?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Год Сноудена или год Кадырова
lawyer
dmitrygololobov

Год Сноудена или год КадыроваРамзан Кадыров. Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Многие известные издания собирались, а многие так уже и назвали 2013 год «годом Сноудена». И в общем-то формально абсолютно верно: ведь он всем нам, пребывающим в глубокой и благостной дремоте, раскрыл глаза. Большой Брат не дремлет, давно уже раскинул свои щупальца по всему миру и засунул их в наши телефоны и гаджеты.

Благодаря Сноудену в США началась общественная дискуссия, как реформировать АНБ, американские налогоплательщики с удивлением (в который раз) узнали, куда идет такая прорва бюджетных денег, а руководители дружественных стран были проинформированы, что большой американский друг – не совсем чтобы и друг. В прошлую пятницу суд США решил, что прослушка телефонных разговоров американцев абсолютно законна. Ранее другой суд США решил, что она – антиконституционна. Словом, в 2013 году благодаря Сноудену современное человечество в очередной раз проснулось. И все действительно шло к тому, что 2013-й вне зависимости от формальных признаний останется в современной истории как «год Сноудена».

Но теракты в Волгограде резко изменили ситуацию. Теперь как-то не очень хочется называть 2013 год «годом Сноудена». С одной стороны, кажется обычный (если такое слово вообще применимо) теракт, какие в России происходят каждый год, а то и раз в несколько месяцев. Мы уже привыкли по поводу каждого подобного теракта дежурно сокрушаться, обвинять во всем ФСБ и через несколько дней забывать до следующего. Но тут протокольными мероприятиями дело не ограничилось. Сразу после теракта выступил Рамзан Кадыров. И неспроста. Он сказал: «Я твердо убежден в том, что играми в демократию и гуманность мы не искореним это зло. Я призываю Госдуму России на первом же заседании принять закон, безгранично усиливающий наказание тех, кто не только совершает теракт, но разделяет идеи террористов, распространяет их идеологию, готовит террористов. Я также призываю объявить вне закона все радикальные движения, партии и группы».

То есть, чтобы успешно бороться с террором, Рамзан Ахматович предлагает весьма простую и убедительную программу: а) окончательно завязать с гуманностью; б) ввести коллективную ответственность (казнить семьями) и в) «мочить в сортире» все, что хоть как-то ассоциируется с терроризмом – любую партию или движение. Бред, скажете вы. Дай Рамзану Ахматовичу волю, так он всех шариат соблюдать заставит и на намаз вставать по команде! Ни в коем случае не отдадим Кадырову нашу демократию.

Но ведь если присмотреться к тому, с чем так яростно Сноуден призывает бороться мировую общественность, то станет ясно, что господин Кадыров, может, говорит не очень складно, но многое из того, что он предлагает, давно уже тихо и незаметно реализовано во многих странах, гордо носящих название «цивилизованные и демократические». Вспомним только события последних лет, вызвавшие особый резонанс. Можно ли арестовать лицо в другой юрисдикции, обеспечить его экстрадицию и посадить на 25 лет по обвинениям в том, что в той стране, где он это совершал, было вполне законным? Пожалуйста – «дело Бута». Встречный вопрос к американскому законодателю: а почему тогда в свое время не посадили ныне покойного Калашникова. Ведь из его оружия тоже убивали американских солдат, да еще много лет и по всему миру?

Можно арестовывать и обыскивать без всяких оснований? Да пожалуйста – совсем свежий инцидент с журналистом в Хитроу. Крик об этом деле до сих пор слышен в британском парламенте, но уже затихает. Закон обещают поправить, но действовать он будет все равно точно так же.

Можно держать без юридических гарантий в тюрьмах? Пример известен – Гуантанамо. Сколько лет уж закрывают. Путин и тот иногда свои обещания выполняет, а Обама сколько раз обещал – и облом. Контроль финансовых операций? Да они уж и так под многослойным контролем благодаря налоговому законодательству, законодательству о противодействии мошенничеству, законодательству о противодействии отмыванию денег и законодательству о противодействии финансированию терроризма. Не то чтобы это всегда сильно помогает, но права у спецслужб просто неограниченные.

Швейцарцы попробовали что-то там не дать «заокеанскому брату», так им очень быстро американский суд объяснил, как они не правы, защищая банковскую тайну от американских органов, и на первый раз оштрафовал на несколько сотен миллионов. Про прослушку, просмотр электронных сообщений и прочие мелочи уже и не говорим. Только британскую королеву до сих пор еще не прослушивали, и то наверняка потому, что она страной фактически не управляет и узнать у нее ничего полезного для спецслужб других стран нельзя.

Таким образом, в развитых странах никакой так называемой «демократией» и «правами человека» в вопросах борьбы с терроризмом давно уже и не пахнет. Миф это. Их население давно уже заключило «главную сделку XXI века» и променяло иллюзорные права и свободы на обещанную правительствами и спецслужбами защиту от террористов. Да, люди все еще могут возмущаться в фейсбуке, что нарушаются соответствующие статьи Конституции США и Европейской конвенции о праве на неприкосновенность личной жизни, но как только случается очередная стрельба в университетском кампусе, так разговоры сразу переходят в область сугубо теоретических дискуссий.

Таким образом, господин Кадыров в своих предложениях о введении драконовских санкций против террористов уже отстал на несколько лет от передовых стран Запада. Но в России «Закон о борьбе с терроризмом имени Кадырова» (так бы он назывался в США) вряд ли примут в ближайшее время. И не потому, что нет желания. Просто в бюджете примитивно нет средств на его реализацию. И, учитывая надвигающийся кризис, не будет. Все ушло на Олимпиаду. Но вопрос «XXI века» о выборе между демократией и безопасностью, между Кадыровым и Сноуденом останется на повестке дня. К сожалению, так, чтобы все были довольны, решить его еще никому не удалось. Остается просто надеяться, что 2014 год обойдется благодаря какому-нибудь чуду без терактов и не станет одновременно «годом Кадырова».

http://slon.ru/russia/god_snoudena_ili_god_kadyrova-1040346.xhtml

Трейнинг для банкиров-мошенников
lawyer
dmitrygololobov
mdfraudjul12

Все уже написано
lawyer
dmitrygololobov
«Эра джихада»

book– Сергей Сергеевич… – начал чиновник, – передает большой привет…
Чеченец кивнул. Глаза у него оставались непроницаемо-темными, в гневе они начи-нали светлеть…
– Он просил передать, что то, о чем вы говорили, нужно немедленно претворить в
жизнь. Саудовская Аравия, Катар, Кувейт…
Чеченец достал откуда-то четки, покрутил в руках.
– Это не так просто сделать. Наш народ, наши старики – желанные гости в Мекке.
Пока…
Чеченец был показательно-правоверным, он регулярно вставал на намаз и совершил
хадж в Мекку – но при этом в нем не было ни капли веры. Война – две долгие, произошед-шие одна за другой войны – совершенно изменили Чечню и чеченский народ. Во времена
СССР, когда было все нельзя – чеченцы были более религиозными, чем теперь. Потому что
тогда живая, в чем-то наивная вера сохранялась в народе, передавалась из уст в уста вместе
со старыми непонятными книгами, которые никто не мог прочитать, но которые сохраняли
от русистов и отказывались продавать, даже когда голодали. А теперь он и такие, как он,
прекрасно знали, что если у твоего врага есть автомат, а у тебя его нет, то как бы усердно ты
ни молился, как бы Аллах тебе ни помогал – ты все равно подохнешь. Подохнешь – а твой
враг плюнет в твое мертвое, разбитое пулями лицо и пойдет жрать, срать и трахать баб. А
тебя растаскают лисы и волки, вот и все, что будет. Вот и весь Аллах.
Просто он знал, что если ты заплатишь деньги, то человек вряд ли пойдет и подорвется,
подорвав себя вместе с твоим врагом – жизнь дороже. А вот если ты расскажешь ему про
семьдесят две девственницы, про прямой и короткий путь к Аллаху, про джихад – он пойдет
и подорвется. Именно это его и устраивало в Исламе, именно поэтому он не отходил от него.
Если бы это помогало сохранить и укрепить власть – он бы молился на маленьких зеленых
человечков.
– Сергей Сергеевич очень надеется на вас… – униженно проговорил чиновник.
Чеченец кивнул, его пальцы неторопливо перебирали потемневшее от времени дерево
старых четок, а в его глазах не было ничего, кроме черной пустоты. Он должен был принять
решение – здесь, сейчас, потому что от этого зависела судьба его народа и его республики.
Чеченец понимал, что пока он в роли младшего партнера московских кукловодов, но
это только пока. Время расставит все на свои места. В чеченских горах работали несколько
лагерей для чеченской молодежи, в них опытные инструкторы, прошедшие войну, а потом
и спецподготовку у русских, преподавали молодым чеченским парням то, что они должны
были знать, чтобы стать волками. Пистолет, автомат, снайперская винтовка, пулемет, ручной
и подствольный гранатомет. Минирование и разминирование дорог, оборона и штурм поме-щений, устройство укрытий и убежищ, действия в лесу, как партизанские, так и антипарти-занские. Вождение автомобиля и бронетранспортера. Основы агентурной и контрразведы-вательной работы. В лесу, в родных горах, заботливо опекаемое опытными инструкторами,
росло племя хозяев. Этой земли и земель многих других.
Человек,  который  прилетел  к  нему  из  Москвы,  тоже  ковал  будущее  своего  народа.
Педерастическое будущее. Когда ему дали денег и попросили создать массовое молодежное
движение для русистов – он взял деньги и создал массовое молодежное движение гомосек-суалистов, в котором он и некоторые другие чиновники русистов находили себе партнеров
для секса. В движение вербовали прямо в университете, все знали, что для того, чтобы стать
близким к Кремлю, надо пройти через «голубизну». В Чечне педерастов убивали.
Возможное решение было – не «да» или «нет», слово «нет» было исключено. Он понимал, что зависит от Москвы больше, чем кто бы то ни было в республике. Что его работа –
договариваться с Москвой, выбивать из нее деньги и льготы, обеспечивать безнаказанность.
Он здесь хан, пока он выполняет эту работу. И если он с ней не справится – его просто
убьют и найдут другого. А Сергей Сергеевич найдет способ осложнить жизнь. Достаточно
задержать федеральные трансферты, и… То, что в ответ может начаться новый виток войны,
Сергея Сергеевича не интересовало абсолютно – не ему сидеть в окопах, не ему подыхать
под пулями.
Вопрос  в  том,  как  именно  сказать  «да».  Он  может  попросить  что-либо  для  себя  и
конкретно  в  проекте  –  либо  что-то  для  республики.  Второе  –  будет  проще,  чем  первое,
потому что в первом случае Сергею Сергеевичу придется отдавать часть своего, в другом
– часть государственного. Государственное отдать естественно проще, пусть и сумма будет
в несколько раз больше.
Прищурившись,  чеченец  смотрел  на  московского  гостя,  примерно  прикидывая,
насколько сильно попали русские. Наверное, сильно, если просят такое. Другой вопрос – это
лично не касается Сергея Сергеевича, более того – не он в Правительстве отвечает за борьбу
с терроризмом, а один из его ближайших недругов. Наверное, Сергей Сергеевич пришел к
Папе и предложил решить проблему «по-своему». В коридорах Кремля это ценится – он
знал это, потому что и сам был вхож. Власть русистов была импотентна по своей природе,
и если кто брался решить какое-то серьезное дело и решал быстро и эффективно – мог про-двинуться вверх очень быстро и очень серьезно. Сам Папа…
Чеченец прикусил язык. О том, о чем он подумал, было не только опасно говорить –
опасно даже думать…
Как бы развернувшаяся борьба с терроризмом и по Кавказу не ударила. А ведь ударит,
непременно ударит, дай только срок.
Стоит или не стоит напрягать отношения с Сергеем Сергеевичем? Чеченец как всегда
доверился не разуму, а инстинкту выживания, который никогда его не подводил.
– Десять миллиардов, – сказал он, – в этом году.
Чиновник с облегчением и плохо скрываемой радостью кивнул:– Я доложу Сергей Сергеевичу…
Чеченец сделал неопределенный жест рукой, поднялся. Чиновник понял, остался на
месте, стараясь раствориться в окружающем пространстве, слинять, не отсвечивать…
Дело стремное – Чеченец конкретно понимал, что дело стремное. Он шел на людей,
за которыми стоят настоящие террористы. Не те, которые по лесам шарахаются, а настоя-щие, за плечами которых ад Абу-Грейб и Гуантанамо, бои в эль-Фаллудже, растерзанные и
повешенные за ноги американские солдаты. Найдутся их последователи и здесь – оловянные
глаза, чугунные сердца и несколько намертво затверженных строк из Корана. Они не были
такими: даже когда воевали с русистами. А эти родного отца убьют, если кто-то скажет, что
он действует не по шариату.
С другой стороны – он и так всегда под прицелом. Если дать им ход – будет Имарат
Кавказ, а его самого протащат по Грозному, привязав за ноги к БТР. Это все не шутки, это
дальний прицел и наиболее сметливые это понимают. Потому и с русистами…
Так что надо делать…
Чеченец достал сотовый, набрал номер телефона.
– Салам, Шамиль… – сказал он, – как дела в Измире?

Суд, очевидно, учел все обстоятельства содеянного….
lawyer
dmitrygololobov
Верховная судебная инстанция Италии отменила приговор 60-летнему жителю провинции Калабрия, признанному виновным в совершении полового акта с 11-летней девочкой. В качестве мотива для пересмотра решения суда низшей инстанции было указано, что тот не учел «любовные отношения» осужденного с ребенком, сообщает Agence France-Presse.
http://lenta.ru/news/2013/12/30/overtorn/

Мне просто страшно подумать, что бы сделали в России с ЭТИМ Верховным судом и этим человеком.  Вы точно уверены, что хотите справедливый и честный суд? Тогда готовьтесь и к подобным решениям. Это неизбежно.

Передача, абсолютно неактуальная для России
lawyer
dmitrygololobov
enhanced-buzz-14565-1388416248-49