?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Без УДО.
lawyer
dmitrygololobov
МОСКВА, 7 ноября. Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский не собирается повторно подавать ходатайство об УДО. Об этом, как сообщают Вести, заявил адвокат Ходорковского Вадим Клювгант.

"Ходатайство об УДО было подано еще в марте, однако его так и не рассмотрели. Но на фоне этого был ряд судебных решений, в том числе по УДО в отношении Лебедева, взыскания, наложенные на Ходорковского руководством Сегежской колонии, а также сегодняшнее заседание суда, который признал одно из этих взысканий законным. Все это вместе и является ответом на наше ходатайство об УДО", - пояснил адвокат.

Кроме того, Клювгант добавил, что ему не до конца ясно, что произошло с первым ходатайством, поданным еще в Москве.

Напомним, что 30 декабря 2010 года Хамовнический суд Москвы приговорил Михаила Ходорковского и Платона Лебедева к 14 годам заключения за хищение нефти и отмывание денежных средств. Подсудимые и их адвокаты обжаловали это решение. В результате 24 мая этого года Мосгорсуд смягчил им наказание на 1 год.

Позднее Ходорковский и Лебедев подали ходатайства об условно-досрочном освобождении в Преображенский суд Москвы, однако материалы были возвращены. Повторно поданное ходатайство об УДО Лебедева поступило в Вельский районный суд Архангельской области. 27 июля в условно-досрочном освобождении ему было отказано.
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/moscow/2011/11/07/909479.html

Ходорковский не будет второй раз просить об УДО
_________________________________________________________________________________________________________________

Таким образом, МБХ зафиксировал свое желание сидеть до 2016 года. Жаль. Нецелесообразно сжигать за собой мосты.

Юрист, тюрьма и смерть
lawyer
dmitrygololobov
Светлана Бахмина

Этот текст написан Светланой Бахминой в соавторстве с Дмитрием Гололобовым.

Юристов сажали, сажают и будут сажать. Более того, они умирали, умирают и будут умирать в тюрьмах и вне их. Для этого есть много предпосылок, и общее состояние законности в стране, способствующее произволу властей, – лишь одна из важнейших.

В октябре в Великобритании вступает в силу новый Кодекс поведения юристов. Хотя предыдущий был введен совсем недавно. Но решили, что устарел. Новый - сложный документ: принципы, результаты, разъяснения, индикативные нормы поведения. Он начинается словами: «Вы должны поддерживать законность и надлежащее осуществление правосудия».

Российский закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 2002 года тоже содержит статью седьмую, которая гласит: «Адвокат обязан... честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами». Все, что на основании этого закона было принято, уместится на одной десятой британского кодекса. Об обязанностях же огромной армии «неотрегулированных» юристов закон не говорит ни слова. Если только применительно к особым ситуациям, и то – Уголовный кодекс.

Российские юристы все и дружно жалуются, что государство, полиция, прокуратура, суды и следствие их гнобят. Душат. Не дают нормально жить, развиваться и способствовать защите законности и правопорядка. Это, фактически, аксиома. Обсуждение вопроса, сколько в этой аксиоме правды, а сколько профессионального фарисейства – практически табу.

Начнем с печального, но необходимого примера. Можно составить большой список таинственных смертей юристов, но мы, чтобы не затронуть ничих интересов, напомним только две фамилии из недавнего прошлого: Рожецкин и Кертис. Вроде и не российские юристы. Но это всего лишь формальная оболочка. Оба из них были связаны с российским бизнесом «лихих» 90-х более чем прочно. Практически – до смерти. Один «держал» зарубежную структуру ЮКОСа и получал по 20 миллионов за сделку по простому «перечислению» откаченных средств от Березовского, у другого в результате долгой плодотворной карьеры в России, оказалось как-то подозрительно много акций крупнейшего сотового оператора в надежном офшоре.

Хотя обе смерти были как-то расследованы и  «закрыты» формальными решениями соответствующих органов, всем было очевидно, что эти люди оказались в том месте, где были не случайно и не случайно же умерли. Вывод по двум этим различным по форме, но удивительно одинаковым, по сути, историям один и тот же: когда юрист начинает заниматься «связанными с юриспруденцией бизнесами» и зарабатывать на этом, его шансы «плохо кончить» увеличиваются во много раз. Начинает он этим заниматься, когда ему это позволено: то есть правил нет, никто не смотрит, главное – срубить денег и не попасться. Именно так это выглядит в России сейчас.

Действительность предельно проста и неприглядна до такой степени, что в лицо ей смотреть совсем не хочется: в ситуации, когда в стране 0,8 процента оправдательных приговоров, роль юриста, как лица, способного защитить интересы своего клиента теми методами, которые представляет ему закон и которые от него формально требуются, стремится к абсолютному нулю, хотя это не означает, что нужно опустить руки и не защищаться. Защищаться нужно, и защищаться нужно профессионально. Но юристов, оказывающих частные юридические услуги много, и их число растет день ото дня, да так, что президент не устает говорить о необходимости закрытия «шарашек», выдающих себя за учебные заведения, где учат праву.

Отсюда простой вывод: юристы оказывают абсолютно не те услуги, которые следовало бы от них ожидать обществу. А именно или помогают клиенту в планировании и осуществлении им деятельности, которую уже заранее можно охарактеризовать как «условно-законную»  или помогают ему «отмазаться», когда его уже поймали. Виноваты ли в этом только юристы? Вряд ли, здесь как говорится – спрос определяет предложение, закон законном, но колбасу он не заменит.  Уважаемые клиенты в основном считают, что им нужны юристы именно в этих двух случаях, а в остальных – они и сами горазды разобраться.

Глупо думать, что писавшийся десятилетие назад Закон об адвокатуре и созданные в соответствии с ним весьма убогие (по сравнению с западными) стандарты деятельности адвокатов способствуют тому, чтобы они хоть в какой-то мере не были встроены в общую систему оказания «серых» и «черных» юридических услуг. Очень показательна реакция крайне уважаемого нами адвоката, заслуженного юриста и руководителя  адвокатской конторы на предложения урегулировать вопросы ответственности юристов в случае, если они своими действиями способствовали совершению какого-либо преступления: «Ни в коем случае, тогда нас всех посадят». Мышление даже «высшего» юридического сообщества, таким образом, не выходит за рамки максимы: «Отсутствие какой-либо правовой ясности в вопросах ответственности юристов хорошо само по себе, поскольку позволяет ее хотя бы в каких-то случаях избежать».

Таким образом кодексы, правила и стандарты поведения современному юридическому сообществу принципиально не нужны. Даже вредны и опасны. С точки зрения подавляющего большинства, они, во- первых, ограничивают возможности, а следовательно доход и, во-вторых, создают излишние основания для привлечения к ответственности. При этом полостью игнорируется, что в любой стране с устоявшимися этическими правилами поведения юристов существуют серьёзные ограничения деятельности, которую они не могут осуществлять. А также на юридические фирмы возлагаются серьезнейшие обязательства по контролю за чистотой средств, которыми им уплачивают гонорары, установлению процедур рассмотрения жалоб, контролю качества оказания услуг и обучению персонала. Наконец, идея страхования профессиональной ответственности, которая заставляет юристов постоянно думать о репутации, поскольку в случае нарушений сильно бьет по карману.

В том, чтобы ситуация не менялась как можно дольше, юридическое сообщество кровно заинтересовано. Заинтересованы российские «гиганты» - передовики рынка юридических услуг, поскольку на фоне общего болота путем не очень значительных и дорогостоящих  улучшений своего бизнеса они могут выглядеть на две-три головы выше остальных. Заинтересованы «середнячки», поскольку кроме как потенциальной потери дохода как непосредственно, так и в виде поборов ничего хорошего в любых нововведениях не видят. Заинтересованы студенты – будущие титаны юридической мысли, так как никому не хочется проходить дополнительную подготовку и сдавать квалификационный экзамен. А 90 процентов мелких и мельчайших «фирмочек» и юристов-одиночек об этом вообще никогда не думают.

Что уж говорить о десятках тысячах юристов, существующих вне совершенно небольшой адвокатской корпорации. Почти все они все живут по принципу старого анекдота: «Дали удостоверение и пистолет [читай – диплом] – вертись как хочешь». Такое количество людей, не обремененных хоть сколько-нибудь внятными правилами осуществления ими своей деятельности и наличием хоть какого-нибудь регулирующего органа (не будем говорить про личную совесть – она понятие сугубо субъективное),  не может постоянно, каждый день не порождать идеальных соучастников различного рода «серой», а иногда и просто преступной деятельности в самом широком диапазоне: от торговли недвижимостью до иммиграционных консультаций. 

Таким образом, все российские юристы уже второе десятилетие находятся в ситуации своеобразного профессионально цугцванга: адвокатура довольна формальным профессиональным регулированием, остальные довольны его отсутствием. Следствие тоже довольно: хватай и сажай практически любого, на каждого хоть что-то да «нарыть» можно. Зависит от уровня приказа и оплаты заказа. Нет организованного юридического сообщества (нельзя же считать навязанную сверху Ассоциацию российских юристов таковым), которое бы вступилось, нет внятных норм надлежащего поведения, которыми можно было бы прижимать суд и следствие, нет примитивной системы «очистки» юридических рядов от случайных людей. Нет и не нужно.

Да, по введению хотя бы какого-нибудь регулирования обязательно посадят пару дюжин особо «талантливых» представителей профессии, обязательно вышибут из него пару тысяч, обязательно перекроют карьеру десяткам тысяч студентов. Но после этого, в каждом конкретном случае будет понятно, кого и за что сажают, и что его ждет. А если этого не случится, то юридическое сообщество и далее обречено смотреть, как его члены умирают в тюрьмах, беспомощно разводя при этом руками и кивая на Дмитрия Анатольевича Медведева, следствие и суд. Хотя может все-таки, колокол звонит и о нас…
Юрист, тюрьма и смерть
__________________________________________________________________________________________________________________
Я рад, что нам удалось написать и опубликовать этот текст. Он -правильный!!

Несогласный я. С Гольцблатом.
lawyer
dmitrygololobov
Бизнес новости BFM.RU
7 ноября2011 года // Великобритания, Лондон, Суд, Абрамович Роман Аркадьевич, Березовский Борис Абрамович
Лондонский суд продлил допрос Романа Абрамовича
Вместо пяти предприниматель будет отвечать на вопросы 8 дней.
Цель истца — доказать, что Абрамович должен Березовскому 5.5 миллиардов долларов

Продолжение статьи

У Березовского нет ни одного документа, подтверждающего, что он владел долей в Сибнефти, говорит управляющий партнер юридической фирмы Goltsblat BLP Андрей Гольцблат:

«У него страдает доказательная база, ему нужно больше доказательств, чтобы убедить суд, что было давление на него. Поскольку в англосаксонской системе вопросы давления надо доказывать и если они будут доказаны, то шансы Березовского существенно повысятся, но пока я не слышал серьезных доказательств, которые бы подтверждали, что на Березовского действительно оказывают давление».

Противоположного мнения придерживается глава юридической компании «Гололобов энд партнерс», экс-юрист ЮКОСа Дмитрий Гололобов:

«Ему удается показать, что он был реальным участником, реальным партнером Абрамовича или Абрамович был его партнером, у них была совместная деятельность, мне кажется, позиция Березовского сильнее».

Сигаретная история и не только
lawyer
dmitrygololobov
— 7.11.11 14:37 —
Суд признал законным решение тюремщиков, наказавших Ходорковского за то, что поделился сигаретами
Сегежский районный суд в Карелии признал законным наложение взыскания на экс-главу компании ЮКОС Михаила....

http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/11/07/n_2085870.shtml

Мы со Светланой Петровной как-то писали на эту тему. Не все так просто, ка многим хочется.

Миф 3. Достойных людей не выпускают по УДО из-за потери тапочек, обращения к контролеру на "ты" и тому подобной ерунды. Другое дело, если бы они надзирателей резали!

Отношение к режиму содержания – вопрос более чем тонкий. И как многое в тюрьмах – это точка давления на заключенных и коррупция. Режим должен быть – и для мелких хулиганов , и для Евсюкова (хотя и разной степени суровости). Иначе тюрьма превращается в подобие пионерского лагеря в отсутствие воспитателей. Режим также не может делится по неформальным признакам на режим для хороших и плохих заключенных, но есть (и нужно их уточнять) предусмотренные законом пути его смягчения. Уже хорошим примером реформирования стало отделение "первоходов" от "краток" и рецедивистов, еще бы отделить насильственные преступления и экономику… Сложно провести линию между случайными ошибками заключенного и намеренным игнорированием требований режима, которое так любит та часть заключенных, именуемая "отрицаловом". Является ли разовое или систематическое несоблюдение режима знаком того, что заключенный не исправился не может решить никто, кроме суда. Только он, в конечном итоге, может ответить на вопрос, как заключенный теряет тапки: по рассеянности или для того, что бы насолить начальнику отряда. Таким образом, инструмент оценки "исправленности" заключенного при любых реформах и изменениях пенитенциарной системы будет одним и тем же – его честь Суд. Возвращаемся к тому же, пока система: "нарушение-санкция-обжалование-решение" не будет работать, вопрос о тапках и сигаретах с повестки не снимется.

Вопрос выхода конкретного заключенного по УДО часто смешивают с вопросом его оценки "справедливости" или "несправедливости" изначального осуждения. Однако, судья при рассмотрении дела по УДО не должен и не пересматривает то дело, по которому заключенный осужден. Для этого есть (должны работать) надзорные инстанции. Судья же не оценивает правильный приговор или неправильный, справедливый или несправедливый, были нарушены права человека или нет. По закону он просто смотрит на тяжесть преступления. В конце концов, у него задача простая - определить возможно ли дальнейшее исправление заключенного без пребывания его в ИК. Ведь может так случится, что за пару лет мелкий хулиган на зоне вырос в потенциального грабителя и убийцу (что, кстати, не всегда только его вина), а человек, ограбивший десяток банков, полностью пересмотрел свою жизнь и хочет посвятить остаток жизни монашескому служению (что не раз бывало) Кого будем в итоге отпускать? Конечно, на практике "нужный" кому-то или показательно суровый приговор (например "для своих") может откатываться назад путем "легкого УДО", но эти игрища явно за рамками правового поля.
Далее: УДО: не путать с НЛО
http://www.svobodanews.ru/content/blog/24330431.html

Сказал за УДО для МБХ.......
lawyer
dmitrygololobov
Ходорковский не будет повторно просить о досрочном освобождении

«УДО для Ходорковского – это решение политическое»

Экс-глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов, ныне проживающий в Лондоне, считает, что пока политическая ситуация в России остается без изменений, ни о каком досрочном освобождении Михаилу Ходорковскому речи идти не может.

«Исходя из того, что рассказал Ходорковский, следует, что больше он не будет подавать на условно-досрочное освобождение. Поэтому все эти отказы, в том числе сегодняшнее, ему ни к чему. Особенно исходя из того, что он уже принял окончательное решение. Ему теперь все равно, сколько у него взысканий. Наверное, ему нужно было бы пройти какой-то путь, но УДО для Ходорковского – это решение политическое. Ходорковскому никогда бы не дали УДО, и из его слов видно, что он это понял. Если такое решение им принято, значит, он будет сидеть», – отметил Дмитрий Гололобов в беседе с Русской службой «Голоса Америки».

По словам Гололобова, любой мало-мальски сидевший человек скажет, что осужденному можно «навертеть» столько нарушений, сколько захочется.

«Ходорковский правильно сказал, что до тех пор, пока политическая ситуация в стране не изменится, никакое УДО ему не светит. В настоящее время власти и сам Ходорковский несколько застыли. Произошла некая заморозка ситуации. Если он сказал, что ничего не будет делать, а будет сидеть, значит, так оно и будет. В итоге все будут сидеть и смотреть друг на друга», – подытожил бывший юрист ЮКОСа.



http://www.voanews.com/russian/news/Analysis-and-perspectives/Khodorkovsky-echo-moskvy-comments-2011-11-07-133372413.html