January 24th, 2014

lawyer

Главное – не зассать.

Все плохое, как и хорошее всегда кончается. Сегодня выйдет на свободу Платон Леонидович Лебедев. И это просто замечательно. Но как обычно в таких случаях остаются вопросы. И главный из них: а хватит ли у пресс-центра Ходорковского смелости написать теперь на сайте «Алексей Пичугин» и сколько дней ему осталось до выхода (вернее, просто – пожизненно)? Или все-таки зассут? Ведь именно в этом смысл «дела Юкоса».
lawyer

Где в Британии воруют больше всего

Проверь свой индекс - может ты живешь там, где воруют. Кстати, воруют в Британии не меньше чем в России.

UK's 20 Worst Burglary Hotspots Revealed
One city is home to more than half of the UK's burglary hotspots, leading experts to offer tips on home security
http://news.sky.com/story/1200111/uks-20-worst-burglary-hotspots-revealed
lawyer

Человек, который попытался засудить дъявола

...а ему нагло отказали, потому, что он не представил способ уведомления ответчика...

THE MAN WHO TRIED TO SUE THE DEVIL
United States ex rel. Mayo v. Satan and His Staff

The District Court for the Western District of Pennsylvania dismissed the case, saying:  “Even if plaintiff's complaint reveals a prima facie recital of the infringement of the civil rights of a citizen of the United States, the Court has serious doubts that the complaint reveals a cause of action upon which relief can be granted by the court.” The court also noted that the plaintiff had not provided instruction on how the US Marshal was to serve Satan with court documents.
States ex rel. Mayo v. Satan and His Staffg/articles/sites/default/files/Oct_2010_Back_Story.pdf
lawyer

Нет бабла-нет защиты

В британском суде судят 8 человек за мошенничество на 22 млн рублей и ни у одного подсудимого нет адвоката, поскольку государство больше эти расходы не оплачивает. Вот тебе и Европейская конвенция и права человека. Вы еще не цените российских адвокатов "по назначению"?


Catherine Baksi @legalhackette
In court 1 @ Southwark Crown Court for R v Crawley & Others - £4.5m fraud trial where none of the 8 defendants have counsel due to fee cuts.
lawyer

«Дело ЮКОСа»: а кто победил?

«Дело ЮКОСа»: а кто победил?Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Вчера Президиум Верховного суда совершил юридический подвиг: разом рассмотрел все дела ЮКОСа и принял по ним решения, которые, с одной стороны, поставили в деле жирную точку, а с другой, заставили задуматься о том, что же будет после «дела ЮКОСа». Вопросов-то осталось много.

Судьба заложника

Главный гуманитарный итог заседания президиума: решение об освобождении Платона Лебедева «по отсиженному». Освобождение Лебедева дает возможность более или менее уверенно говорить об окончании «экономического дела ЮКОСа»: ведь на свободу отпущен его первый фигурант, ближайший соратник и подельник Ходорковского, на протяжении нескольких лет деливший с ним знаменитую даже в Страсбурге «железную клетку». Выход Лебедева полностью укладывается в парадигму «понятийно-договорного» помилования Ходорковского: Верховный суд «по фактически отсиженному» никого просто так не отпускает. Особенно по политическим делам. Хотя в последнее время Платон Леонидович хранил молчание относительно своих будущих намерений и планов, но всем ясно, что вряд ли он вернется в серьезный бизнес. И политиком не станет. И правозащитником. В любом случае его выход уже не вызывает такого шока и потока конспирологических версий, как неожиданное помилование МБХ: сторона власти просто соблюдает договоренности и выпускает заложника. С этой позиции выход Лебедева – точка невозврата экономического «дела ЮКОСа». Она пройдена.

Президиум рубит концы

Поспешные действия президиума, рассмотревшего все дела ЮКОСа одним махом, не позволяют сомневаться, что Верховному суду было дано указание закончить с ними разом и без излишних сантиментов. Тяжкое наследие первого срока Владимира Владимировича останется в «старом» Верховном суде (в работе которого были известные всем недостатки), а не перейдет к «новому» Верховному суду (репутация которого должна быть, очевидно, безупречна).

Президиум принял решения, которые полностью отражали логику развития «дела ЮКОСа» и служили его логическим завершением: и первое, и второе «дело ЮКОСа» слегка юридически причесали, кое-что исключили, кое-что переквалифицировали, но по сути теперь президиумом «проштамповано» все: приватизационные нарушения, налоговые схемы, хищение миллионов тонн нефти с их последующим «отмыванием».

Конечно, когда-нибудь в необозримо светлом юридическом будущем президиум, осененный откуда-то свыше, может еще раз вернуться к «делу ЮКОСа» и снова пересмотреть его, обосновав свое решение какими-нибудь сверхновыми обстоятельствами.

Но тогда и страной, и судом будут руководить совсем другие люди. Пока закон такой возможности не предусматривает. Правда, можно еще понадеяться на решение ЕСПЧ по «второму делу», которое ожидается года через три-четыре, но вряд ли оно тогда кого-нибудь, кроме специалистов из профессиональных юридических изданий, заинтересует, учитывая также то, что правосудие у нас теперь тоже суверенное и на мнение Страсбурга посматривает несколько свысока.

Не зэки, но должники

Одним из важнейших итогов сегодняшнего заседания Президиума Верховного суда явился очередной смачный плевок в сторону коллег из Страсбурга. Причем весьма демонстративный. Решение ЕСПЧ по «первому делу» предписывало однозначную отмену решения российских судов о взыскании с Лебедева и Ходорковского более 17 миллиардов рублей «неуплаченных налогов». Президиум поддержал мнение прокуратуры, что полмиллиарда долларов было взыскано абсолютно правильно. В результате российская власть сохранила в своих руках замечательный «крючок» для бывших сидельцев. Он позволяет не только перекрывать им выезд, вынуждая Ходорковского входить в роль Березовского N2, но в случае необходимости – разыскивать и арестовывать их счета и активы на территории России (а, возможно, даже и вне ее). Организация Ходорковским любого фонда (включая правозащитный) также находится под угрозой: в любой момент могут прийти приставы и поинтересоваться источником денег. Ходорковский и Лебедев перестали быть зэками, но остались должниками. Будет ли этот долг предметом некоего торга или по прошествии нескольких лет и при условии «хорошего поведения» он будет просто забыт – время покажет. Но если президиум игнорирует прямые предписания ЕСПЧ, это значит, что такое решение очень кому-то нужно.

Узник «Черного дельфина»

Какое же наследство оставило «экономическое дело ЮКОСа»? Хотя адвокаты Ходорковского и Лебедева в своем пресс-релизе и указывали на неких «сотрудников ЮКОСа, находящихся в заключении», но, по словам самого Ходорковского, в заключении после выхода Платона Лебедева из всех осужденных, так или иначе связанных с ЮКОСом, останется один Алексей Пичугин. Его случай еще более сложен, чем история с выходом на свободу самого Ходорковского. Как уже было заявлено Л. Невзлиным, «Путин заложников не продает». Таким образом, обсуждаемая многими «финансовая сделка» по освобождению Пичугина относится к области фантастики: если бы она случилась, было бы признано, что Алексей Пичугин действительно являлся заложником. Амнистия для людей с подобным приговором исключена в принципе. Принять решение о помиловании Пичугина для президента будет во много раз сложнее, чем помиловать Ходорковского и всех остальных «политзаключенных» вместе взятых. Где выход? Об этом тяжело говорить, но вряд ли вопрос выхода Алексея можно решить быстро. Возможно, что лет через пять прошение о замене ему пожизненного заключения на длительный, но конечный срок может быть удовлетворено.

«Роснефть» спит спокойно

Вопрос, который нельзя не задать, после того как Верховный суд пришел к окончательному решению по «делу ЮКОСа»: а как это понравится основным бенефициарам дела – «Роснефти» и Игорю Ивановичу Сечину? Разумеется, сама позиция Верховного суда их должна полностью устраивать, но… На протяжении последних лет многие средства массовой информации с особым ажиотажем акцентировали внимание на спорах бывшего менеджмента ЮКОСа, контролирующего небольшую часть активов, своевременно выведенных из банкротящейся компании, с «Роснефтью». Причем зачастую это представлялось чуть ли не как возможность отобрать компанию у Игоря Ивановича Сечина целиком. На самом деле, как рассказала недавно авторитетная FT, максимум, что могут отсудить бывшие менеджеры компании у «дочек» Роснефти, – это около двух миллиардов долларов старых еще юкосовких долгов. Пока (за восемь лет судов) удалось отсудить 500 миллионов. Ни о каких претензиях, связанных с отъемом компании, речь не идет. При нынешних доходах «Роснефти» списание подобных сумм «на убытки» будет политически неприятно, но малозаметно. Так что есть неплохой шанс, что «Роснефть», Ходорковский и бывшие юкосовцы спокойно продолжат свое существование в своих собственных измерениях. По крайней мере, пока цены на нефть совсем не упадут. Тогда, может быть, бывшие сотрудники ЮКОСа исполнят свою мечту – поучаствуют в банкротстве «Роснефти». А пока Игорь Иванович остается завидным работодателем, на которого горбатятся многие бывшие юкосовцы.

Плач по Гааге

Единственным существенным фактором неизвестности в том, что осталось после фактического завершения «экономического дела ЮКОСа», является широко освещавшийся последнее время суд в Гааге, где с России пытаются взыскать более 100 миллиардов долларов. Однако Страсбург как способ борьбы с Россией себя полностью дискредитировал. Процесс в Гааге начался много лет назад, но обещают, что он завершится в середине 2014 года. В многочисленных статьях о возможности взыскания с России невиданных в арбитражной практике миллиардов практически никогда не упоминалось, что в случае проигрыша процесса в Гааге бывшие владельцы ЮКОСа окончательно теряют возможность отсудить хоть что-нибудь существенное за «экспроприацию» компании. То есть – проигрывают все дело. Просто нет других процессов, и сроки предъявления претензий уже истекли. Но зачем же о грустном. В случае выигрыша в Гааге хотя бы миллиарда долларов, бывшие акционеры ЮКОСа, разумеется, не получат полного финансового удовлетворения, но получат удовлетворение моральное: сам ВВП будет как бы им должен. Впрочем, попытка поиграть с Российской Федерацией «в Ногу» (по аналогии с делом известной швейцарской компании Noga, охотившейся за активами РФ) может привести к тому, что неожиданно появятся и третье, и четвертое «дело ЮКОСа». Остается только надеяться, что бывших сотрудников компании эти дела не коснутся.

Абрамович крайний?

С выходом на свободу Ходорковского возобновились разговоры о том, что виновником разорения и разграбления ЮКОСа является Роман Аркадьевич Абрамович, коварно разорвавший договор о создании ЮКСИ и способствовавший разорению компании.

Разговоры эти привлекают всеобщее внимание: все ведь помнят, какой фурор произвел суд Березовского с Абрамовичем, окончившийся в итоге весьма печально – самоубийством одной из сторон. А тут против Абрамовича выйдет на одинокий БАБ, а целая группа «Менатеп». Можно ждать новых сенсаций о том, как все приобреталось и делилось в России в девяностые. Однако мечты о поверженном в британском суде Абрамовиче, скорее всего, так и останутся мечтами: во-первых, давно уже истекли все сроки возможных претензий в любом из судов, который могли выбрать стороны, во-вторых, сама группа «Менатеп» в лице ее основного аукционера заметила, что «с делом надо еще разобраться». Если с делом надо дополнительно разбираться спустя почти десять лет, то это значит только одно – никто реально судиться не собирается. А Романа Аркадьевича на понт не возьмешь. Так что все останутся при своих. Что, может быть, для них всех и лучше: хватит уже адвокатов кормить.

Финансовый «джихад» до победного конца

Кроме дела Алексея Пичугина существует еще не один десяток как «закрытых», так и до сих пор расследуемых «дел ЮКОСа», по которым осуждены или скрываются в разных странах десятки бывших сотрудников разрушенной компании. Какова будет их судьба?

Михаил Борисович неоднократно говорил, что «война не окончена, пока последний солдат не вернулся домой». Говорил он и о том, что «беженцы ЮКОСа» должны получить возможность вернуться в Россию.

И тут на любопытные размышления наталкивает и помилование Ходорковского, и решение Президиума Верховного суда в контексте интервью Леонида Невзлина, данного им сразу после отъезда Михаила Борисовича из Израиля. Хотя в нем господин Невзлин и выразил благодарность Путину за освобождение своего старого партнера, но объявил российскому руководству своеобразный «джихад»: суды до победного конца. Пусть Россия за все ответит в Гааге.

Ситуация, когда, с одной стороны, МБХ будет, как следует практически их всех его интервью, стремиться договориться тем или иным образом с руководством России и о смягчении судьбы Алексея Пичугина, и о судьбах бывших сотрудников компании, а с другой, с Россией ведется непримиримая борьба, напоминает известную басню Крылова. Вряд ли Владимир Владимирович согласится с аргументом, что с «Россией воюет не Ходорковский, а его бывшие партнеры». Его уже один раз пытались так развести на тему финансирования оппозиционных партий. Можно, разумеется, очень долго пытаться скрестить ежа «примирения» с ужом «финансового джихада», но выбирать все равно придется: или деньги, или люди. Хочется надеяться, что сейчас это будет правильный выбор.

«Дело ЮКОСа» было огромной занозой в правовой системе страны, в экономике, политике и судьбах сотен разных людей. Занозу, вроде, вытащили. Ну, или попытались. Вопрос в том, не будет ли рана гноиться десятилетиями. И сделан ли кем нужно правильный вывод: не надо начинать ни войны, ни уголовных дел, если заранее не уверен, как они будут закончены. А так, в «деле ЮКОСАа» победителей быть не может.
http://slon.ru/russia/delo_yukosa_a_kto_pobedil-1048274.xhtml