?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Точки зрения: тандем полезен для заключенных (исключительно перепост)
lawyer
dmitrygololobov
Взгляд изнутри

a_skirko1602
August 6th, 22:09
В своем комментарии к посту fritzmorgen "Взгляд гостя" я затронул принципиальную деталь изменений, произошедших в зонах за последние 10 лет. В связи с закрытостью пенетенциарной системы и естественном недостатке информации из этой структуры, уважаемый блогер намекнул на возможный вариант восполнения провела, что я и делаю, взявшись за этот пост.

В самом начале, чтобы небыло ни прямых указаний, ни намеков на ангажированность, скажу.
Я, как никто другой, пострадал от политики Путина по строительству вертикали власти, которая загнала в угол и, без того слабое, правозащитное движение в России и породила полную безнаказанность судей, что привело к откровенной и циничной организации судебных расправ по целому ряду уголовных дел.

В качестве примера привожу своё уголовное дело и отклик на него одного из ведущих экспертов по уголовному праву в РФ, члена экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, А.В. Бабушкина. ("И, всё-таки, она вертится.")

Документы, неопровержимо доказывающие преступление, совершенное судьей Самарского областного суда, Журба Е.А., по ст. 303 ч.3 УК РФ, опубликованы здесь: "Жалоба Уполномоченному".

Но она продолжает судить. А я, как водится в лучших традициях Российского правосудия, продолжаю сидеть по сфабрикованомну делу.
Достаточно вспомнить в этой связи передачу Малахова на 1ом канале, когда пятеро осужденных "чистосердечно" признавшихся в убийстве и утоплении трупа, беседовали в прямом эфире с этим самым "трупом", пришедшим на передачу. Хотя родственники, в течении года обивали пороги и требовали освобождения сыновей по факту отсутствия события преступления.
В этой же связи (отсутствие ангажированности) уместно напомнить, что я никогда не дружил с коррумпированной и ворующей частью администраций колоний и прокуратуры по надзору в Самарской области.
А жестокий конфликт с начальником колонии N10, вором и вымогателем п-ком вн. сл. Борзых В.В. и его "крышей", прокурором по надзору в Самарской области, Шуваткиным А.В., которого я пытался привлечь к суду; частично описан в посту "Супянка сборная".

Теперь, Господа, когда Вы понимаете, что мне не за что любить ни судебную, ни пенетенциарную системы в РФ, я буду говорить об изменениях, произошедших в зонах за предыдущие 10 лет. Но прежде, позволю себе ещё один акцент.
Мне осталось 6 месяцев 15 дней до звонка и полностью наплевать на условно-досрочное освобождение, по причине его бессмысленности в связи с ничтожным сроком в остатке.

Я был арестован 18 февраля 2001 года. Жестоко избитого, с 5ю сломаными ребрами, меня занесли в камеру N0 ИВС Центрального района г. Тольятти, четверо садистов в милицейских погонах.
В камере было несколько грязных тряпок, деревянные полы, стены типа "шуба" (сидельцы знают этот клоповник) и бак для экскрементов, именуемый "парашей".
Всё, больше ничего. Ничего, это и значит - ничего. Никаких нар, шконок или иных приспособлений для сна.
Вонь, исходящая от параши, не тревожила мой сломаный нос, но ела глаза.
Трое суток я ходил под себя из-за физической немощи. А следующие 3 недели, каждое движение доставляло мне жестокую боль.

Кормили 2 раза в сутки в обед и ужин. Утром давали только кипяток. В обед суп, в котором плавало несколько крупинок пшена или перловки и, если повезло, пару маленьких кусочков картошки. Жиринки - ни одной. На второе , каша. Это, свареная на воде сечка, иногда соленая. Есть её можно было только после недельной голодовки. Третьего небыло совсем. На ужин подавали кашу. И вот здесь, она в каждом втором случае была с отработкой масла, как из фритюрницы. На третье, чай без сахара.
Медицинское обслуживание ограничивалось выдачей медсестрой таблеток аспирина и парацетамола. А если кто-то пожалуется на головные и желудочные боли одновременно, то таблетка анальгина разламывалась пополам и больному сообщали, что вот это от головы, а это от желудка. Смотри не перепутай!
Если кто-то думает, что я утрирую, то отвечу, что ничего подобного, Господа. Это было проявлением недюжинного милицейского юмора и имело место на самом деле.
Вызвать скорую мне удалось только в зал суда через 5 месяцев после ареста. Врачи потребовали госпитализации, а судья отказала.
Но это уже другая история.
Требовать адвоката не имеет смысла. Его тебе не позовут, если следствию это невыгодно. В крайнем случае и только при особо тяжкой статье, могут пригласить своего (ангажированного)

Весь 2011 год, Господа, я несколько раз этапировался в г. Тольятти на суд над мошенником Удовиным Е.П. и находился в ИВС Автозаводского района.
Что изменилось?

А изменилось многое.
В ИВС не бьют. Более того, не принимают для содержания без медицинского освидетельствования в случае видимых следов побоев или жалобы арестованного. Во всяком случае, за 4 месяца общего времени моего пребывания там в этом году, я ни разу не слышал криков. Тогда как в 2001ом за 3 только дня можно было не один раз услышать вопли.
В каждой камере железные 2х ярусные шконки и отхожее место с чугунным унитазом старой конструкции.
На каждого содержащегоря матрас подушка и чистое постельное белье.
Стены остались под "шубу" и утром на белых простынях всегда находишь кровавые следы от раздавленных клопов.
Персонал изолятора не хамит, обращается на Вы, реагирует на текущие просьбы, вплоть до кратковременной выдачи ножа для нарезки сала или овощей из передачи. Естественно под контролем.
По заявлению, принимает начальник изолятора и звонит по просьбе, адвокату или родственникам.
А когда арестовали меня в 2001ом, никто, в течении трех месяцев с февраля по май, не знал где я нахожусь.
Кормят 3 раза в сутки. Утром сладкий чай и каша на сале или с растительным маслом.
То безобразие, описанное в "Супянке сборной", что творилось в ИВС Автозаводского района имело место только там и прекратилось после выхода моей статьи (надо сказать, я был удивлен) В следующий приезд туда, меня накормили гороховым супом.
На ужин дают котлеты и в них кроме сала и хлеба есть даже мясо.
Медицинское обслуживание медикаментами не блещет, но скорую вызывают по первому требованию и если врач говорит, что надо везти в больницу, это исполняется.
Так, меня возили в городскую дежурную больницу в 22. 00 часа вечера по требованию врача из скорой.
На счет адвоката я уже говорил. Начальник изолятора в руки телефон не дает, но включает громкую и задержаный сам слышит ответы адвоката или родственника.

Изменения в тюрьме.
Прежде всего они касаются персонала. Хамское обращение и избиения дубинками ушли в прошлое. Пресс хаты, тоже пропали. Безусловно, у отдельных оперов есть свои палачи, которые могут достать любого человека в любой камере и спровоцировать на драку, но делать это стало на много труднее.
По требованию арестованного и при наличии конфликта или иной опасности, его могут перевести в другую камеру, для обеспечения безопасности.
Более того, появились камеры для некурящих и при наличии медицинских показаний, так же, могут перевести туда.
Именно по медицинским показаниям (гипертония 3й стадии) я сумел добиться перевода из камеры N6 в камеру на "спецах" к легендарному убийце С. Козлову. ("Зазеркалье" и "Восьмое чудо света")

Очень важное новшество! Администрации СИЗО запретили содержать в камерах больше человек, чем количество спальных мест (шконок) Это исключило один из постоянных поводов для конфликтов.
В настоящее время идет замена "машек" (чугунный унитаз старой конструкции) см. "Разговор с унитазом", на нормальные бытовые унитазы.
Существенные изменения произошли в питании содержащихся в СИЗО.
Если в 2001ом там не пахло ни мясом ни рыбой, пахло только "ангидридом" (зловонная перекисшая квашеная капуста) то сейчас выдают порционное мясо и порционную рыбу. А "ангидрид" появляется редко и намного лучшего качества.
Это не означает, что все продукты и по всем нормам доходят по предназначению. Уловки современных воришек на всех уровнях становятся всё изощреннее, но сам факт того, что часть этого меню, всё-таки, добирается до арестованных, говорит о многом.
Ещё одно интересное наблюдение. За время поездок на суды в этом году я заметил, что среди вертухаев в СИЗО стали появляться люди, которые искренне откликаются на мелкие затруднения арестованных.
Приведу пример. У меня кончилась паста в авторучке. В тюремном ларьке ручек не оказалось. Я задал этот вопрос старшему смены на проверке и он мне через час принес ручку. Хотя, к его служебным обязанностям это не относится ни с какой стороны.
Подобное я наблюдал не один раз. С моей точки зрения, в системе стали оставаться люди, которые раньше уходили из-за крайне антогонистических отношений к ним спецконтингента. Сейчас же, после запрета на дубинки и хамство, эти отношения стали лучше. И среди вертухаев откровенного дерьма поуменьшилось.

И, наконец, изменения в зонах.
Кроме существенного изменения в питании, а оно произошло и здесь, в зонах убрали негативное звено в цепочке "системы воспитания". Этим звеном являлась добровольная секция поддержания дисциплины и порядка (СДП) Она воспитывала (читай требовала) в заключенных дух доносительства и предательства за мелкие подачки администрации.
Происходили постоянные, иногда кровавые, стычки между членами СДП и другими заключенными.

"... идея создания самодеятельных организаций, как идея пятой колонны от администрации - СДП и другие секции - изначально была расчитана в целях дополнительного инструмента управления "спецконтингентом". А в некоторых случаях - и как инструмент подавления."
Борис Пантелеев. Руководитель Санкт-Петербургского отделения правозащитной организации "Комитет за гражданские права".

Теперь этих секций нету. "Козлы" никуда не делись, но их уже не заставляют писать ни лживых, ни правдивых доносов и количество стычек заметно снизилось. А те, что происходят, носят менее жестокий характер. На этом фоне улучшились отношения между осужденными и администрацией.
СДПшные пропускные будки разрушены, а открывающие ворота локальных участков менты, сигареты и чай не вымогают.
Общий климат отношении в зонах стал спокойнее.

Ещё одна интересная деталь. 1,5-2 года назад в зонах имели место торговцы героином из числа администрации. Их знали все, но наркотики получали лично, единицы. Если кто-то считает Господа, что я сгущаю краски, то поинтересуйтесь у сидевших, ответ будет аналогичным.
К настоящему времени все эти люди по-тихому куда-то уволились.

Повторяюсь, у меня нету любви к тюремщикам, но существенные перемены в лучшую сторону здесь происходят и начались они в середине 00-х. А с появлением нового директора ФСИН, существенно ускорились.
Безусловно, львиная доля всех заслуг в области перемен в тюремной системе лежит на плечах правозащитников.
Однако, решился на эти преобразования г-н Реймер А.А. и надо отдать ему должное.

Выводы:

Пенетенциарная система, Господа, одна из наиболее закрытых и консервативных. Но, вместе с тем, она является индикатором состояния общества в целом. Все его пороки здесь видны наиболее ярко. И изменения, идущие в местах лишения свободы, надежно показывают вектор движения всего общества.

Я доверяю тандему. Считаю, такую его комбинацию, наиболее эффективной. Уверен, что это лучшие лидеры государства, которые были за весь период моей жизни.
Буду посильно помогать им во всех хороших начинаниях и нещадно критиковать за ошибки, коих безусловно, не может не быть.

Изложена моя сугубо личная точка зрения на процессы внутри пенетенциарной системы.

http://a-skirko1602.livejournal.com/57674.html
____________________________________________________________________________________________________________________
А что, человек "с опытом" пишет....