?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Ненужные мысли
lawyer
dmitrygololobov
Сколько не читаю про общественную поддержку по делу Юкоса-Ходорковского (ну и своему, конечно, тоже) не перестаю удивляться некоторым обстоятельствам как-то «проплывающим» мимо общественного внимания. Сколько из бывших руководителей Юкоса поддерживают МБХ? Много ли вы видели публичных выступлений людей из той, как минимум тысячи, менеджеров уровня «чуть ниже Правления»? А ведь они реально руководители компанией и могут сказать, что в ней было плохо и что хорошо. На «неправильные» мысли об этом меня наталкивает то, когда я вижу сколько бывших менеджеров Юкоса трудится в Газпроме, Роснефти, оргкомитете Сочи 2014, ездит на Селигер и вообще всячески и всевозможно крепит экономическую основу того режима, против которого активно борется Ходорковский. Нет, я отнюдь, ничего плохого не хочу сказать об этих людях. Работают и пусть себе работают. Я хочу сказать, что, по факту, Михаил Борисович бьётся не толко с Путиным, а и с «прежним» Юкосом, который на Путина, Сечина и Ко работает, отнюдь не хуже, чем он работал на Ходорковского. Только можно ли победить самого себя?

Мелкий идиотизм
lawyer
dmitrygololobov
  А все началось с того, что 16 декабря я услышала по телевидению заявление Владимира Путина во время прямой линии, транслировавшейся по федеральным телеканалам, о том, что «вина Ходорковского в суде доказана». Меня это страшно возмутило — приговор должны объявить 27 декабря, судья Данилкин находится в совещательной комнате, а Путин, не стесняясь, давит на суд, указывая, каким должен быть приговор. Он прекрасно понимает, что он делает, и прекрасно знает, что ему это сойдет с рук. И меня взяла такая злость, что я решила попытаться сделать так, чтобы это ему с рук не сошло.
   Я стала думать: что же мне делать? И на следующий день написала заявление в Следственный комитет — его начальнику Александру Бастрыкину: проверьте, нет ли в действиях господина Путина признаков преступления по статье 294 Уголовного кодекса («Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия»)? Отправила заказное письмо с уведомлением о вручении и стала ждать ответа.
   Я понимала, конечно, что они побоятся возбуждать против Путина уголовное дело, и не очень надеялась, что они ответят. Но мне ответил какой-то референт, что все передано в Следственное управление по Москве. Потом начальник отдела этого управления написал, что заявление передано в Останкинский межрайонный следственный отдел. Ответа не было очень долго, я написала повторно — и 19 марта получила безобразный ответ, свидетельствующий, что они делают все что хотят, и отмазывают кого хотят, и что власти можно все, а нам нельзя ничего.
   И. о. заместителя начальника межрайонного отдела Ильгизаров написал, что они не будут даже проводить проверку заявления, потому что доводы о вмешательстве Путина в деятельность суда «основаны на домыслах». Какие же это домыслы, если вся страна видела и слышала, что он говорил!
   Они пишут, что признаки преступления по статье 294 существуют, только если есть умысел. Интересно, а как они узнали, что у Путина не было умысла, если они ничего не проверяли? Может быть, они его вызывали на допрос? Я очень хотела бы на это посмотреть — как они посылают Путину повестку. Понятно, что ничего этого они не делали и им просто надо было от меня отмахнуться. И чтобы, не дай бог, Путина ничем не побеспокоить.
   Мне очень хотелось бы, чтобы об этом безобразии узнали наши сограждане: что прокуратура и следственный комитет, когда им сообщают о возможном преступлении со стороны начальства, ничего не расследуют и ничего не проверяют. Я ведь не просила немедленно возбудить уголовное дело!
   Я просила хотя бы проверить — но мне и в этом отказали. Разумеется, я буду жаловаться на такой ответ. И еще меня возмущает, что журналистов и общественность обвиняют в том, что они «давили на суд». И что судья Данилкин якобы находился под страшным давлением, вынося приговор. Это же все с ног на голову переворачивают! Какие у нас возможности давить на суд? Никаких. Мы можем только писать, говорить и возмущаться. Но здесь они видят «давление», а со стороны Путина — не видят.
Откуда они знают, что у Путина не было умысла? | Новая Газета в Санкт-Петербурге, 2011 год, №19 |
NovayaGazeta.Spb.Ru

______________________________________________________________________________________________
Если ихсодить из логики аффтора этой фигни, то американский суд должен был рассотреть вот это дело Riches v. Khodorkovsky et al, где этот самый Riches требовал, что бы Ходорковский оплатил все его судебные расходы просто потому что он богаты и в такой же ситуации, как и Riches. Суд просто сказал, что по закону имеет право идиотскими жалобами не заниматься, что в общем то сделала, и наша "кондовая" прокуратура. В оющем что-то делать надо, но не идиотничать же.

Отделение агнцев от козлищ
lawyer
dmitrygololobov
Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ сообщает, что в адрес членов Совета от международных общественных организаций поступают запросы об участии в правозащитной и общественной деятельности супруги экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Елены Батуриной и бывшего депутата Госдумы от ЛДПР Ашота Егиазаряна, которые в настоящий момент находятся за пределами Российской Федерации.

В этой связи Совет заявил о том, что ему неизвестно о какой-либо правозащитной либо общественной деятельности указанных лиц, передает ПРАЙМ-ТАСС.

Ранее член Совета Кирилл Кабанов, отвечая на вопрос СМИ о Батуриной и Егиазаряне, назвал использование ими правозащитной тематики для того, чтобы добиться статуса политического беженца за рубежом, – "игрой на костях". В частности, Егиазарян обращался в штаб-квартиру Transparency International в Берлине с просьбой разместить на сайте организации информацию о том, что он является жертвой рейдерского захвата и коррупционного режима.

Кирилл Кабанов также заявил, что подобных "политических беженцев", которые "коррупционным путем заработали миллиарды", сегодня много, и поскольку такие люди являются субъектами не гражданского права, а уголовного, то с ними должны разбираться правоохранительные органы.

Другой член Совета Людмила Алексеева обратила внимание на журналистcкое расследование "Новой газеты", которое документально продемонстрировало, что "те пожертвования, о которых сообщил Егиазарян на сайте, на самом деле никто не получал".

Новости NEWSru.com :: Российские правозащитники заявили, что Батурина и Егиазарян не имеют никакого отношения к правозащитной деятельности
________________________________________________________________________________________________
Теперь у нас будут "истинные политические беженцы" и "политические беженцы - оборотни", что, в общем то, и неудивительно. Хороший способ резко увеличить финансирование правозащитного движения.

Интересная политика
lawyer
dmitrygololobov

Стокгольмский арбитражный суд запретил проводить сделку между британской ВР и Роснефтью

24.03.2011 21:31 Она предусматривает обмен акциями и совместную работу на шельфе Арктики



_______________________________________________________________________________________________________
Ужасно анти-юкосовское решение. Получается, что МБХ ну чуть-чуть ВВП коррупцией попугал, ну нефтепровод предоложил не туда построить. А тут ПРЯМО на государственный интерес наезжают, на любимую мозоль...тьфу ты... Роснефть, да еще через английские суды. И до сих пор не в Матроске!!! Вот тебе и политическая мотивация и кровавый путинский режим!