?

Log in

No account? Create an account
lawyer

Записки экономического преступника

Entries by category: история

Между струйками
lawyer
dmitrygololobov
Лебедев - единственный человек, опосредованно занимавшийся делом Юкоса все 10 лет его активного существования и очень удачно умывший руки. Под конечным решением - не его подпись. Он всегда может сказать: "Я был внутренне со своими коллегами не согласен, но в силу судебной этики не мог выразить свой внутренний протест". Еще в мемуары главу про дело Юкоса вставит. Вообще, все это напоминает анекдот сталинских времен:

Пригласил как-то Сталин на Ближнюю Дачу товарищей по Политбюро. И разразился дикий ливень. Все приходили мокрые до нитки. Только Микоян вошел сухой. “Как это вы, Анастас Иванович, умудрились под дождем не промокнуть?” – спросил Микояна удивленный Сталин. “А я, Иосиф Виссарионыч, между струйками, между струйками!”.


Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев

Глава ВС: решение по делам Ходорковского и Лебедева аргументированное

14:28 11/02/2014
Согласно решению президиума Верховного суда, приговор Ходорковскому и Лебедеву был снижен примерно на три месяца. При этом президиум не отменил налоговые взыскания в размере более 17 миллиардов рублей.

"Герои" Юкоса: почему МБХ в тюрьме, а Муравленко - в думе?
lawyer
dmitrygololobov
Коммунист Муравленко — олигарх и учитель Ходорковского

Сергей Муравленко – депутат Госдумы от КПРФ, один из богатейших людей в нижней палате парламента. Как утверждают его коллеги по партии – идейный коммунист. Однако у этого «идейного борца» весьма богатая биография. Именно он, а не Ходорковский создал и возглавлял ЮКОС. Он был совладельцем компании и в то время, когда был убит мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, пытавшийся добиться от нефтяников ЮКОСа полноценной уплаты налогов.

Кратко биография действительного члена Академии горных наук Сергея Муравленко такова. Родился он в номенклатурной семье. Отец - первый руководитель Тюменского производственного управления нефтяной и газовой промышленности. Окончил Тюменский индустриальный институт с квалификацией «горный инженер» по специальности «разработка нефтяных и газовых месторождений» в 1972 гогду. После чего работал на Самотлоре, удачно делал карьеру – от начальника промысла до генерального директора производственного объединения «Юганскнефтегаз». В 1987 году окончил Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР.

Затем произошел распад СССР, начался всеобщий кризис, эпоха неплатежей и бартера. Однако «Юганскнефтегаз» сумел тогда выжить под руководством Муравленко. В 1993 году началась подготовка к массовой приватизации середины 1990-х. Была создана компания «ЮКОС» - в результате объединения ряда нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих и химических предприятий, главными из которых стали «Юганскнефтегаз» и «КуйбышевОргСинтез». И руководству «Юганскнефтегаза» удалось стать «головной» компанией нового крупнейшего нефтяного объединения. Распоряжением премьера Виктора Черномырдина Сергей Муравленко был назначен президентом и председателем совета директоров «ЮКОСа».

Вряд ли без участия Муравленко обошлось последовавшее два года спустя – накануне приватизации компании - решение правительства включить в состав «ЮКОСа» добывающее предприятие «Самаранефтегаз» и несколько сбытовых предприятий, научно-исследовательских и производственных организаций. В итоге, была образована компания, добывавшая ежегодно уже около 43 млн. тонн нефти - в 1995 году это составляло около 12% от общей добычи в России.

Дальше начался долгий и мучительный процесс приватизации. На первом этапе все выглядело исключительно демократично. Практически по бросовой цене – чуть ли не 4 копейки за акцию, сотрудники «ЮКОСа», получали ценные бумаги своей компании. Те, у кого был большой стаж работы, получали также добавочные «опционы» (накануне закрытия компании, уже после ареста Ходорковского, акции стоили уже 15 долларов). Так что те работники, которые их сохранили до 2003-го года, если успели вовремя продать, должны были оказаться небедными людьми.

Но это только те, кто сумел акции сохранить. Удалось это немногим. На дворе были девяностые, кризис неплатежей, невыплаты зарплат. И как раз к к 1995 году странным образом задолженность компании по зарплате и налогам достигла около одного миллиарда долларов США, в то же время наблюдалось резкое сокращение нефтедобычи. Соответственно – зарплату практически не платили. Как об этом говорил потом сам Ходорковский, люди чуть ли не голодали. В то же время, у граждан активно скупали акции – тоже чуть ли не по номиналу. Во главе компании стоял тогда, напомним, Сергей Муравленко, который соответствующим образом заботился о трудовом коллективе.

Когда в 1995 году государство объявило о проведении залогового аукциона и инвестиционного конкурса по продаже в общей сложности 78% акций компании, находившиеся на руках у населения ценные бумаги, были практически все кем-то аккумулированы. Интересно, что Сергей Муравленко остался гендиректором и после приватизации компании. Впрочем, связаны ли эти два факта или нет, неизвестно.

В 1995 году на инвестиционный конкурс было выставлено 33% акций ЮКОСа. Победил «Менатеп» Михаила Ходорковского, несмотря на публичное противостояние этому решению со стороны альянса «Альфа-банка», «Инкомбанка» и «Российского кредита». Весной 1996 года МЕНАТЕП приобрел еще 7,06% акций ЮКОСа на денежном аукционе, который не предполагал каких-либо инвестиционных условий. А осенью 1996 года МЕНАТЕП выставил на инвестиционный конкурс весь оставшийся в залоге госпакет акций. Как и ожидалось, победителем конкурса стал он сам.

Учитывая, что после приватизации в 1995 году Муравленко сохранил пост председателя совета директоров «ЮКОСа», а 23 мая 1996 года был избран председателем совета директоров «Роспрома», который объединял 30 предприятий и являлся промышленным холдингом группы Менатеп., можно сказать, что альянс Муравленко и Ходорковского (на тот момент именно в такой последовательности), был оформлен. Они получили контроль над одной из крупнейших нефтяных компаний в мире. ЮКОС перешел к организации схем, позволяющих платить минимум налогов и извлекать максимум прибыли. В том числе, за счет пресловутой «нефтяной жидкости».

Так что создал «ЮКОС» вовсе не Михаил Ходорковский, как многие привыкли думать, а все тот же Сергей Муравленко. Он же научил его делать бизнес на нефти.

Бизнес-империя Муравленко стала главной частью бизнес-империи Ходорковского. И сам Муравленко не терял над ней контроля. В 2001 году председатель правления «ЮКОСа» Михаил Ходорковский называл Муравленко в числе реальных совладельцев компании. В 2002 году «ЮКОС» назвал Муравленко в числе бенефициаров Group MENATEP Ltd, которому принадлежит 61 % акций «ЮКОСа».

На конец 90-х пришелся «подъем» «ЮКОСа» как одной из крупнейших российских нефтяных компаний. Акционеры ударились в политику. И не только. Как раз в то время в Нефтеюганске, который являлся «базовым» городом для муравленковского «Юганснефтегаза», мэром стал Владимир Петухов. Его не устраивало, что благодаря специфическим технологиям развития, заключавшимся в реализации зачетных схем и широком применении векселей МЕНАТЕПа, бюджет города перестал получать какие-либо налоговые поступления и начал быстро деградировать, что особенно было заметно на фоне соседних, процветавших нефтяных городов - Сургута и Когалыма. Мэр провел резонансную голодовку, заставившую заговорить о нем. А через несколько дней после успешно завершения голодовки (в связи с обещанием региональных властей вмешаться в ситуацию) Сергей Петухов был расстрелян прямо на улице в день рождения Михаила Ходорковского. По этому делу есть даже осужденные – бывший глава службы безопасности «ЮКОСа» некий Пичугин. Также вынесен заочный приговор и еще одному руководителю ЮКОСа — Леониду Невзлину. Но Муравленко здесь, конечно же, не при чем.

Что до политики, то акционеры «ЮКОСа» накануне парламентских выборов 2003 года не скрывали, что финансируют оппозиционные партии, в том числе «Яблоко», «Союз правых сил» и КПРФ. И если Ходорковский говорил про либеральные партии, то на Муравленко намекали как на главный источник «юкосовских» денег, шедших на финансирование КПРФ. И получил в 2003 году мандат депутата Госдумы от партии коммунистов.

В отличие от большинства высокопоставленных «юкосовцев», Муравленко не стал покидать Россию после ареста Михали Ходорковского и Платона Лебедева. Будучи депутатом Госдумы, кстати, он имеет неприкосновенность по закону.

В 2004 году Сергей Муравленко занял 73 место в списке богатейших людей России по версии журнала Forbes с состоянием в 340 млн долларов. Источником его дохода журнал называл стоимость доли в НК «Юкос» и доходы, связанные с нефтяным бизнесом.

В 2007 году Муравленко вновь участвовал в выборах в Госдуму по списку КПРФ в Белгородской области. Согласно информации, представляемой кандидатами в ЦИК, доходы Муравленко за 2006 год составили 494 млн руб. Муравленко также располагал банковскими вкладами на сумму более 2,5 млрд руб., акциями 37 компаний, двумя земельными участками (9222 и 18110 кв. м.) и автомашинами Porsche Cayenne S и Maybach-57.

Согласно декларации о доходах, Муравленко получил в 2009 г. доход в 349 млн руб. и занял, таким образом, 10-е место среди самых богатых депутатов Госдумы. Его супруга получила 152 млн руб. дохода. Муравленко принадлежит семь земельных участков, три дома, квартира площадью 162,5 кв. м, шесть гаражей, а также четыре автомобиля: Mercedes C 200 K, Mercedes ML 350 4 Matic, Porsche Cayenne и Maybach 57.

Кстати, две последние марки явно относятся к его любимым. В декларации, поданной осенью 2011 года, коммунист-олигарх опять указал, что владеет автомобилями Porsche Cayenne и Maybach , а кроме того: гаражом, двумя участками (9222 и 18 110 кв. м), двумя жилыми домами (310 и 2083 кв. м), охотничьим домиком (29,8 кв. м) и домом охраны (372 кв. м) в Московской области. Также в минувшем году он заработал 426 млн руб. за счет акций и ценных бумаг. А именно: ему принадлежит 80% акций ООО "М-Корпорация", по 0,0002% акций "Газпром нефти", "Северстали", акции "Норникеля", АФК "Система", "Ростелекома" и других компаний (в том числе привилегированные акции). Помимо этого, еще больше 60 млн руб. принадлежащих народному избраннику средств находится на его банковских счетах, в основном в Русском торговом банке.

Наконец, журнал Маркер утверждает, что у Муравленко в собственности также находятся апартаменты с лоджией и подвалов в Швейцарии, в престижном районе Женевы на ул. Флориссант, 89а и 89б. Их покупка, по данным Маркера, обошлась депутату и бизнесмену в $1,7 млн.

Так сложилась судьба. Михаил Ходорковский сидит в тюрьме, Леонид Невзлин — в Израиле, а Сергей Муравленко — в депутатском кресле со значком КПРФ.
http://www.og.ru/articles/2011/10/28/32427.shtml

А вто еще раз выдержки из показаний господина Муравленко, анные им на следстивии:

Вопрос: Почему Вы как руководитель компании допустили, чтобы команда Ходорковского изучала финансовую и производственную деятельность компании, ведь акции всего лишь находились в залоге у банка «Менатеп». На каком основании Ходорковский стал хозяином положения?
Ответ; Я считал, что если акции находятся в залоге у банка, то руководители банка, в данном случае «Менатеп», имеют право знакомиться с делами компании. В то время, о котором я говорю, Ходорковский еще не стал хозяином положения или диктовал свои условия…..
……………………….
Вопрос: Что произошло после коммерческого конкурса в 1996 г.?
Ответ: Сначала я расскажу, что было до конкурса. Когда был объявлен конкурс, то на акции претендовал банк «Менатеп» и еще какой-то банк. Ходорковский пришел ко мне, я пригласил вице-президентов Иваненко В.В. и Казакова В.А., а также советника президента (Голубева Ю.А.) Он сообщил нам, что хочет идти на конкурс и что хотя компания «ЮКОС» пока в трудном финансовом положении, она перспективная и ее можно сделать одной из учших компаний в стране. От указанной группы руководителей «ЮКОСа» переговорщиком с Ходорковским мы назначили Голубева.
Вопрос: Зачем нужен был переговорщик с Ходорковским?
Ответ: Он высказал нам о своем желании через структуры банка «Менатеп» участвовать в конкурсе. Для победы ему нужна была поддержка команды менеджеров «ЮКОСа», т.е. наша, эксперты должны были принять участие в составлении инвестиционной программы. Мы согласовывали эту программу с сотрудниками банка «Менатеп». Этим определялись средства, которые банк сможет вложить.
Вопрос: То есть Вы составляли программу под лимит средств банка «Менатеп»?
Ответ: Мы называли те цели, на которые необходимо было направить средства. На встречах в регионах я рассказывал работникам «ЮКОСа» об инвестиционной программе, о том, что она составляется с участием сотрудников банка «Менатеп».
Вопрос: О чем еще Вы договорились с Ходорковским?
Ответ: Голубев сказал мне, что он попросил Ходорковского учесть его, мои, Иваненко и Казакова интересы в дальнейшем развитии компании. Мы видели, что развитие событий ведет к тому, что Ходорковский станет владельцем. Ходорковским мне было обещано, что я останусь президентом компании, и на мне останется технический блок, а он будет заниматься финансовыми вопросами. Мы, т.е. я, Голубев, Казаков и Иваненко решили оказать Ходорковскому поддержку, в т.ч. в составлении инвестпрограммы. Никто другой из претендентов на нас не выходил.
…………………………

Вопрос: Чем Вы руководствовались, когда соглашались с предложение Ходорковского?
Ответ: Я предполагал, что банковские средства помогут решить финансовое положение компании, и кроме того, хотел остаться в управлении компанией. В результате, как стало ясно, банк не вложил никаких финансовых средств в компанию.
………………………..
Вопрос: Возвращаясь к упомянутой Вами договоренности с Ходорковским об оказании ему содействия в составлении инвестиционной программы, а также в содействии в управлении ОАО «НК «ЮКОС» и принятии необходимых ему решений, к чему Вы пришли по соглашению?'
Ответ: Ходорковский устно пообещал, что наши, т.е. мои, Иваненко, Казакова и Голубева материальные интересы будут учтены. Мы согласились с ним сотрудничать. Я получал заработную плату в ОАО «НК «ЮКОС». Потом ко мне обратился кто-то из сотрудников правового управления и предложил подписать договор с иностранной компанией «Хинчли Лимитед» на оказание консультационных услуг. Я согласился. По договору я получил от указанной койпании на счет в ОАО «ДИБ» в 1999 г. 8 040 ООО руб., в 2000 г. - 8 349 000 руб. Не помню, были ли еще какие-то выплаты.
Вопрос: Предъявляю Вам измененное и пересмотренное компенсационное соглашение от 1.11.2002, согласно которому компания «Групп Менатеп Лимитед» выплачивает денежные средства компании «Темно Финанс Лимитед»;. бенефициарами которой являетесь Вы, Муравленко, Казаков, Голубев. Знаком ли Вам этот документ, подписывали ли Вы его?
Ответ: Документ мне знаком, и я его подписывал.
Вопрос: При каких обстоятельствах Вы подписали данное соглашение? На какие обязательства, взятые сторонами в 1996 г., имеется ссылка в документе? ;
Ответ: В документе ссылка на обязательства, о которых я упоминал ранее. В 2002 г. пришел Голубев и сказал,; что в аппарате Ходорковского готовится соглашение, согласно которому нам выделяется какой-то пакет акций ОАО «НК «ЮКОС». Если компания будет продана, то мы получим деньги за эти акции после продажи компании. Через пару месяцев меня, Иваненко, Голубева и Казакова пригласил Ходорковский и сказал, что решено выделить нам пакет акций, но мы не имеем права управлять этим пакетом акций, голосовать им, продавать акции лично и получать по ним дивиденды. Все будет решено в централизованном порядке, когда будет продаваться компания. При встрече присутствовали Лебедев и Брудно.