?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Дурачок
lawyer
dmitrygololobov

Полонский просит МВД пояснить, грозит ли ему арест в России

11:11 29/07/2013 Бизнесмен Сергей Полонский, которому заочно предъявлено обвинение в мошенничестве, просит следственный департамент МДВ РФ разъяснить официальную позицию ведомства по вопросу избрания ему меры пресечения на период предварительного расследования.

В МВД не читатели, в МВД - писатели...

Немного ограниченная правда.
lawyer
dmitrygololobov

Об освещении в СМИ решения ЕСПЧ по "делу ЮКОСа"

Vip Вера Васильева (в блоге Свободное место) 29.07.2013

231
РЕКЛАМА

25 июля 2013 года Европейский суд по правам человека огласил постановление по делу "Ходорковский и Лебедев против России". После вала комментариев экспертов - от адвокатов экс-главы "ЮКОСа" до противной стороны, - не будучи юристом, не возьму на себя смелость делать собственный анализ. Однако не могу не высказаться о реакции некоторых коллег-журналистов.

Из документа, в частности, следует, что ЕСПЧ не нашел достаточных оснований для признания факта нарушения Россией в отношении заявителей статьи 18 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Первым отличился Интерфакс.

"Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отклонил жалобу бывших топ-менеджеров компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского и Платона Лебедева о том, что уголовное преследование в отношении них было политически мотивированным", - отрапортовало информагентство. При этом оно почему-то умалчивало о содержании большей части решения Страсбурга.

Далее в сообщении Интерфакса содержалась и совсем уж откровенная ложь:

"Кроме того, ЕСПЧ не выявил нарушений права Ходорковского и Лебедева на справедливое судебное разбирательство".

Вслед за Интерфаксом эту ложь распространили многие другие российские СМИ.

Читайте первоисточники, коллеги! Если уж не 200-страничное постановление ЕСПЧ на английском языке, то хотя бы русскоязычные пресс-релизы Суда.

С ними, кстати, 25 июля тоже происходила беспрецедентная чехарда. Вероятно, она была вызвана вольной интерпретацией отечественными комментаторами сути решения.

ЕСПЧ был вынужден дважды(!) изменять заголовок пресс-релиза по делу Ходорковского и Лебедева.

В первоначальной версии говорилось, что "обвинения против двух российских бизнесменов имели весомые основания".

Вторая версия заголовка пресс-релиза была более нейтральной, но совсем не передавала сути постановления ЕСПЧ: "Суд вынес решение по делу Ходорковского и Лебедева против России".

Предположительно, обе эти версии отозваны, поскольку в настоящее время на официальном сайте Страсбургского суда они недоступны.

Наконец, заголовок третьего пресс-релиза гласит:

"Обвинения, предъявленные двум российским бизнесменам, были законны, но судебное рассмотрение их дела было несправедливым, а их направление в отдаленные исправительные колонии - необоснованным".

Эта версия пресс-релиза сейчас доступна на официальном сайте ЕСПЧ.

Благодаря третьему изменению, сделавшему заголовок менее компактным, но зато более точным, становится очевидной ложь о том, что "ЕСПЧ не выявил нарушений права на справедливое судебное разбирательство".

Страсбургский суд ВЫЯВИЛ нарушения этого права, гарантированного статьей 6 Европейской Конвенции - в связи с тем, что Михаилу Борисовичу и Платону Леонидовичу НЕ БЫЛА ОБЕСПЕЧЕНА ВОЗМОЖНОСТЬ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ СО СВОИМИ ЗАЩИТНИКАМИ, а также в связи с НЕСПРАВЕДЛИВЫМ СОБИРАНИЕМ И ИССЛЕДОВАНИЕМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ.

В свою очередь, статья 18 Конвенции говорит о том, что человек подвергся уголовному преследованию не за имевшие место (по версии следствия) преступления, а по другим причинам. В практике Европейского суда это крайне редкая статья.

И это, наверное, закономерно. Такие правонарушения крайне трудно доказуемы. Едва ли существуют документы, подписанные первыми лицами российского государства или хотя бы руководителями следственных групп по "делу ЮКОСа", где прописано кому-либо из судей совершать преступления против правосудия, а какому-либо из высших чиновников предоставлено право отдавать преступные указания.

http://grani.ru/blogs/free/entries/217327.html

На месте Веры я все-таки бы договорил. Самое неприятное в Постановлении ЕСПЧ отнюдь не ст 18 - подобное решение по ней давно ожидалось. Самое непрятное это то, что написанно по ст. 7 Конвенции

Цитируем по действующему пресс-релизу:

Статья 7:  предсказуемость применения налогового законодательства
Заявители  утверждали,  что  они  стали  жертвой  совершенно  нового  и непредвиденного  толкования налогового  законодательства.  По их  мнению,  торговые компании,  которые  работали  в  зоне  льготного  налогообложения,  использовали
метод  «перенесения  места  получения  прибыли»  в  эту  зону.  Этот  метод  был общеизвестен и соответствовал требованиям закона. Суд  начал  с  того,  что  напомнил  свои  выводы  в  деле  ЮКОС,  который  касался
использования  той  же  самой  методики  минимизации  налогов. В  этом  деле  Суд заключил,  что  взыскание  с  ЮКОСа  суммы  недоплаченных  налогов  не  нарушало статьи  1  Протокола  №1  к  Конвенции  (защита  собственности),  так  как  налоговые льготы были получены торговыми компаниями в нарушение закона. Суд далее  отметил,  что формы экономической  деятельности  постоянно развиваются,равно  как  и  методы  уклонения  от  уплаты  налогов.  Закон  в  этой  части  должны  бытьдостаточно гибким, чтобы приспосабливаться к новым ситуациям. Впрочем, закон недолжен становиться непредсказуемым.
Действительно,  до  дела  заявителей  российская  практика  не  знала  приговоров  за использование  подобных  схем  минимизации  налогов.  Суды  обычно  отклоняли доводы  обвинения  о  фиктивном  характере  торговых  компаний,  функционирующих  в
«особых налоговых зонах», так как такие утверждения было трудно доказать. Что  касается  дела  заявителей,  Суд  посчитал,  что  вывод  национальных  судов  о притворном  характере  операций,  которые  проводили  торговые  компании, был разумным.  Суд  решил,  что  следует  отличать  схему,  созданную  заявителями,  и законные  методы  минимизации  налогов.  Хотя  часть  этой  схемы  была  известна властям, заявители  исказили  или  скрыли  некоторые  важные  аспекты  этой  схемы. Так,  например,  они  не  объявляли  налоговым  органам  о  том,  что  торговые  компании были  их  аффилированными  лицами.  Доходы  торговых  компаний  возвращались  в ЮКОС  не  напрямую.  Все  деловые  операции,  которые  приносили  прибыль,совершались  в  действительности  в  Москве,  а  не  в  «особой  экономической  зоне». Торговые  компании  существовали  только  на  бумаге  и  реально  не  имели  имущества или  сотрудников. Минимизация  налогов  была  единственным  основанием  для создания  этих  торговых  компаний  в  «особой  экономической  зоне».  Наконец,  сложно представить,  что  заявители,  как  руководители  и  сособственники  компании  ЮКОС, были  не  в  курсе  существования  этой  схемы  и  не  знали,  что  информация,  которая предоставляется в налоговые органы, не отражает реальной природы операций этих торговых  компаний. Таким  образом,  действия  заявителей  могли  быть  разумно истолкованы  как  «предоставление  заведомо  ложных  сведений»  налоговым  органам, что  было  определением  уклонения  от  уплаты  налогов  по  российскому  Уголовному Кодексу. В  результате,  Суд  постановил,  что  даже  если  применение  права  в  деле  заявителей было  новым  и  не  имело  прецедентов,  оно  не  было  неразумным  и  соответствовало общепринятому пониманию «уклонения от уплаты налогов».

В  той  части  обвинений,  которые  касались  уклонения  от  уплаты  подоходного  налога лично  Ходорковским  и  Лебедевым,  заявители  утверждали,  что  они  оказывали консультационные  услуги  зарубежным  фирмам.  Таким  образом,  налоговые  льготы, которые  они  получали  как  «индивидуальные  предприниматели»,  были  законными. Национальные  суды,  однако,  установили,  что  консультационные  соглашения  были фиктивными,  и  что  заявители  осознанно  предоставили  ложную  информацию налоговым  органам  о  действительной  природе  их  доходов  («гонорары»  вместо «зарплаты»). Такие выводы были разумными, и Суд поддержал их.

Наконец,  Суд  не  согласился  с  аргументом  заявителей  о  том,  что  длительное непротивление  со  стороны  государства  подобным  схемам  минимизации  налогов сделало  эти  схемы  законными  и  исключило  уголовную  ответственность.  Этот
аргумент  не  был  принят,  прежде  всего,  потому,  что  причины  подобного  пассивного поведения  властей  не  были  ясны.  Возможно,  что  у  властей  не  было  достаточно информации  или  сил,  чтобы  преследовать  заявителей  или  других  бизнесменов  за использование  таких  схем.  Потребовалось  проведение  масштабного  уголовного расследования  для  того,  чтобы  доказать,  что  документы,  которые  предоставлялись налоговым  органам,  не  отражали  реальное  положение  вещей.  Наконец,  нет уверенности  в  том,  что  схемы  налоговой  минимизации,  используемые  другими бизнесменами,  были  точно  такими  же,  как  схемы,  которые  использовали  заявители. Суд  заключил,  что  отношение  властей  к  подобным  практикам  не  можетрасцениваться  как  осознанное  толерирование  этих  схем,  и  не  было  выборочным применением уголовного закона

Таким образом, главная проблема постановления ЕСПЧ в том, что суд ПРЯМО написал: руководители компании врали государству и поэтому их правильно посадили, а компанию разрушили. А ст 18 - действительно фигня на этом фоне.

Пауки собираются в банке
lawyer
dmitrygololobov
открыть материал ...
Эдуард Худайнатов уступил место французу
// Первого вице-президента "Роснефти" может заменить Эрик Лирон
Как стало известно "Ъ", президент "Роснефти" Игорь Сечин подобрал замену своему первому заместителю Эдуарду Худайнатову, покинувшему компанию в конце прошлой недели ради частного бизнеса. Пост первого вице-президента займет выходец из Schlumberger, экс-сотрудник ТНК-ВР Эрик Лирон. Другим кандидатом на должность был советник президента России Антон Устинов — он может стать вице-президентом компании и руководителем аппарата Игоря Сечина.
открыть материал…
Еще до конца прошлой недели основным кандидатом на пост первого вице-президента считался Антон Устинов. Его источники "Ъ" также называют одним из наиболее приближенных к Игорю Сечину людей. В 2008-2012 годах господин Устинов был помощником тогда вице-премьера Игоря Сечина.
До этого Антон Устинов на протяжении четырех лет занимал должность начальника юридического управления Федеральной налоговой службы (ФНС), которое занималось делом о неуплате налогов нефтяной компании ЮКОС. В июне 2012 года господин Устинов стал советником президента Владимира Путина.
В Кремле он, в частности, курировал альтернативную правительственной президентскую комиссию по ТЭКу, созданную при поддержке руководителей крупнейших нефтекомпаний. Ее ответственным секретарем тогда же стал Игорь Сечин. Кроме того, господин Устинов занимался вопросами электроэнергетики (см., например, "Ъ" от 26 июня) и участвовал в решении конфликта вокруг месторождения Норильск-1 между "Русской платиной" Мусы Бажаева и ГМК "Норильский никель" (см. "Ъ" от 11 июня и стр. 9).
Источники "Ъ" характеризуют Антона Устинова как "идеального аппаратчика, умеющего выстроить практически любые процессы". По словам собеседников "Ъ", вопрос о назначении господина Устинова в "Роснефть" Игорь Сечин обсуждал с Владимиром Путиным в конце прошлой недели. Именно после этого разговора планы изменились: было принято решение сделать первым вице-президентом Эрика Лирона как "производственника и человека, у которого есть опыт общения с западными инвесторами". Впрочем, собеседники "Ъ" полагают, что господина Лирона скорее следует считать временной фигурой.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2243542

Вот, что я год назад пис ал об Устинове:

Путинский сокол

Путинский сокол
Сегодня все СМИ дружно (а некоторые – и восторженно) написали, что один из «могильщиков» «Юкоса», бывший начальник правового управления налоговой службы Антон Устинов назначен советником Владимира Владимировича Путина. Сначала я ничего не мог вспомнить об Антоне Устинове, хотя и общался с ним на протяжении нескольких месяцев, пока Налоговая служба добросовестно пыталась «намотать» на «Юкос» как можно больше налоговых долгов. Маленький (по сравнению с родственником – генпрокурором) Устинов слегка виднелся из-за стола, заваленного папками различных налоговых дел, которые потихоньку переползали на пол и создавали живописные кучи по углам кабинета. Сразу было понятно, что он тебе хочет сказать: «Человек в курсе всего и контролирует». Но нет, это не стремительный сокол, который срывается с руки хозяина и пикирует на жертву, каким рисуют его сейчас некоторые. Со временем у меня создалось впечатление, что где-то что-то о нем читал. Ага – вот оно, у Стругацких: «Три года назад он вынырнул из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии, мелкий, незаметный чиновник, угодливый, бледненький, даже какой-то синеватый». Точная характеристика. А началось все в конце 2003 года, буквально сразу после ожидаемо-неожиданной посадки Ходорковского…

Первый акт налоговой проверки «Юкоса», после которого стало ясно: «Хотят все и сразу», был вручен компании под самый Новый 2004 год. Понимая, что без очередной гадости конец года никак не обойдется, правление компании приняло, в общем-то, соломоново решение закрыть компанию «на праздники» на три дня раньше. Поскольку всех лихорадило уже несколько месяцев, народ облегченно вздохнул. Но откуда-то, из самого «поднебесного» верха позвонили и объяснили, что если ответственные товарищи повесят на «Юкосе» замок, то компанию возьмут штурмом, а руководству придется отвечать «по всей строгости закона за саботаж». Это было произнесено таким тоном, что руководство моментально представило себя в самой неуютной камере «Лефортово» и велело отворить двери компании мытарям. Тем же вечером Акт проверки в сопровождении взвода тяжеловооруженного спецназа (как ядерная бомба!) был доставлен и принят. Новый год был безнадежно испорчен.

В те горячие месяцы «Юкос» генерировал предложения по возможной реструктуризации задолженности с периодичностью раз в неделю. Правление их добросовестно рассматривало и утверждало. После этого они отправлялись к Устинову. Он добросовестно их брал, говорил, когда прийти за ответом. Даже, возможно, что и читал. Сами ответы налоговой службы отличались по юридико-художественной форме, но удивительно совпадали по содержанию: «В соответствии с…. Ваше предложение не может быть удовлетворено…Можете жаловаться…». И специалисты в компании добросовестно садились строчить новое предложение. И так – до момента продажи «Юганскнефтегаза». Когда его продали, стало ясно, что все, конец, «Юкоса» не стало.

Те, кто называют Устинова «архитектором» налогового дела «Юкоса», а паче его «могильщиком», сильно лукавят. Понятно, что в нашем российском ТЭКе  никак нельзя без «теории большого заговора». Но не было в деле «Юкоса» никакой другой идеи и «архитектуры», кроме как тупо забрать активы у Компании и передать их блаженнейшей «Роснефти». Причем в ситуации, когда все «ниточки» арбитражных судов дергались из одного места, было абсолютно безразлично, каким образом будут компании насчитаны дополнительные налоги. Никто на стороне государства не заботился о том, что будет потом: международная реакция, Европейский суд, полное искажение существующей налоговой практики, создание огромных рисков для других нефтяных холдингов. Все понимали, что забранные активы назад не вернешь, а разрушенную компанию не восстановишь, как нельзя запихать обратно выдавленную из тюбика зубную пасту. Победитель игры «Налоги «Юкоса» получал все.

Роль Устинова в этой игре, за которой были отчетливо видны рога (и копыта) известной ОПГ (объединенной питерской группы, разумеется), была не в том, чтобы создать какую-нибудь  хитрую схему увеличения налоговой задолженности «Юкоса» и отъема его активов. Никто не сомневался, что схема «Как нам круто поиметь «Юкос» была разработана двумя–тремя рядовыми специалистами налоговой службы с заработной платой $500 в месяц. Роль, которую добросовестно, но без артистизма, играл господин Устинов, была в другом. Он вместе со своим реальным руководством в лице Игоря Ивановича Сечина (теперь уже никто и не сомневается в этом) «разводил» компанию и ее руководство, которое до самого последнего момента надеялось договорится с властью. А власти в лице Устинова, было достаточно просто делать более или менее озабоченное лицо. «Ну не полные же идиоты там сидят, в конце то концов», – разводили руками свежеприглашенные на руководящие посты в «Юкосе» американцы. 

Отнюдь не секрет, что «Юкос», как и прочие нефтяные холдинги, на протяжении многих лет решал все вопросы с налоговой службой исключительно в режиме мирных переговоров и соглашений. Так же компания вела себя и в этом случае: пусть отдать всю прибыль за несколько лет, пусть даже продать какие-нибудь второстепенные активы, но договориться. Никто не верил, что Путин руками налоговиков будет ломать «об колено» компанию, которая была, если и не образцовой, но лучшей в российской нефтянке начала двухтысячных. Через почти десять лет можно уверенно сказать: были дураками. Верили, что у госчиновников есть мозги. Развели «Юкос» Устиновы. Административная «разводка» оказалась куда как эффективней и сильней и независимого совета директоров, и международной отчетности.

Зачем сейчас Путину прочно присосавшийся к ТЭКу Устинов? Неужели там, у подножья трона, мало своих натасканных юристов? Есть же хотя бы соответствующее управление в администрации президента. Да, юристов, может быть, и много, но отнюдь не все имеют опыт «сечинского» руководства ТЭКом, когда за кусок чужого «нефтяного поля» можно административно «удавить» его хозяина. Сечин ушел из администрации. Ушел из правительства. Но приставил своего маленького «смотрящего» Устинова к Главному начальнику. Чтобы линия преемственности «сечинского» руководства не прерывалась. Чтобы, когда будет нужно прищемить хвост ТНК-BP , подгрести под «Роснефть» какой-нибудь несчастный «Урюписнкнефтегаз» или отнять пару лицензий у пугливого «Лукойла», сии важные проекты координировались и направлялись не из потенциально заинтересованной «Роснефти», а по-привычному – из администрации президента. Чтобы страх был. А иначе «Роснефть» к правильной продаже и не подготовишь. И правильно нужным покупателям не продашь.

И в данном случае племянник Устинова Устинов – идеальная кандидатура. С опытом. Без принципов. Ну что тут еще можно сказать? Все снова, как у мудрых Стругацких: «Ура, дон Рэба! Слава королю  нашему! Эх,  братья, жизнь-то какая пошла чудесная!..» Ну, или слегка по-другому: «Благородный  дон  Рэба!..Гиена вы, вот и все». Ага, именно такие они – гиены российского ТЭКа.
http://slon.ru/economics/putinskiy_sokol-799567.xhtml

Картинка дня
lawyer
dmitrygololobov
23 Ways To Swear Like A Pro

Может это он несчастья приносит?
lawyer
dmitrygololobov
ВЕДОМОСТИ

2,5 года за $1 млрд

Самое крупное после ЮКОСа уголовное дело об уклонении от уплаты налогов закончилось мягким приговором. За $1 млрд, утаенный от бюджета финансовой группой «Гленик-М», ответил лишь ее гендиректор, получивший 2,5 года колонии

Пресненский районный суд Москвы поставил точку в расследовании против когда-то самой капитализированной компании России — «Гленик-М».
Читать целиком
2,5 года за $1 млрд

В 2008 г. компания реорганизовалась в акционерное общество, членом ее совета директоров стал экс-председатель ЦБ Виктор Геращенко.

Как расхищался Юкос (3)
lawyer
dmitrygololobov
ПРАВОRU
"ЮКОС" нанимал адвокатов, не доверяя собственным юристам

Зачем нужно было платить миллионы адвокатам, если в штате "ЮКОСа" было полно юристов, недоумевала судья, ведущая дело топ-менеджера компании, заключившего фиктивный, как считает следствие, юридический контракт. Работы много было, говорили ей раньше, а сегодня появилось и новое объяснение. Узнала судья и причины рвения сотрудников адвоката Натальи Лечбинской.

Читать полностью →



В Правовом управлении в то время из основных юристов, работавших там на протяжении многих лет и знавших систему, действительно уже никто не работал. Но для проведения банкротства и оставшихся рядовых сотрудников было вполне достаточно. Так, что Лечбинскую наняли не просто так. Кстати, она активно способствовала «слив» информации Генпрокуратуру и посадке сотрудников Юкоса, в том числе, Курцина, Юахминой, Переверзина.