?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Как давать показания когда ты министр или олигарх.
dmitrygololobov
Slon.ru
«Допрос в Следственном комитете для чайников»: инструкция по применению 51-й статьи Конституции«Допрос в Следственном комитете для чайников»: инструкция по применению 51-й статьи Конституции

Несколько советов начинающему участнику уголовного процесса, побывавшему в ранге министра. Или чем отличается мудрый адвокат от просто хорошего •
Подробнее на Slon.ru


Политико-мордобойное дело
dmitrygololobov

Лебедев пойдет под суд за нанесение побоев Полонскому - прокуратура

17:47 14/01/2013 Столичная прокуратура действительно направила в суд уголовное дело в отношении банкира Александра Лебедева, обвиняемого в хулиганстве и нанесении побоев Сергею Полонскому во время записи одной из телевизионных программ, сообщила РИА Новости в понедельник официальный представитель прокуратуры Москвы Елена Россохина.

Вот увидите: дело объявят в итоге политически-мотивированным и Лебедев подаст жалобу в ЕСПЧ. Хотя чего может быть политического в побитой морде Полонского и его порванных джинсах. Но время диктует свои законы: не может же ведь один олигарх проиграть другому в суде как простой смертный. Ясно, что это все "давление Кремля".


Речь Платона
dmitrygololobov


«Ходорковский, Лебедев, далее везде»


Адвокат Константин Ривкин, 8 лет защищавший Платона Лебедева, написал книгу

www.novayagazeta.ru

Нас, адвокатов, Лебедев постоянно призывал к максимальной жесткости в выражениях, если речь шла об оценке действий противника. Из лексикона были убраны привычные «не доказано», «не вполне обоснованно», «не соответствует закону» и прочий словесный либерализм. На смену им пришли «фальсификация доказательств», «должностной подлог», «умышленное преступление», «ОПГ — организованная прокурорская группа». Причем, естественно, писали мы это совершенно искренне, а не потому, что Лебедев оказывал какое-то давление. И по договоренности если какой-то тезис или вопиющий факт явно требовал выражений «на грани фола», то его вставляли в уста (в текст) подзащитного. Хотя и на нашу долю приходилось много всяких резкостей, от которых в суде либо как ошпаренные вскакивали прокуроры, либо неодобрительно смотрели судьи, порой делая предупреждения и требуя более гладких выражений.

Как это было на самом деле:

199... Кабинет Платона Лебедева. Идет совещание. Из-за двери доносится тоненький голосок кого-то заштатного: «Дайте мне сказать, ну Платон Леонидович, ну дайте мне сказать». Все покрывает волна руководящего баритона Лебедева. Спустя пять минут голосок снова пробивается: «Ну, Платон Леонидович, Платон Леонидович, дайте скажу… вам понравится». Баритон «Ну чего там?», тоненький речитативный дискант, потом рык: «И ни х..... (вставка автора) не не понравилось… Стратегические активы защищать надо! Вот видишь крантик — через него нефть течет, ты его на отдельную живопырку — и переоформи, чтобы враги не забрали… А то за налоги активы заберут, а кто об активах думать будет?» 15 минут спустя из кабинета выходят поседевшие сотрудники