January 5th, 2014

lawyer

Последний солдат?

Дело Пичугина: без права на пересмотр?Полный текст

Меня особенно много после освобождения Ходорковского спрашивают о судьбе Алексея Пичугина, хотя я – преступник сугубо экономический J. Но можно сделать несколько простых логических и юридических выводов, которые очевидны почти каждому.

  • Алексей Пичугин сидит (формально) по принципиально иное «преступление», чем сидели остальные сотрудники Юкоса. И у него особое правовое положение. Нельзя подходить к нему с общими мерками.

  • Применение амнистии к нему невозможно: только что прошли две, до следующей – очень долго, да и не бывает амнистий для «пожизненников».

  • Пересмотр его «первого» приговора уже невозможен –было  решение ЕСПЧ, по которому было внесено представление, по которому Президиум ВС не отправил дело на новое рассмотрение. Юридически «вернуть» дело в Верховный суд, таким образом, невозможно. Давление со стороны европейского Совета Министров ситуации изменить не может. Можно считать, что оно погрозят России пальцем. Формально-частично решения ЕСПЧ России ведь выполнила – представление рассмотрела, а вынудить коллективный орган – Президиум ВС принять какое-либо определенное решение СМ не может. Юридический абсурд. Хотя на эту тему тоже возможны спекуляции.

  • С помилование тоже трудности. Помилование МБХ – однозначно (несмотря на мнения небольшого количества скептиков) – сделка. Но МБХ отсидел 92 % по экономическому «преступлению» (принципиальное различие) и у него был четкий гуманитарный мотив. А что будет (или даже теоретически, может) быть предметом «торга» за освобождение Пичугина? Олимпиада, считайте уже прошла – а остальное ВВП слабо волнует. Международная общественность не могла «продавить» 10 лет даже Ходорковского и вряд ли, учитывая малую раскрученность дела Алексея (хороший вопрос – почему), ей будет до него дело.  Однозначно, чтобы принять решение даже о «частичном» помиловании: не пожизненное, а 25 лет, для власти нужен очень серьезный аргумент.

  • Даже не анализирую, всевозможные откровенно несостоятельные предложения об обменах Пичугина на Бута и т.п. Это –детский сад. «Не политических» и по таким статьям никто менять не будет. К тому же у противоположной стороны нет никоих побуждений к этому.

  • Второй (третий?) приговор Пичугина будет рассмотрен ЕСПЧ года через 3 по достаточно оптимистичным оценкам. Но даже весьма положительный результат не гарантирует, что через 4 года не повторится точно такое же решение Президиума ВС. В любом случае, серьезно закладываться на него – неосторожно и неосмотрительно.

  • Вопрос: а где же выход не имеет однозначного ответа. В любо случае, решения вряд ли может лежать вне политический плоскости. И для его принятия нужен очень серьезный «предмет торга». При этом, надо учитывать фактическую путинскую амнистию «политических» (Pussy, болотники, Green  Peace и пр), которая делает борьбу за выход «околополитических» заключенных очень проблематичной.

lawyer

Каким должен быть главный юрист крупной компании (из хорошо забытого прошлого)

Forbes

Каким должен быть главный юрист крупной компании

Как известно, способности подчиненных не зависят от начальника — от начальника зависят их возможности. Если спросить любого недо-, полу- или просто олигарха, что такое главный юрист компании, то его лицо моментально начинает изображать сложнейший мыслительный процесс. Потом следует пара пассов руками и, как правило, слова: «Ну… в общем… эээ… он… должен…» Через полчаса мягкого перекрестного допроса он в конце концов выдает суть: «Должен он, чтобы зад у меня был полностью юридически прикрыт аж до самых ушей!» Понятно, в этом определении не сыскать четкого юридического понятия.

Читать далее



Светлана Бахмина
исполнительный директор Юридического бюро «Системная поддержка бизнеса»
Дмитрий Гололобов
принципал практики Gololobov and Co (Лондон)


Каким должен быть главный юрист крупной компании
Краткий путеводитель по лабиринту правового департамента


Как известно, способности подчиненных не зависят от начальника — от начальника зависят их возможности. Если спросить любого недо-, полу- или просто олигарха, что такое главный юрист компании, то его лицо моментально начинает изображать сложнейший мыслительный процесс. Потом следует пара пассов руками и, как правило, слова: «Ну… в общем… эээ… он… должен…» Через полчаса мягкого перекрестного допроса он в конце концов выдает суть: «Должен он, чтобы зад у меня был полностью юридически прикрыт аж до самых ушей!» Понятно, в этом определении не сыскать четкого юридического понятия. Попробуем взглянуть на ситуацию с долей юридического цинизма и юмора.

Уметь лавировать

Главное и первейшее — риски. Главный юрист крупной компании — должность, несомненно, хлебная, но практически расстрельная. Начнем с малого. На кого работает главный юрист компании? На компанию или на того, кто деньги платит? Если кто-то думает, что это одно и то же, то глубоко заблуждается. Все крупные компании, как правило, это холдинги, имеющие нескольких крупных владельцев. Но рулит всегда кто-то один, даже если другие считают, что тоже в теме. Так что будешь работать на компанию (читай, на всех акционеров), можешь особо ничего не получить и работу потеряешь. А будешь работать на товарища в длинном «майбахе», то можешь сесть, когда премьер снова обнаружит у Следственного комитета непорядок в отчетности по экономической преступности. Да и иностранные члены совета директоров и так называемые «независимые директора» (оксюморон, факт!) начинают на тебя косо смотреть, к завизированным тобой бумажкам принюхиваться и мягко обсуждать вопрос, а не нанять ли Совету директоров независимого юридического консультанта — на всякий случай.
Работать на компанию, не имея понятной административной «крыши», не менее ужасно. Процедура управления крупной современной корпорацией — это, прежде всего, процесс переплетения и взаимодействия эго ее топ-менеджеров, находящихся в такой степени близости с владельцами, в какой те им позволяют. Таким образом, понятие «внутренняя воля публичной компании» весьма относительно. Сегодня вице-президент по безопасности одолел в подковерной борьбе вице-президента по кадрам и обязал всю договорную документацию до трех рублей включительно согласовывать с Управлением безопасности, а каждого юриста — ходить на встречу с куратором-безопасником дважды в месяц. Завтра вице-президент по кадрам доложил наверх, что главный безопасник нанял секретаршей топ-модель, рейтинг УБ резко упал, драконовские регламенты отменили, зато обязали писать еженедельные отчеты в кадровую службу. Начальник юридической службы должен чутко прислушиваться к колебаниям менеджерских эго, четко понимая их связь с «волей» владельца. Не будешь дружить с кадровой службой — бонус срежут, не будешь дружить с УБ — замучают докладными о непотребствах сотрудников. Вы скажете, что это у всех есть? Есть, но понемногу. Какое дело бурильщикам до всех этих маневров УБ и кадровой службы, они знай себе бурят или не бурят. А юристы трутся во всех административных жерновах, и начальник туда попадает первый. Начальник правового управления с административной точки зрения должен быть легким, ловким и независимым. Это, конечно, трудно, но возможно.

Уметь делегировать

«Хватит меня кормить корпоративными баснями, — конечно, скажет мудрейший читатель. — А что начальник юридической службы должен уметь? За что он деньги получает?»
Тут наша позиция едина, как никогда: начальник должен не мешать исполнителям исполнять то, что им по должностным инструкциям положено. Начальник не должен забывать, что он не специалист, а именно начальник, и объем знаний, который втиснут в его голову, ограничен. А то бывает, вызовет начальник рядового сотрудника, который занимается, скажем, антимонопольным правом, грозно посмотрит на него насупленным глазом и скажет: «Хм, а что это ты тут понаписал, любезный? Почему тут на третьей страничке у тебя получается, что мы заводик в Урюпинске без спецразрешения купить не можем? Ты куда смотрел, дуб мореный?» — «Да у меня же тут все по инструкции, вот активы, вот сделка — нужно согласовывать, — заволнуется тут, забьет крыльями жертва начальственного сглазу. — Я тут вон закон прочитал! Там ссылочка, ссылочка в пятидесятой статье есть». — «Ты меня еще поучи, — мрачно цедит начальник, посматривая на сотрудника, — плохо ты, видать, в университете учился, коли не знаешь, что закон у нас выше любой инструкции и подлежит прямому применению. Иди и срочно переделай».
И несчастная жертва глубоких теоретических познаний начальника за двадцать девять минут на дымящейся клавиатуре ваяет некий юридический Бармаглот — источник последующего неиссякаемого зубоскальства авторов запроса из Совета директоров («Ты только глянь, какие у нас орлы в правовом управлении, у них еще на на прошлой неделе все наоборот было. Неужели законодательство так быстро меняется?»).
Итак, уважаемые юридические начальники, помните: вы не самые великие и кроме общих принципов в законах все уже позабыли. Поэтому уважайте ваших специалистов! Иначе зачем вы их нанимали? Уважение, делегирование и любовь к подчиненному в ежесекундном режиме с утра до вечера — 50% успеха юридического босса.

Уметь уважать

Кадровая политика, то есть чистка рядов, проверка на прыгучесть, верность, яйценоскость и укупорку является также первейшей функцией лица, возглавляющего юридическую службу. Это, разумеется, сокровенное знание: кто, где, с кем и почем. Начальник, не имеющий собственных «верных» людей в управлении, обречен на быструю и болезненную административную смерть. Не надо только напоминать о вреде и бесчестности стукачества: между прямой «сдачей» выпившего лишку сотрудника и аккуратным информированием начальника о том, что у Иванова ребенок болеет и ему нужно матпомошь выписать и отпуск дать, а сам он жутко стесняется просить, дистанция огромного размера. Короче, начальник должен быть просто «в курсе», а иначе он не начальник, а тварь жалкокорпоративная и заслуженная пожива для службы безопасности.
Взаимоотношения с сотрудниками — особая статья. Тут, извините, как на зоне: дашь слабину — уважать не будут. Начнут болеть, прогуливать, уходить в долговременные отпуска. Хотя общение с сотрудниками в манере «Ей ты, сколопендра, ползи сюда!» никогда еще до добра не доводило. «Злой ты, начальник», — начинают скрипеть за спиной зубами свежеотстроенные сотрудники. И начинается: сам заболел на момент сдачи отчета, теща родила на момент отъезда в командировку, деду шкаф прищемил палец на момент переговоров с иностранными юристами. Плюс, конечно, всеми обожаемая «итальянская забастовка», когда все управление похоже на советскую машинку для стрижки волос в носу: шипит, скрипит, жужжит, но в нос не лезет. То есть по факту не работает.
Так что резюме: начальник смертен и корпоративно, и по жизни. А сотрудник — тварь нежная, от начальственной злобы сохнет и думает о побеге в лучшие структуры. Короче, совет начальнику почти суворовский (а он был эффективный менеджер, получше нынешних): люби простого сотрудника, но держи его в строгости.
Ценность начальника правового управления или юридической службы заключается не в образовании (бывают и совсем без образования, но умные, как Маркс, Кони и Падва вместе взятые), не в опыте (у нас сам председатель Высшего арбитражного суда был без такового — и ничего) и не в корпоративно-волосатой лапе (лапы не вечны). А в том, что такой начальник ни на минуту не может забыть о том, что он — именно начальник, что за ним не компания, активы и прочая ерунда, а люди. Осознание этого мешает и жить, и спать, и деньги не в радость. Но большие юридические начальники сами выбрали свою судьбу.
Читайте подробнее на Forbes.ru: http://www.forbes.ru/karera-opinion/menedzhment/60126-kakim-dolzhen-byt-glavnyi-yurist-krupnoi-kompanii
lawyer

Хрен вам, уважаемые, а не наше бабло!



И немного о том, почему к нам ехать не надо:

Куда бежать от Путина?

Куда бежать от Путина?Фото: Derty/Flickr.com

Третий срок Путина снова остро поставил проблему «едем или остаемся». Интернет полон призывов от консервативного «валить из этой страны, поскольку ничего хорошего тут долго не будет» до почти экстремистского «где угодно, но только не с Путиным». Казалось бы, привычная русская формула: чемодан-вокзал-….. А куда все-таки валить-то?

Великобритания исторически возглавляет список стран, «где нас нет», но многим россиянам очень хочется быть. Ну, то есть, перефразируя мечту Остапа Бендера: «Все поголовно в белых штанах гуляют по Трафальгарской площади». Но приснопамятные погромы явились как бы некой последней соломинкой, которая сломала спину верблюду ментального благополучия многих эмигрантов и заставила их задуматься о том, в правильное ли место они приехали и не надо ли шире посмотреть на мир: может, где оно и получше. О прелестях и достоинствах Туманного Альбиона написаны библиотеки, а к недостаткам, по умолчанию, относят мерзкую погоду, британскую чопорность, праворульное движение и совсем уже мифическую овсянку. Каков же на самом деле столь любимый россиянами гордый и независимый Альбион начала XXI века?

1) «Тушкой или чучелом – скорее валим отсюда…» Британские иммиграционные траблы

Писать о новых и новейших негативных изменениях британских иммиграционных правил, как и смотреть на текущую воду, можно бесконечно. Итог один: сегодняшняя Британия – сугубо специальное место отдыха для тех, кому она чем-то очень нравится (Harrods, Bond-street, Hyde-park) или место бизнеса для тех, кому что-то очень нужно (вроде домика за $250 млн). И у первых, и у вторых должно хватить выдержки сдать все дактилоскопии и справки, а также замереть и проявлять выдержку, пока британское посольство в них придирчиво роется 2–3 недели. Что же касается постоянного проживания (для непонятливых – места, где схорониться), то его сейчас можно, фактически, только «купить»: депонируй от миллиона до десяти, получай «инвесторскую» визу, потом через 2–5 лет – в зависимости от задепонированной суммы – постоянный вид на жительство, и ходи кормить уток в Гайд-парк сколько хочешь. Если ты, конечно, удовлетворяешь всем требованиям к благонадежности, предъявляемым к эмигрантам британскими законами.

Типичная картина иммиграционного безумства. Офис. Он и он получают документы. Получив, идут к двери. Около двери младший резко разворачивается, подбегает к иммиграционному офицеру и, потрясая в воздух руками, вопит: «Но вы.. вы.. имейте в виду…..я не гей!» Занавес.

Подумайте: есть ли у вас время на британскую визу. Может, лучше на Кипр?

2) «Когда у нас была Куликовская битва, у них уже созывался парламент…» или у кого бюрократия бюроктатистей

Все знают, что британские бюрократы взяток не берут, но забывают о том, что они и не спешат: каждый работает строго в пределах своих полномочий и своей зарплаты, которая в год не превышает стоимости «нормальных» часов для русского среднего достатка. Ситуация в большинстве случаев столь заформализована, что по истечении определенного времени возникает острая ностальгия по родным «борзым щенкам» и «барашкам в бумажке». Отсутствие законодательных ограничений сроков рассмотрения многих заявлений делает для заявителя критично важным попасть в категорию «рассмотрено в разумный срок». Все, что за пределами разумности – фактически вне пределов контроля средней особи социума. Еще одна проблема: размер гонорара юриста может гарантировать только качество отношение к твоей проблеме, но не быстроту и эффективность ее решения. Отсюда когнитивный диссонанс российского сознания: а зачем тогда вообще платить юристам?

Гротескный способ разрешения тупиковой бюрократической ситуации хорошо показан в сериале «The Suits»: главному герою-юристу очень срочно нужна справка. Чиновник-мулатка с бездушным лицо раннего Чичикова говорит: «Понедельник». Он: «Знаете, что я сейчас сделаю?» Она: «Знаю. Будете жаловаться моему начальнику. Заполните форму А4. Она сможет вас принять в четверг». Он: «Нет. Я найму лучшего частного детектива и он будет следить за вами день и ночь. Обо всех особенностях вашей частной жизни я буду информировать ваше начальство». Лицо женщины-чиновник падает под стол.

Хотите скорости, быстроты и искренней оплаченной любви к вам в глазах рядового чиновника – не собирайтесь в Британию.

3) «Моя полиция меня иногда бережет….и не посадит, и не стережёт»

Раньше полицейского в Лондоне, кроме Нового Скотланд-Ярда, можно было увидеть наверняка только в одно месте – около американского посольства. Причем степень окруженности последнего практически противотанковыми надолбами никак не влияла на уменьшение количества полицейской охраны. Забавно было наблюдать демонстрацию против американского империализма в количестве пяти упитанных «доходяг» неопределенной, но, очевидно, угнетенной США национальности, и тридцати вооруженных настороженных полицейских (в России хватило бы одного похмельного омоновца, чтобы это прекратить – экономия бюджетных средств несколько тысяч процентов). Причем, по мнению самих британцев, вся их полиция коррумпирована сверху донизу: если нижестоящие приторговывают конфискованной травкой, то начальство «сливает» служебную информацию Мердоку. После погромов полиции вроде больше, но, судя по расстановке ее на наиболее заметных местах, эта «потёмкинская деревня» продлится не долго. В целом же… Картинка с выставки. У знакомого, говоря по-русски, «вынесли» офис. В офисном центре. Стоящем на всех возможных сигнализациях, видеомониторинге и «пультах». Вместе с сотней других офисов. Вскрыли нехилые сейфы. Полицейская станция находилась в семи минутах медленной ходьбы. Наряд приехал через три с половиной часа после взлома. Никого, естественно, не застав и не поймав. До Кущевской еще далеко, на направление выбрано верно.

Когда убили Литвиненко, ко мне тоже приходили из этой замечательной организации. Посмотрели в глаза, улыбнулись, пожали руку, сказали: «Звоните, если что..» Я как-то смутился уточнить, если что?

По древнему закону, полицейский в Великобритании обязан предоставить свою каску беременной женщине для малой естественной надобности. Стоит ли ради подобного эксперимента туда ехать?

4) «Почем Кембридж для трудящейся молодежи….»

Даже сами англичане не любят британские университеты так, как любят их русские. Создается впечатление, что если ребенок не будет обучен в приличном британском университете, а лучше и школе, то он навсегда останется «социально ущербным» – то есть кем-то вроде больного смесью болезни Дауна с болезнью Альцгеймера. 9 из 10 опрошенных родителей при этом очень слабо представляют, что их чадо будет делать и где оно будет работать после окончания социально дорого учебного заведения.

Один знакомый профессор сразу после предпоследнего кризиса поделился историей. Множество британских вузов жестко зависимо от студентов из Саудовской Аравии. Обучаются они на госстипендии. И тут приняли там, в Аравии, такой закон, чтобы, значит, стипендии платить только студентам, обучающимся в местных учебных заведениях. Почти все университеты Великобритании немедленно одели траур, подсчитывая грядущие «урезания» бюджета и сокращения преподавательского состава, но, как всегда, вмешался его Величество Случай. Шейх, будучи на девятом десятке, сильно занемог и перед ожидаемым отбытием в весьма отдаленные горние места решил оставить о себе дополнительную хорошую память, и наложил на закон вето. Благодаря чему, сколь ни печально это осознавать, многие британские вузы сейчас еще существуют. Однако все они очень жестко зажаты в клещи ужесточившейся иммиграционной политики, препятствующей многим потенциальным небедным студентам, и резко подскочившей цены за обучения для «своих», что уже породило целую серию небольших молодёжных «бунтиков» и демонстраций. Понятно, что Оксфорду, Кембриджу и LSE, по большому счету, наплевать на эту суету, но вряд ли они согласятся принимать только российских студентов.

Если любимое чадо на работу все равно «по звонку» устраивать, то, может, лучше в МГИМО, а?

5) «Просто у нас свистнули палатку, Ватсон…» или баллада о британской преступности…

Британские комьюнити часто делают рассылку о криминогенной обстановке в соответствующем районе: «За истекшую неделю на краже сумок поймано 5 человек, на краже мобильных телефонов – 4, двое особо злостных отправлены в тюрьму на 11 месяцев». И надо сказать, что рассылки месяц от месяца не радуют, особенно на фоне мифа о «безопасном Лондоне».

Разные члены правительства выступают перед камерами, гордо пыжатся: «Зато у нас очень низкий уровень убийств. Какие-то чахлые семьсот случаев за год».

Это верно, что, с одной стороны, делая упор на насильственные преступления против личности, британский законодатель и вся правоохранительная система добились их серьезнейшего снижения, в то же самое время имущественные преступления стали практически легальным бизнесом для организованных групп и группочек, промышляющих хищениями, травкой и много еще чем. Что могут эти группки общим количеством в десятки тысяч деклассированных особей в хороших руководящих руках, весь мир и увидел на примере свежайших бунтов. Создается ощущение, что это и есть новая разновидность европейской «криминальной экономики»: людям недостаточно просто дать хлеб (бенефиты), им еще обязательно нужны зрелища (то, чем заниматься каждый день). Ведь недаром старая английская поговорка гласит: «Незанятый разум – мастерская дьявола».

Разговаривал с одним полит-экономическим беженцем. Он говорит: «Помню как пару лет назад звонит мне знакомый корреспондент крупного издания – посреди белого дня вырвали сумку с деньгами, паспортом и билетами. Пришлось помогать». «Ага – сказал я – у меня такой же случай был с другим корреспондентом около года назад».

Знакомые говорят: «Ты как знаешь, но на Олимпиаду мы уедем. А то тут прямо в Мейфереграбить будут». Прямо Одесса 20-х какая то.

6) «Заплатил, а спать-то все равно не хочется…» – несколько почти нецензурных слов о британских налогах

Еще несколько лет назад британская налоговая действительность представляла собой милый, заросший ряской прудик, в котором если только жаба какая тихонько изредка квакнет. Но правительство, движимое кризисом и примитивной жадностью, очень бодро разделалось с налоговыми преференциями для нерезидентов, позволявшими им фактически не платить налог с доходов на капитал, заработанный за пределами страны (что, кроме политической стабильности и независимых судов, и служило основной приманкой для потенциальных жертв «тандемократии»). Потом оно так же резко сократило льготы и возможности оптимизации налога на те же нежно любимые иностранцами доходы с капитала и окончательно испортило налоговый климат для утомленных путинским режимом россиян и не только, элементарно увеличив налоги на богатых. Итог прост: в Великобритании невыгодно работать, выгодно быть или богатым, живя на доходы от оффшорных инвестиций, или бедным, живя на бенефитах. А работать невыгодно.

Ситуацию хорошо описывает старый анекдот: «Холмс, а кто так воет на болотах? Наверное, это собака Баскервиллей? – Нет, Ватсон, это сэр Генри. Он сегодня подал налоговую декларацию».

Вывод: вы уж определитесь, чему больше верите: обещанию Владимир Владимировича не менять единую ставку подоходного налога или британскому правительству, пообещавшему не вводить новые налоги на богатых.

7) «Мой дедушка был безработный на бенефитах , мой папа – безработный на бенефитах, я – безработный на бенефитах и мои дети тоже будут безработными на бенефитах» или скромное социальное проклятие вуду

Типичный англичанин не любит говорить на «нетолератные» темы, но ситуация, когда эмигранты, не поработавшие в Великобритании ни дня и не заплатившие ни пенса налогов в бюджет, требуют себе все больших и больших бенефитов, не может не раздражать даже самых терпеливых. Ситуацию еще всколыхнула публикация «Дейли Мейл» о безработной семье эмигрантов, занимающих скромный казенный домик в Хемстеде с шестью спальными комнатами, стоимостью два миллиона фунтов. Прикиньте сами: одно дело – сознавать, что на твои налоги содержатся, скажем, ветераны британской полиции, и совершено другое – подпитывать за свой счет быстрое воспроизводство уличной подростковой преступности.

О «трагедии» несчастных эмигрантов в Лондоне у меня есть собственное впечатление, оставившее почти душевную травму. Как-то в разгар последнего кризиса, зимой, напротив посольства Саудовской Аравии стоял одинокий манифестант с чахлым плакатиком: «Мне нечего есть». Одно лицо этого манифестанта, закутанное тремя шарфами «Берберри», весило больше, чем весь я. Про нижележащие части тела уже и не говорю. Я с трудом обошел его по касательной и ушел потрясенный.

Вывод: может, лучше отдать 13 процентов на «властную вертикаль» и спать спокойно, чем 50% – на сомалийских беженцев и ворочаться?

Великобритания была и есть страна красивая, культурная и замечательная во многих отношениях. Но, увы, подверженная и общеевропейским и своим собственным болезням. И тот, кто ищет в ней идеальную комфортную гавань для безоблачной жизни на заработанные «на российских галерах» деньги, рискует очень жестко ошибиться. Даже с учетом Владимир Владимировича. Как, в свое время, ошибся и сэр Генри, получивший в наследство замечательное поместье, но с собакой Баскервиллей в нагрузку.

http://slon.ru/russia/kuda_bezhat_ot_putina-683348.xhtml