?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Многие скажут, что МБХ сломался, а на самом деле - правильно сделал!!!
lawyer
dmitrygololobov

Путин: Ходорковский вскоре будет помилован

19.12.2013 16:30 Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский написал прошение о помиловании...




Учитывая недавнее интервью Ходорковского о состоянии здоровья матери ситуация более, чем понятная. Мать, разумеется, дороже любых амбиций и Юкоса. Дай Бог, все будет хорошо.

P.S. НО по факту, Путин начал дело Юкоса, он его и закончил.

И послать на...всех адвокатов....
lawyer
dmitrygololobov
Между тем, защита Ходорковского пока не подтвердила информацию о помиловании. «Я пока ничего не знаю об этом. Я на связи со своими коллегами, пытаюсь понять ситуацию», ― заявила корреспонденту «Ленты.ру» одна из адвокатов Ходорковского Каринна Москаленко. Другой защитник экс-главы «ЮКОСа», Вадим Клювгант заявил, что «ничего не знает» об этом и что «от третьих и четвертых лиц» часто исходят сообщения о том, что его клиент просил о помиловании.
http://lenta.ru/news/2013/12/19/hodor/

Человек должен сам принимать решения о своей жизни. И никакие адвокаты (а тем более - высокооплачиваемые) ему тут не помогут. Так что, пусть уж лучше остаются в неведении.

Милостив ли Путин?
lawyer
dmitrygololobov

Писал год назад. Но актуально как никогда:

Милостив ли Путин? Фото: РИА Новости/ Андрей Стенин
Все интернет-читатели уже прочно привыкли к тому, что Владимир Владимирович – это нечто вроде апокалиптического Зверя из бездны: пришел все разрушить и всех погубить. Ну, а за ним четыре всадника Апокалипсиса: Сурков, Володин, Иванов и Сечин на Бледном коне (а чем, собственно говоря, «Роснефть» – не Конь Бледный?). Однако, на деле в изящную и законченную апокалиптическую картину постоянно проникают некие чужеродные нотки, мешающие окончательной и бесповоротной демонизации многократного президента.

Многие считают Михаила Ходорковского и Платона Лебедева личными узниками Путина и думают, что они сидят пожизненно.
Но на прошлой неделе доселе никому не известный Вельский суд по ходатайству адвокатов бывшего главы «Менатепа» Платона Лебедева принял, без преувеличения, самое беспрецедентное за все годы существования дела «Юкоса» решение и уменьшил ему срок пребывания в колонии на 3 года и четыре месяца. Против двух лет и одного месяца, о чем просила изначально прокуратура. Даже на некачественных фотографиях из зала суда по лицам адвокатов видно, что если бы суд, скажем, признал город Вельск «вольным» и независимым от остальной Российской Федерации, то это бы и то вызвало меньшее удивление.

Ведь если смотреть на случившееся в Вельском суде без фарисейства и адвокатского начетничества, то суд полностью удовлетворил ходатайство адвокатов Платона Леонидовича Лебедева. Шесть оставшихся месяцев можно уверенно списать на требования судебного политеса: негоже уважаемому российскому суду каждой адвокатской бумажке кланяться. Даже президентский указ о помиловании идет в колонию «на исполнение» несколько дней.

Что необходимо понимать о прецеденте с Лебедевым? С одной стороны, Платона Лебедева формально НЕ выпустили по УДО, Лебедева формально НЕ помиловали, Лебедеву формально НЕ отменили разом приговор, Лебедева формально НЕ амнистировали. Суд просто уменьшил ему срок в соответствии с недавними «медведевскими» поправками. Ровно так же, как относительно недавно уменьшал другим юкосовцам: Курцину и Переверзину. Но суд мог снизить срок, по словам адвокатов, «на три месяца», а снизил более чем на три года. Лебедев не признавал вину, не каялся и ни о чем не просил. Все сохранили лицо и правоостаться на собственных позициях. Для полноты картины следует учитывать, что Платон Лебедев никогда особо не бунтовал, не писал разгромные планы для оппозиции, не сулил скорой политической смерти Путину. Да, он продолжал отстаивать свою невиновность, постоянно называя прокурорских «шантрапой», но при этом, будучи на зоне, молча и упорно просто выполнял свою работу – носил доски. То есть, если отбросить разные мелкие пакости, обустроенные местными «вертухаями» явно по указаниям «свыше», – идеальный кандидат для всевозможных поощрений, амнистий и УДО.

Итак, освобождение Платона Лебедева, по сути, и является тем самым желанным «помилованием без прошения об оном», о котором так долго клевали печень Дмитрия Анатольевича Медведева в бытность его президентом правозащитники. Хотя бы потому, что в отношении других юкосовцев, получивших законодательные «поблажки», все было совсем по-другому. Так, в той же самой ситуации и по тем же самым поправкам бывшему завуправделами «Юкоса» Алексею Курцину с его изначальными 15,5 (!!) скинули всего год и три месяца срока, а последнему из юкосовцев, осужденному по сходным статьям, – вообще лишь на 4 (!!!) месяца (это в 10 раз меньше, чем Лебедеву). Вот им срок действительно снизили. По закону. А Платона Леонидовича просто помиловали. Использовав закон не по его прямому назначению, как это часто в России и бывает.

Причем сами адвокаты Ходорковского да и 90% политологов увидели во всем свершившемся костлявую «руку Кремля». То есть Владимира Владимировича Путина. Поскольку другой крупной фауны, исторически принимающей подобные решения, в означенном месте просто не обитает.

«Какое такое помилование, – усмехнется внимательный наблюдатель за делом «Юкоса». – Когда прокуратура решение суда уже обжаловала». И ведь верно. Но обжаловала она только после того, как адвокаты господина Лебедева первые выразили свое категорическое несогласие с «помилованием» через шесть месяцев и настрочили соответствующую жалобу, потребовав немедленного освобождения своего клиента. Забыв начисто, что лучшее (особенно у юристов) – однозначно, враг хорошего. Тут уж прокуратуре ничего не осталось, как показать, что она хоть как-то формально контролирует процесс, а то вышестоящий суд под влиянием «указаний сами-понимаете-откуда» может Платона Леонидовича вообще «задним числом выпустить».

Многие склонны видеть в освобождении Лебедева некие мистические факторы внутрироссийской и внешней политики: стремление сделать хорошую мину перед выборами в США и Олимпиадой в Сочи, международное давление, потакание оппозиции и прочее. Подобную мотивацию освобождения Лебедева даже при самом беглом рассмотрении следует отнести к категории абсолютно ненаучной фантастики. Что могло заставить Путина сделать такой шаг? Кто выкрутил ему руки? Даже «Левада-центр» признал, что интерес к Ходорковскому и делу «Юкоса» неуклонно падает. Оппозиция флаги с лицом Михаила Борисовича не носит – заменили на Pussy Riot (оно и понятно: Мадонну-то с надписью «МБХ Go Home» на спине потанцевать в свое время никто не смог уговорить). Международное давление? Это недавнее чахлое письмо за подписью трех отставных британских министров вы называете этим гордым словом? «Давить», еще когда Ходорковский на свободе был, начинали – и до сих пор так неторопливо «додавливают». ЕСПЧ? А что он за 9 (!) лет «жизни» дела «Юкоса» такого «нарулил», чтобы заставить Путина и Ко не спать ночами, за исключением того, что признал дело «Юкоса» «неполитическим»? Есть еще вопросы?

После прецедентного решения по Лебедеву, которым больше всего, казалось, были огорчены его адвокаты (потерять такого клиента – не шутка!) мяч перешел в руки Михаила Ходорковского. Владимир Владимирович сильным крученым ударом поставил его перед коварным выбором: «Вам, Михаил Борисович, что дороже – красивый PR из-за решетки и репутация «самого известного российского заключенного» или все-таки примитивная свобода? Ваш друг Лебедев для себя уже все решил!»

Если Ходорковский все-таки подаст заявление о пересмотре срока, как это сделал Лебедев, и ему тоже снизят срок (ну, может быть, в связи с «особой общественной опасностью» не на три года, а на два года с половиной), то последняя интрига дела «Юкоса» разрешится. О деле, разумеется, еще буду периодически вспоминать в связи с различными вялотекущими международными процессами, рассеянными по миру бывшими юкосовцами или с делом Пичугина, но очевидно, что это будет уже совсем не то. В отсутствие главного ньюсмейкера, каким, безусловно, является не политик, а заключенный Ходорковский, дело «Юкоса» обречено довольно быстро кануть в «PR-Лету».

Оценивая последние события вокруг дела «Юкоса» (снижение срока Платону Лебедеву и выход Алексея Курцина по УДО), хочешь   не хочешь, но начинаешь верить господину Белковскому, что Путин – это Брежнев сегодня, и одна из главных его функций – сдерживать репрессии.

Короче говоря, перефразируя известные слова Ходорковского о коррупции, у Путина есть теперь основания заявить: «Мною дело «Юкоса» началось, мною и закончится». Возможно, что и так, если только Михаил Ходорковский в ответ не захочет доказать, что «свобода от ВВП» гораздо хуже, чем несвобода.

P.S. Несмотря на положительные эмоции от решения по Лебедеву, никто не может исключить, что нежданная милость «от Владимир Владимировича» является не чем иным, как частью некой «схемы» или «операции прикрытия». Платон Лебедев как «экономический» выходит на волю, а в отношении Ходорковского осуществляется то, что сейчас украинские прокуроры делают в отношении Юлии Тимошенко, а именно – предъявление обвинения в соучастии в заказных убийствах. Чем давно нас пугают и сам Владимир Владимирович, и адвокаты Ходорковского. Боюсь только, что пока это не случится, об этом никто ничего не узнает: уж очень хорошо получается у Владимира Владимировича сочетать гуманизм с «операциями прикрытия».
http://slon.ru/russia/milostiv_li_putin_-818803.xhtml

Другой взгляд
lawyer
dmitrygololobov
Maxim Kononenko
Однажды Владимир Владимирович™ Путин и Михаил Борисович Ходорковский играли в шахматы посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
- Ты как сам? - спрашивал Михаил Борисович, ходя e2-e4.
- Не очень, - отвечал Владимир Владимирович™, делая ход.
- Че так? - удивился Михаил Борисович.
- Страшно мне, - говорил Владимир Владимирович™, - С экономикой плохо, на Украине бардак… никто на Олимпиаду не едет, одни гомосеки!.. А завтра еще эта прессуха….
- Ну вот и объяснишь всё на прессухе, - пожал плечами Михаил Борисович, переставляя слона, - Ты же умеешь!
- Боюсь я, - говорил Владимир Владимирович™, отвечая конем, - Журналисты совсем обнаглели! Уже в прошлом году так меня с этими детьми… а что в этот раз?
- Да нормально всё будет, - улыбнулся Михаил Борисович, - Не парься. Будут тебя, как обычно, почему ты такой замечательный. Просить будут. Подарки дарить…
- Нет, ты не понимаешь уже ничего в этой своей колонии! - рассердился Владимир Владимирович™, - Всё изменилось! Они уже камнями бросают в ОМОН!!
- Я - самый знаменитый в мире олигарх, - сказал Михаил Борисович, глядя на Владимира Владимировича™ холодными глазами, - И я тебе говорю - не дергайся. Всё будет мило. Неудобных вопросов не будет. Ты блондинку эту длинноногую отпустил?
- Баронову? - спросил Владимир Владимирович™, - Прямо во время прессухи и отпущу… от греха!
- Ну и всё, - делал рокировку Михаил Борисович, - Значит, всё как по маслу пройдет… могу даже поспорить.
- Поспорить? - заинтересовался Владимир Владимирович™, - А давай поспорим. Значит, ты утверждаешь, что всё пройдет хорошо. Значит, если всё пройдет плохо - то я тебе третий срок припаяю.
- А че сразу срок-то?! - воскликнул Михаил Борисович, - Че срок-то сразу, а?! Других методов нет?! А если всё нормально пройдет, то тогда что?
- А тогда… - задумался Владимир Владимирович™, после чего поднял свои прозрачные глаза на Михаила Борисовича и прошептал: - А тогда я тебя отпущу.
Михаил Борисович окаменел.

Пять копеек
lawyer
dmitrygololobov

"Это закономерный и отнюдь не худший конец дела ЮКОСа"




Платон Лебедев о помиловании не просил. Об этом сообщил его адвокат Владимир Краснов. По его словам, бывший глава "Менатепа" не подавал соответствующего обращения. Бывший глава правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов прокомментировал ситуацию ведущей Татьяне Ильиной.

Ранее президент Владимир Путин заявил на большой пресс-конференции, что прошение о помиловании подал Михаил Ходорковский. Указ о его освобождении вскоре будет подписан, сообщил глава государства.

— Как вы оцениваете эти новости? Почему это произошло именно сейчас, а не раньше?

— Я думаю, что это некое гуманитарно-политическое решение наболевшего вопроса по ЮКОСу. А произошло это, совершенно очевидно, потому что недавно Ходорковский опубликовал свое интервью в New York Times, где он написал о состоянии здоровья своей матери и о своем к ней отношении. Я думаю, если кто внимательно читал, у того взгляд зацепился за это, и, соответственно, тот мог предполагать, что подобный исход вероятен. Вот он, как говорится, и случился. Такое прошение имеет гуманитарный под собой базис. И по гуманитарным же причинам было удовлетворено.

— Вы считаете, что как раз ситуация с матерью могла послужить причиной для решения именно сейчас, а не какие-то околополитические интриги вокруг этого дела?

— Я думаю, что политические причины для этого, конечно, свои были. Но я думаю, что повод конкретный, как уже указывалось много в средствах массовой информации, гуманитарный. А гуманитарный повод, опять же исходя из недавнего интервью Ходорковского, настолько очевиден, что его обсуждать просто нет необходимости. В данном случае имеет некое человеческое движение: Ходорковский попросил гуманитарно, а Путин принял такое решение, оно тоже чисто человеческое какое-то, пересилить можно себя, он удовлетворил это прошение. Я, например, со своей стороны вижу, что это такой, конечно, может и непонятный для Ходорковского, но очень закономерный и, можно сказать, гуманитарный и отнюдь не худший конец дела ЮКОСа.

— Как вы считаете, как в дальнейшем может развиваться судьба Михаила Ходорковского? Чем он может ? Останется ли он в России, либо куда-то уедет?

— Мне кажется, что Ходорковский, безусловно, будет стараться остаться в России. И скорее всего, останется в России. Вряд ли он будет заниматься чем-то на Западе, поскольку вряд ли ему грозят какие-то последующие уголовные дела. Но я думаю, что вести он будет себя предельно осторожно. Вряд ли он будет выходить за рамки декларируемого участия в каких-то общественно-благотворительных процессах и действиях, не входя активно в политическое поле, не занимаясь какой-то активной оппозиционной деятельностью. Мне кажется, особенно с учетом этого прошения, он будет вести себя именно так.

— Скажите, почему не идет речи о Платоне Лебедеве? Поднялся вопрос только касательно Михаила Ходорковского.

— Потому что у Платона Лебедева, очевидно, нет таких причин. Платон Лебедев выходит на свободу даже меньше, чем через пять месяцев, и я думаю, что, в принципе, Платон Лебедев всегда выражал категорическое несогласие в своих выступлениях и в том, что писал, с подачей подобных прошений. Он, очевидно, досидит до начал мая, когда он должен будет выйти, и, скорее всего, будет освобожден. Это вряд ли создаст какую-то отдельную интригу в рамках дела ЮКОСа, произойдет, как говорится, "выход по звонку".
http://www.kommersant.ru/doc/2372218


Из сообщений пресс-центра....
lawyer
dmitrygololobov
До встречи Михаила Ходорковского с его адвокатами считать их всех недействительными.....

Света Бахмина на "Дожде" : о важном и не очень....
lawyer
dmitrygololobov

Дзядко: Сегодня представители партии власти, и не только представители партии власти, но и представители кругов, близких к власти, активно комментируют и много делают акцент на том, что прошение о помиловании, по сути, - признание вины. Вы согласны  с подобной трактовкой?

Бахмина: Во-первых, на мой взгляд, это совершенно неважно. Я рассуждаю как человек, близкий к этой теме, и как человек, бывавший там. Абсолютно все равно, что там написано, это бумага, она все стерпит, как у нас говорят. Во-вторых, я не думаю, что там есть прямое признание вины, поскольку даже президент сказал, что прошение мотивировано гуманитарными причинами. Строго говоря, законодательство не требует прямого признания вины, поэтому, возможно, обошлось и без этого. Но я не исключаю, что по каким-то причинам нужно было туда написать в той или иной форме признание вины, но, повторюсь, это абсолютно неважно. Здесь важен результат.

Смотреть целиком: http://tvrain.ru/articles/svetlana_bahmina_sovershenno_nevazhno_priznal_li_hodorkovskij_vinu_u_nego_bylo_desjat_let_chtoby_sdelat_eto-359151/


Экономист - му...к
lawyer
dmitrygololobov
Сергей Гуриев: Я считаю, что это прекрасная новость. Я считаю, что Михаил Ходорковский – по крайней мере, по второму делу – сидит напрасно.
http://www.russian.rfi.fr/rossiya/20131219-sergei-guriev-reshenie-pomilovat-khodorkovskogo-prinimalos-ochen-uzkim-krugom-lits

Логичный вывод: 7 лет по "первому делу" Ходорковский  сидел "законно и правильно". Ну и многие с ним тоже.

Новый пакт Путин-Ходорковский
lawyer
dmitrygololobov

Зачем Путину выпускать Ходорковского

Зачем Путину выпускать ХодорковскогоФото: ИТАР-ТАСС / Федор Савинцев
Многие помнят, что для посадки Михаила Борисовича Ходорковского была разработана и осуществлена масштабная спецоперация по захвату его самолета спецназом в аэропорту Новосибирска. Про нее даже Европейский суд что-то в своих решениях писал. Однако сегодняшняя спецоперация по анонсированию выхода Ходорковского на свободу была куда круче. Даже через восемь часов после ее начала было невозможно увидеть внятные комментарии представителей Ходорковского о том, писал он прошение о помиловании или наш президент снова ловко всех дезинформировал.
По отказу адвокатов комментировать ситуацию было видно, что предстоящее помилование Ходорковского и, как следствие, потеря «клиента столетия» для них – большая новость. Позднее все комментарии на тему помилования были дезавуированы пресс-центром Ходорковского, что лишний раз подтвердило сугубо секретный характер спецоперации. При этом очень многим сторонникам и фанатам Ходорковского сами слова о возможности написания Михаилом Борисовичем подобного прошения после стольких лет мученического заключения показались абсолютным святотатством и откровенной клеветой. Появились заявления о том, что Ходорковский должен немедленно отказаться от помилования, дабы «не принимать его из рук сатрапа».
Давайте разберемся, почему Ходорковский написал прошение о помиловании, когда сидеть ему осталось всего-навсего какие-то девять месяцев – меньше 10% срока, назначенного ему судами. Несмотря на слухи о мифическом «третьем деле», он имел реальную возможность выйти с гордо поднятой головой навстречу радостной толпе у ворот зоны под вспышки камер сотен корреспондентов. Но он решил по-другому.
Почему-то мало кто обратил внимание на недавнее интервью Ходорковского The New York Times от 11 ноября 2013 года. А оно дает четкий и однозначный ответ на вопрос о том, зачем он попросил помилования и почему именно сейчас. «Сейчас маме почти 80 лет. Опять рак, опять операция. Ее сын уже десять лет в тюрьме, и есть большая вероятность никогда не встретиться на свободе», – говорит Ходорковский. В подобной ситуации любой человек написал бы просьбу о помиловании. Даже если на протяжении многих лет был категорически против. Путин и ЮКОС – это одно, а мать – совершенно другое.
Разумеется, одной просьбы о помиловании для выхода Ходорковского было бы абсолютно недостаточно. В стандартных условиях она бы просто не дошла до Путина, а была бы оперативно остановлена на уровне соответствующей региональной комиссии, которая по закону должна первой принимать решение о «годности» соответствующего прошения. И, разумеется, нашлась бы масса самых убедительных причин не передавать прошение «наверх». Но прошение о помиловании МБХ каким-то невероятным финтом, в обстановке высочайшей секретности, минуя руки родных и адвокатов, «влетело» в Кремль и удостоилось милостивого кивка ВВП. Более того, сам факт его возможного удовлетворения был озвучен на фоне ежегодной пресс-конференции президента, что многократно усилило PR-эффект. Значит, это было нужно не только Ходорковскому, но и Путину. Ведь подписанием одного прошения Ходорковского Владимир Владимирович решает для себя несколько важнейших задач.
Во-первых, прекращает длящееся уже второй десяток лет «дело ЮКОСа». Да, все понимают, что при выходе Ходорковского и (теперь уже неизбежном – через четыре месяца) Платона Лебедева в заключении останется осужденный на пожизненное Алексей Пичугин и его «заочный» подельник Леонид Невзлин. Но это уже будет абсолютно не тот масштаб дела, чтобы оно беспокоило власть. Получив помилование из рук Путина, Михаил Борисович, следуя определенным понятиям, вряд ли сделает целью оставшихся лет своей жизни агрессивную борьбу с ним. Да и помочь оставшимся с обвинениями и приговорами юкосовцам он, увы, кроме ободряющих слов ничем не может. Так что все обрели тот статус-кво, в котором и будут находиться ближайшие лет десять: разыскиваемые – в розыске, Ходорковский – с семьей, адвокаты – в поиске новых клиентов. Дело потихоньку списывается в архив. Никакой Европейский суд уже никому не нужен и не интересен.
Во-вторых, успешно избавляется от весьма неприятной персоны в неформальном списке российских политзэков, что с учетом грядущего выхода на свободу Pussy Riot, гринписовцев и части «узников Болотной» ставит его на один уровень с известным царем-милостивцем, выбивает аргументы из рук оппозиции, затыкает рты перед Олимпиадой, да и вообще... Хотя при этом свято соблюдается принцип: «дело ЮКОСа» было начато по воле Владимира Владимировича, по его воле оно и закончено. Не раньше. Так что «воспитательный» характер «дела ЮКОСа» для олигархов утрачен не будет. Генерал Бастрыкин, как всегда, – на запасном пути.
В-третьих, показывает всем и каждому, что «несгибаемых» в России нет и быть не может. Есть только временно и по разным причинам «несогнутые». Но и они рано или поздно согнутся. Березовский поздно раскаялся и плохо кончил. Ходорковский «раскаялся» раньше, и у него есть возможность принести пользу Отечеству. Так и будут впредь говорить агитаторы из «Единой России».
Выход Михаила Борисовича на свободу неизбежно ставит на повестку дня вопрос: а как же впредь будут строиться отношения Путина и Ходорковского? Получается, что Михаила Борисовича просто так взяли и выпустили на свободу: иди и делай все что хочешь, хоть революцию? Разумеется, нет.  Хотя просьба Ходорковского о помиловании ни в коей мере не является признанием им своей вины, как хотят представить многие, но по факту ее удовлетворение со стороны президента является ни чем иным, как подписанием нового своеобразного пакта Путин – Ходорковский.
В этом пакте, с одной стороны, Владимир Владимирович, по понятиям, обязуется: а) освободить Ходорковского; б) не преследовать его по «делам ЮКОСа» в дальнейшем; в) не создавать ему и его близким невыносимых условий жизни на территории Российской Федерации. В ответ Михаил Борисович, тоже, разумеется, сугубо понятийно обязуется: а) принять помилование и согласиться с ним; б) не предпринимать в отношении Путина и Ко агрессивных действий с использованием имеющихся у него ресурсов; в) не пытаться заниматься тем, чем Михаилу Борисовичу заниматься принципиально не надо и противопоказано (список пунктов понятен). Очевидно, что, если подобное соглашение будет нарушено одной из сторон, это неизбежно повлечет войну на полное истребление, по сравнению с которой предыдущие события по «делу ЮКОСа» покажутся детским утренником.
Можно рассуждать годами, правильно ли Ходорковский поступает, что «подписывает» этот пакт. Стоил ли он более десяти лет заключения, потери ЮКОСа, огромных денег и много еще чего? Но на самом деле именно подписанием подобного кабального соглашения Ходорковский и доказал, что он настоящий несгибаемый человек, которого российская тюрьма научила правильно расставлять приоритеты.И Мать в их числе находится на самом высоком месте. А от всего остального можно и отказаться.
http://slon.ru/russia/zachem_putinu_vypuskat_khodorkovskogo-1036698.xhtml

Поздравляем.....
lawyer
dmitrygololobov

Такое Эхооооооооооо.....
lawyer
dmitrygololobov
Главная трагедия МБХ была в том, что он оказался в заложниках у банды своих адвокатов, заинтересованных в том, чтобы бесконечно тянуть из него деньги, и у оппозиционных политиков, заинтересованных размахивать флагом со словами про политзаключенного Ходорковского.
http://echo.msk.ru/blog/sergei_markov/1221371-echo/

Видимо, МБХ не вынес угрозы третьего срока. После десяти лет за решёткой, перспектива еще какого-то количества лет заключения его испугала.
http://echo.msk.ru/blog/limonov/1221367-echo/

Ходорковский не хотел быть ни кумиром, ни знаменем. Это вы его произвели в кумиры. Стали требовать от него мужества и героизма. Ведь как легко и приятно требовать героизма от других, сидя на диване и строча в какой-нибудь фейсбук. А чего бы вам самим не посидеть в тюряге-то с десяток годков?
http://echo.msk.ru/blog/oreh/1221419-echo/

А это значит, что есть и третий, наверняка, самый реальный вариант: к МБХ приехали из условной АП и предложили написать прошение. В обмен на третье дело, в связи со здоровьем мамы - или в связи с чем-то еще. Он подписал.
http://echo.msk.ru/blog/tdzyadko/1221385-echo/