая, работая в ЮКОСе, посмела иметь собственное мнение? Киллеры пришли в два часа ночи в дом ее родителей и взорвали квартиру, не считаясь с тем даже, что жертвами могли стать десятки людей.

По всем этим эпизодам вынесены судебные решения, осуждены их конкретные исполнители. И что, руководство ЮКОСа не имеет отношения к тому, что организовывала его служба безопасности? А вы нас упрекаете, что визу Браудеру не дали…

С беззаконием и преступностью необходимо бороться, где бы они ни совершались и какой бы характер ни носили. У людей, идущих на преступление, другая психология. За одним преступлением у них следует другое преступление и параллельно готовится третье.
ВЕДОМОСТИ - «Изменилось все. Мы – другая страна!», - Игорь Сечин, заместитель председателя правительства России
__________________________________________________________________________________________
В устах Сечина "властная формула" дела Юкоса звучит очень просто: "руки по локоть в крови". Остальное, судя по объему текста, даже не второстепенно, а третьестепенно. Думаю, что в ближайшее время мы ничего нового не услышим и все будет скатываться именно туда. Вопрос только "в отношении" к преступлениям.