?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Пятничный неполиткорректный глум
lawyer
dmitrygololobov
Двенадцать подвигов Путина

ibigdan
29 сентября, 22:30
Подвиг первый
Путин обчищает Юкосовы конюшни и вводит царя Ходора в Матросское царство

При дворе царя юкосов Ходора скопилось огромное количество грязных нефтедолларов и царь уже не знал, что делать с этим огромным, но грязным богатством. Он платил миллиарды налогов направо и налево, содержал много ораторов, организовал даже небольшой Детский фонд, но денег не убывало.
Тогда боги решили пригласить Путина. Путин быстро понял, что обычной лопатой такую гору не разгребёшь. Он позвонил в Генпрокуратуру и направил мощный поток проверок прямо в гущу грязных денег. И бурная Генпрокуратура за каких то два года решила проблему!
Царь Ходор хотел по-царски наградить героя, но ему было уже нечем, и он от горя уехал далеко на Восток и в задумчивости сел в тюрьму

Отсатльные подвиги здесь: http://ibigdan.livejournal.com/9357395.html#cutid1

Исчите себя, товарищи и господа.
lawyer
dmitrygololobov
Forbes</td>

Запущен сайт Rusleaks.com, где о некоторых россиянах можно узнать почти все

</td>

В четверг появился сайт Rusleaks.com, на котором в открытом доступе размещено 185 баз данных по российским физическим лицам и компаниям. Сайт предлагает поиск по базам МВД, ФСБ, налоговой инспекции, ГИБДД и ФАС. При поиске физических лиц в некоторых случаях выдается довольно большой объем данных – адреса и телефоны, паспортные данные, ИНН, сведения о месте работы, выданных кредитах или отказе в кредитах, купленных железнодорожных и авиабилетах.

Читать далее


Только здесь: Пресс-релиз ЕСПЧ по делу Юкоса на русском - не дай сделать себя дураком - читай сам
lawyer
dmitrygololobov
Европейский суд по правам человека вынес решение, в соответствии с которым Россия не злоупотребляла юридическими процедурами в отношении ЮКОСа с целью уничтожения компании—однако были выявлены нарушения прав человека

Европейский суд по правам человека сегодня вынес решение по делу ОАО Нефтяная компания ЮКОС против России (заявление № 14902/04).
Дело касалось налоговых и правоприменительных действий осуществленных в отношении российской нефтяной компании, ОАО Нефтяная компания ЮКОС (ЮКОС), что в конечном счете привело к ее ликвидации.
В своем решении, которое не окончательно и не касается вопроса компенсации за нанесенный ущерб и издержки, Суд постановил следующее:
Шестью голосами против одного, дело было принято к рассмотрению судом;
Шестью голосами против одного, суд постановил что имело место нарушение параграфа 1 и параграфа 3(б) Статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской конвенции по правам человека, в процессе осуществления правоприменительных действий в отношении налогообложения компании ЮКОС, так как у компании не было достаточно времени для подготовки своей позиции защиты в нижестоящих судах;
Четырьмя голосами против трех, суд постановил что имело место нарушение Статьи 1 Протокола 1 (защита прав собственности) Конвенции, в отношении налогообложения за период 2000-2001 г.г., касательно начисления и наложения пени и штрафов;
Единогласно, суд постановил что не было нарушения Статьи 1 Протокола 1 в отношении других видов налогообложения в период с 2000 по 2003 г.г.
Единогласно, суд постановил что не было нарушения Статьи 14 (запрет дискриминации), вместе со Статьей 1 Протокола 1 в отношении того, применялось ли дискриминационное отношение к компании ЮКОС по сравнению с другими компаниями;
Пятью голосами против двух, суд постановил, что имело место нарушение Статьи 1 Протокола 1 на основании того, что российские власти допустили осуществление несоразмерных правоприменительных действий;
Единогласно, суд установил отсутствие нарушения Статьи 18 (Пределы использования нарушений в отношении прав), вместе со Статьей 1 Протокола 1, применительно к вопросу использовали ли российские власти непропорционально судебные и юридические процедуры с целью уничтожения компании ЮКОС и захвата ее активов; а также
Единогласно было установлено, что суд не готов вынести решение о применимости Статьи 41 (справедливая компенсация) к настоящему делу.

Основные факты
Заявитель, ОАО Нефтяная компания ЮКОС (ЮКОС), была одной из самых крупных нефтяных компаний России и самым успешным бизнесом. Зарегистрированная в городе Нефтеюганске Ханты-Мансийского автономного округа России, она была государственной до 1995-1996 г.г., когда она была приватизирована.
В конце 2002 г., в отношении ЮКОСа начали проводиться целый ряд налоговых проверок и процедур, в результате которых компания была признана виновной в совершении неоднократного налогового мошенничества, в частности за использование нелегальных схем ухода от налогов связанного с созданием и использованием подставных компаний в период 2000- 2003 г.г.
15-го апреля 2004 г. в отношении ЮКОСа был инициирован судебный процесс за налоговый период 2000 года и компании было запрещено распродавать некоторые активы до момента окончания дела. 26-го мая 2004 г. Арбитражный суд города Москвы постановил взыскать 99 375 110 548 рублей (приблизительно 2 847 497 802 Евро) в качестве недоуплаченных налоговых отчислений, процентов и штрафов. После вынесения решения ЮКОС подал на апелляцию, и апелляционная инстанция начала рассматривать иск 18 июня 2004 г. 29-го июня 2004 г. апелляционный суд отклонил жалобы компании, включая все те нарушения в процедурных вопросах и отсутствие времени на подготовку защиты.
7-го июля 2004 г. ЮКОС подал кассационную жалобу в отношении решений от 26-го и 29-го июня 2004 г., и одновременно предпринял попытку оспорить решения в Высшем арбитражном суде РФ. ЮКОС утверждал, помимо всего прочего, что прошла исковая давность в отношении вопросов затрагиваемых в иске; в соответствии со Статьей 113 Налогового Кодекса РФ, налогоплательщик был обязан платить штрафы за налоговые преступления только в течение периода трех лет, который начинал действовать в момент окончания отчетного налогового периода.
Президиум Высшего арбитражного суда (Президиум) запрашивал мнение Конституционного суда РФ, который 14-го июля 2005 г. подтвердил действие срока давности в соответствии со Статьей 113. Однако, в случаях если налогоплательщик препятствовал налоговому надзору и осуществлению налоговых проверок, срок давности приостанавливался в момент когда обнародовались результаты налоговых проверок. На основании данного определения, 4-го октября 2005 г., Президиум отклонил апелляционную жалобу ЮКОСа, постановив что срок давности не действовал, так как ЮКОС активно препятствовал налоговым проверкам, а налоговый отчет Министерства по налогам и сборам за 2000 г., был представлен ЮКОСу 29-го декабря 2003 г., а именно в течение трех лет.
В апреле 2004 г. российские власти также инициировали правоприменительные (исполнительные) действия, в результате которых: активы ЮКОСа внутри России оказались арестованными, банковские счета во внутренних банках замороженными, а акции российских дочерних предприятий под контролем других лиц.
2-го сентября 2004 г. Министерство по налогам и сборам выявило, что ЮКОС использовал аналогичные налоговые схемы и в 2001 г. На основании того, что незадолго до этого уже была установлена виновность за подобное преступление, наказание (взыскиваемая сумма) было увеличено вдвое.
В целом: за период 2001-го налогового года, ЮКОС должен был выплатить 132 539 253 849,78 рублей (приблизительно 3 710 836 129 Евро); за 2002 г.— 192 537 006 448,58 рублей (4 344 549 434 Евро); а за 2003 г.— 155 140 099 967, 37 рублей (4 318 143 482 Евро).
От ЮКОСа также потребовали оплатить судебным исполнителям испольнительсткий сбор на уровне 7% от всей суммы долга, оплата которого не могла быть отсрочена или отменена.
От компании требовалось оплатить все три суммы в рамках очень строгих временных рамок, и компания сделала несколько безуспешных попыток отсрочить крайний срок выплаты средств.
20-го июля 2004 г., Министерство юстиции объявило о предстоящей продаже ОАО Югансткнефтегаз, основного дочернего производственного предприятия ЮКОСа (и тем самым самого ценного актива). 19-го декабря 2004 г., 76.79% акций ОАО Юганскнефтегаз были проданы через аукцион с целью погашения налоговых задолженностей ЮКОСа. Двумя днями ранее, судебные приставы просчитали, что консолидированный долг ЮКОСа составляет 344 222 156 424,22 рублей (9 210 844 560,93 Евро).
Компания ЮКОС была объявлена банкротом 4-го августа 2006 г. и ликвидирована 12-го ноября 2007 г.

Жалобы, процедуры и состав суда
Иск был подан в суд 23-го апреля 2004 г. и частично был принят к рассмотрению 29-го января 2009 г. Палата принимавшая участие в слушаниях дела, заседала в четверг 4-го марта 2010 г.
ЮКОС жаловался о незаконности процедур касавшихся собственных налоговых обязательств за период 2000 года, а также несоблюдение закона и отсутствие соразмерности действий государства в отношении налогового обложения в течение периода 2000-2003 годов и его последующего исполнения. Компания утверждала что понуждение к исполнению налоговых обязательств была намеренно скоординировано с целью предотвращения выплаты долгов; в частности захват активов компании в ходе судебного процесса не дал возможности компании выплатить долги. Также ЮКОС жаловался о следующем: 7%-ном исполнительском сборе; коротких сроках установленных для добровольного погашения долгов в рамках налогообложения 2000-2003 г.г.; а также, принудительной продаже ОАО Юганскнефтегаз. ЮКОС далее заявлял что интерпретация суда применяемых законов была выборочной и беспрецедентной, так как многие российские компании также использовали зоны со льготным налогообложением внутри страны. Указывалось также на то что власти не только терпели но и поддерживали методы используемые для оптимизации налогообложения. Далее также говорилось о том, что законодательство разрешало подобную оптимизацию.
ЮКОС ссылался на положения Статьи 6, Статьи 1 Протокола 1, а также Статьи 1 (обязательство уважать права человека), 13 (право на эффективное средство правовой защиты), 14, 18 и 7 (наказание исключительно на основании закона).
В соответствии со статьей 41, ЮКОС представил следующие требования: 81 миллиард Евро и ежедневно начисляемая пеня за просрочку платежа в размере 29 577 848 Евро в качестве денежной компенсации за убытки, а также «не менее чем 100 000 Евро» за причинение морального ущерба и 171 444,60 Евро в качестве компенсации за различные расходы и судебные издержки.
Судебное решение было вынесено Палатой из семи представителей, состоявшая из следующих судей:
Христос Розакис (Греция), Президент,
Нина Ваджич (Хорватия),
Ханлар Хаджиев (Азербайджан),
Дин Шпилманн (Люксембург),
Сверре Эрик Джебенс (Норвегия),
Джиорджио Малинвери (Швейария), судья
Андрей Юрьевич Бушев (Россия), специально назначенный судья,
А также Сорен Нильсен, регистратор секции.

Решение суда
Суд рассмотрел возможность принятия дела к рассмотрению на основании параграфа 2 статьи 35 Конвенции, в соответствии с которой суд не может рассматривать дела, которые уже приняты к рассмотрению другой международной инстанцией и которые не предлагают каких-либо новых аспектов и вопросов.
Суд постановил, что процесс инициированный мажоритарными акционерами ЮКОСа в Постоянном арбитражном суде в Гааге, а также другие судебные разбирательства, возникшие на основании двусторонних договоров о защите прав инвесторов между миноритарными акционерами ЮКОСа по сути не касались тех же вопросов, что и дело рассматриваемое Палатой. Заявители в рамках тех процессов были акционерами компании ЮКОС, действовавшие как инвесторы, а не сама компания ЮКОС, которая в тот момент была независимым юридическим лицом. Суд далее принял во внимание, что рассматриваемое сегодня дело было инициировано компанией ЮКОС от своего имени. Соответственно, стороны различны в тех арбитражных разбирательствах и в рассматриваемом сегодня деле, а рассматриваемые вопросы не были «по существу аналогичными» в рамках требований параграфа 2(б) статьи 35 Европейской конвенции. Суд, таким образом, постановил, шестью голосами против одного, что данное заявление могло быть принято к рассмотрению.

Положения Статьи 6 (1) и (3)(б)
Что касается правоприменительных действий и судебных процессов в отношении налогообложения в 2000 г., суд выявил нарушение Статей 6 (1) и 6 (3)(б), по следующим основаниям:
• Прежде всего, у компании ЮКОС не было достаточно времени на изучение дел (по крайней мере 43 000 страниц);
• Короткий интервал (21 день) между окончанием процесса в суде первой инстанции (решение суда было вынесено 28-го мая 2004 г.) и началом процесса в апелляционной инстанции (18-го июня 2004 г.), не позволил ЮКОСу эффективно выработать аргументированную позицию защиты, и полностью подготовиться к судебному процессу в рамках апелляции (из-за сокращения законного срока на подачу апелляции на девять дней).
Однако, суд не нашел подтверждения следующему: что действия против ЮКОСа были несправедливыми или же были основаны на произволе властей; что несправедливые или же произвольные ограничения были наложены судом на юристов ЮКОСа в процессе слушаний; что Московский городской суд выносил окончательное решение без достаточного изучения доказательств; или же что доступ ЮКОСа к судебной кассации был несправедливо ограничен.

Статья 1 Протокола 1.
Налогообложение в 2000-2001 г.г.
Учитывая что правоприменительные действия связанные с налогообложением ЮКОСа были по сути уголовными, суд напоминает что только закон может определить состав уголовного преступления и соответствующее наказание, а сам закон должен быть предсказуемым и доступным для ознакомления. Решение от 14-го июля 2005 г. изменило применимые правила по поводу срока давности, введя в действия исключение которое повлияло на ход процесса, связанного с правоприменительными действиями по налогообложению за 2000 г.
По убеждению ЮКОСа, учитывая Статью 122 Налогового кодекса, правоприменительные действия в отношении налогообложения за 2000 г. стали основанием для возникновения ответственности за повторное правонарушение, что выразилось в штрафах наложенных в рамках процесса по налогообложению за 2001 г.
Суд, таким образом, выявил нарушение Статьи 1 Протокола 1 в отношении наложения и вычисления штрафов за налоговые периоды 2000-2001 г.г. по двум эпизодам, а именно изменение задним числом тех правил, которые касались срока давности, а также последующее удвоение штрафов за налоговый период 2001 г.

Налогообложение связанное с налоговыми периодами за 2000-2003 г.г.
Суд определил что остальное налогообложение за период 2000-2003 г.г. было законным, предпринималось в законных целях (уплата налогов) и соразмерно. Требования в рамках налогообложения не были чрезмерно высоки и ничего не говорило о том, что размеры штрафов или процентов платежей применялись индивидуально или же были бы чрезмерной финансовой нагрузкой на компанию ЮКОС. Суд таким образом не выявил нарушения Статьи 1 Протокола 1 в отношении остального налогообложения за периоды 2000-2003 г.г.

Правоприменительные действия
Суд принял во внимание что принудительное исполнение долговых обязательств относящихся к периодам 2000-2003 г.г. включает в себя следующее: арест активов ЮКОСа; наложение штрафа в размере 7% общей суммы долга за принудительное исполнение; а также принудительную продажу компании ОАО Юганскнетегаз. Эти меры стали нарушением Статьи 1 Протокола 1.
В ходе реализации всех правоприменительных процедур, действия властей носили законный характер, а юридические нормы были достаточно ясными и точными в соответствии со стандартами Конвенции.
Суд принял во внимание, что ЮКОС был одним из крупнейших налогоплательщиков, а также то, что в отношении компании возникли подозрения, а затем были приняты судебные решения, признавшие компанию виновной в осуществлении схем по уходу от налогов в периоды 2000-2003 г.г. Казалось ясно, что ЮКОС не имел достаточных финансовых средств на собственных счетах внутри страны для незамедлительной оплаты налоговых задолженностей, а в свете природы и масштаба задолженности, любая третья сторона не смогла бы помочь займом или же гарантиями. Учитывая масштаб ухода от налогов, суммы задолженностей за периоды 2000-2003 г.г., а также тот факт что в соответствии с российским законодательством их следовало уплатить незамедлительно после предоставления судебного исполнительного листа, а также учитывая тот факт что суд выявил аналогичные нарушения за налоговые периоды 2000- 2001 г.г., маловероятно чтобы в момент, когда российские власти приняли решение арестовать и вынести на аукцион ОАО Югансткнефтегаз, ЮКОС был платежеспособен в рамках требований Статьи 3 Федерального закона РФ о Банкротстве, который в общем требует чтобы платежеспособный должник оплачивал свои долги «в течение трех месяцев с момента когда исполнение должно было быть произведено».
Решающей основой всего дела ЮКОСа стала скорость с которой было необходимо уплатить и с которой был проведен аукцион.
Суд посчитал что российские власти были обязаны принять во внимание аккуратно и детально все основные моменты правоприменительного процесса, но они этого не сделали. В частности, ни одно из решений даже не затрагивало альтернативные возможности их исполнения. На самом деле, является чрезвычайно важным найти некоторый баланс между всеми интересами, принимая во внимание что суммы задолженности ЮКОСа по состоянию на июль 2004 г. и изначальное решение продать с аукциона ОАО Юганскнефтегаз, поставили ЮКОС в такое положение, которое означало фатальный удар для способности ЮКОСа перенести налоговые претензии и оставаться в бизнесе.
Суд принял во внимание, что судебные исполнители были обязаны подчиняться законодательству РФ, которое могло ограничить возможности для правоприменительной практики. Однако, судебные исполнители имели значительный уровень свободы выбора в отношении решения вопроса оставить ЮКОС наплаву или нет. Суд не рассматривает продажу Юганскнефтегаза полностью безосновательной, в свете суммы налоговых требований, а также текущих и возможных требований выдвинутых против ЮКОСа. Однако, суд также учел, что прежде чем решить окончательно вопрос о продаже актива, который был единственной надеждой компании на выживание, власти должны были серьезно рассмотреть возможность применения других вариантов взыскания, особенно учитывая что активы ЮКОСа внутри страны были арестованы в соответствии с решением суда и были доступны, а ЮКОС не возражал их продаже.
Далее Суд принял во внимание тот факт, что исполнительский сбор, составлявший 7% процентов, имел фиксированную величину, которую власти отказались уменьшать, и что его следовало уплатить даже до того момента, когда ЮКОС начал бы выплачивать основную сумму долга. В данном случае, сумма долга должна была быть выплачена полностью непропорционально ожидаемой или реальной сумме исполнительских расходов. Так как ставка применялась очень жестко, ее выплата стала одним из решающих факторов для дальнейшей судьбы ЮКОСа.
Власти были непреклонно жестки в отношении всего хода осуществления правоприменительных действий, действуя очень быстро и постоянно отказываясь пойти навстречу ЮКОСу в просьбах о дополнительном времени. Подобное отсутствие гибкости имело негативные последствия на проведение всех правоприменительных действий против ЮКОСа.
Учитывая темпы осуществления правоприменительных процедур, обязательство полной выплаты исполнительского сбора и неспособность властей учитывать все последствия предпринимаемых действий, суд признал что российские власти не смогли обеспечить баланс между легитимными целями, которые они пытаются достичь, и предпринимаемыми средствами и действиями, в нарушение Статьи 1 Протокола 1.

Статья 14
Суд также утверждает что в данном деле нет ничего, что указывало бы на осведомленность со стороны налоговых властей или национальных судов, или же на их предыдущие решения, подтверждающие законность всей практики оптимизации налогов, включая использование мошеннически зарегистрированных компаний, предпринимаемую компанией ЮКОС в 2000-2003 г.г. Таким образом, невозможно утверждать, что власти либо пассивно смирились, либо активно поддерживали подобные действия.
ЮКОС не смог показать, что другие российские налогоплательщики также использовали или продолжали использовать аналогичную оптимизацию, и что в отношении компании выборочно осуществлялись правоприменительные действия. Компания применяла схемы по оптимизации значительной сложности, что включало в себя, среди всего прочего, мошенническое использование торговых компаний, зарегистрированных в регионах страны, предоставлявших налоговые льготы. Это было не просто использование льготного регионального налогообложения, что соответствовало бы законной практике.
Суд таким образом постановил, что Статья 14 не была нарушена связке со Статьей 1 Протокола 1.

Статья 18
Суд определил, что долг ЮКОСа в рамках осуществления правоприменительной практики возник связи с законными действиями российского правительства по противодействию уходу от налогов.
Принимая во внимание утверждения ЮКОСа о том, что действия государства были политически мотивированными, Суд признает что дело вызвало огромный общественный интерес. Однако, помимо уже выявленных нарушений, нет признаков проблем или недостатков в процессе против ЮКОСа, которые позволили бы Суду сделать вывод о том, что Россия неправомерно использовала данный процесс для уничтожения компании ЮКОС с целью захвата ее активов.
Таким образом, Суд не обнаружил нарушения Статьи 18 в связке со Статьей 1 Протокола 1, на основании, как утверждается, скрытой экспроприации активов ЮКОСа и намеренного уничтожения самой компании.

Другие статьи
Суд не видит необходимости рассмотрения тех же фактов отдельно, в соответствии со Статьями 7 и 13.
Судья Джебенс выразил частичное несогласие; Судья Бушев выразил частичное несогласие, частично поддержанное Судьей Хадзжиевым. Эти мнения судей прикреплены к решению в качестве приложений.
Решение обнародовано на английском языке.

Текс для перевода взят отсюда: http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/portal.asp?sessionId=79308600&skin=hudoc-pr-en&action=request