Category: криминал

lawyer

Как генерал Бастрыкин всех объективной истиной напугал

Как генерал Бастрыкин всех объективной истиной напугалСвятая инквизиция. Французская гравюра начала XVIII века

Страх ходит по России. Страх объективной истины. Внесенный на прошлой неделе единороссом Ремезковым и давно лоббируемый генералом Бастрыкиным законопроект предлагает внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс: «Суд, прокурор, руководитель следственного органа… обязаны принять все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по уголовному делу» (курсив мой. – Д.Г.), а также «объективная истина – это соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения». А презумпция невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию.

Тем самым, по мнению юристов, в России совершается «судебный госпереворот» и переход от процесса «состязательного» к его альтернативе – процессу «инквизиционному». Одного этого слова достаточно – за ним сразу видятся кнут, дыба, костер и «тройки» НКВД. А тут вроде как с подачи генерала Бастрыкина нам предлагают к этому самому «инквизиционному» процессу и установлению «объективной» истины и перейти. У нас оправдательных приговоров и так меньше процента, а после внедрения «объективной истины» статистика, очевидно, вообще в минус пойдет. Так что с заменой «презумпции невиновности» на «объективную истину» все, кто об этом написал, оказались абсолютно не согласны. Однако, прежде чем бояться «объективной истины» и «инквизиционного процесса», все-таки необходимо задать себе абсолютно кощунственный вопрос: а так ли уж хорош процесс состязательный, как мы привыкли о нем думать? Проще всего это выяснить на примере определенных практических судебных сценариев.

Итак, сценарий первый. Судят абсолютно невиновного, оказавшегося в ненужное время и в ненужном месте человека. К тому же весьма бедного. Ну нет у него денег на приличного адвоката. И назначают ему (строго по закону) какого-нибудь никому не нужного адвокатишку, который и Уголовно-процессуальный кодекс последний раз три года назад листал. А на противоположной стороне – сильно заинтересованная в данном конкретном деле прокуратура. При активной поддержке Следственного комитета. И выставляют в процесс мощную прокурорскую команду во главе с самым лучшим прокурором-обвинителем (подчеркиваю: сценарий – теоретический). Дело рассматривается в суде присяжных. И начинает прокурор-гособвинитель в прямом смысле этого слова рвать свою жертву. И все нужные для обвинения доказательства у него есть. И свидетели приходят и правильные показания дают. И экспертизы в деле имеются. И обвинительную речь он до полуночи говорил (медаль, наверное, очень хотел). А адвокатишко пошмыгал носом и сказал, что его клиент совсем не виноват, ничего не доказано и надо его обязательно оправдать. И сел на место. А судья и присяжные смотрели на все это и смотрели. А судье-то чего? Процесс же состязательный. Что стороны скажут, то он с присяжными и слушает. А потом было все как полагается: присяжные быстренько (и совершенно законно, на основании всех представленных доказательств и речей сторон) признали подсудимого виновным, а судья навесил ему срок по полной. Потому что прокурорская команда опять хорошо подготовилась, а неоплаченный защитник снова сказал два слова. И поехал невиновный осужденный в далекий Магадан. Или Мордовию. Что для сценария номер один значения уже не имеет.

Сценарий второй (не менее свойственный для России). Судят очень, ну просто очень богатого человека. За что-нибудь совсем ужасное. Например, за педофилию. Или за изнасилование с убийством. Или за то, что пьяным на своем «бентли» пять человек сбил. И защищает человека очень, ну просто очень квалифицированная команда адвокатов. Трое из первой московской десятки. Плюс на подхвате еще пятеро из первой сотни. И трое юристов из крупной лондонской фирмы, чтобы в случае чего помочь с заявлением в Европейский суд. А еще есть замечательная мощнейшая PR-поддержка: и известные блогеры приглашены, и журналисты, и правозащитники. И все как один пишут, что подсудимый – кристальной честности человек, прекрасный семьянин, никогда не был судим, меценат, благотворитель, прихожанин РПЦ и вообще жертва примитивной подставы и Следственного комитета. А в прокуратуре что-то не заладилось, был очередной кадровый кризис, и гособвинять прислали самого последнего прокуроришку. Он с утра пивком опохмелился, три тома дела из полусотни пролистал и пошел обвинять. Тут его адвокаты вместе с правозащитниками на британский флаг и порвали. Но он, как и полагается уважающему себя обвинителю, на все эти глупости плюнул и пошел со следаками бухать. А журналисты потом написали, что прокурор был «неубедителен и мерзопакостен» и «своей речью полностью подтвердил, что дело против подсудимого было сфабриковано прокуратурой совместно со Следственным комитетом». Восторженно внимавшие многочасовым речам известных адвокатов присяжные подсудимого немедленно оправдали. Он тут же заявил, что воспользуется своим правом на реабилитацию и предъявит иски к прокуратуре и Следственному комитету. А прокурора внесет в «международный черный список борцов с правами человека». Судья взирал на все это совершенно беспристрастно – процесс-то ведь состязательный. Потом он встал и вынес приговор в полном соответствии с вердиктом присяжных, который бывший подсудимый тут же поехал со всей командой обмывать. В «Обломов». Или в «Пушкинъ». Что, в общем, уже не важно для настоящего сценария. О потерпевших по делу никто и не задумался. Ведь процесс – состязательный: кто выиграл, тот и прав.

Все эти абсолютно теоретические и даже, может быть, где-то фантастические сценарии показывают, что при всей внешней привлекательности состязательный процесс – абсолютно не панацея для сторон и имеет свои существенные недостатки, к которым, правда, за последние десятилетия уже привыкли.

Разумеется, полностью состязательный суд – вещь, вне всякого сомнения, очень хорошая. Просто замечательная. Особенно для Березовского и Абрамовича. То есть при приблизительно равных возможностях сторон. Когда же начинаются перекосы, то государство, по идее, должно слабейшую сторону поддержать, предоставив ей либо бесплатного защитника, либо средства для его найма. Ну как, в общем, в Европейской конвенции и написано. Только чем квалифицированней и независимей у государства суд, тем дороже он стоит. Цена одного дня полноценных слушаний при соблюдении всех процессуальных гарантий начинает достигать просто заоблачных вершин. Счета юристов за оказанные юридические услуги начинают измеряться семизначными цифрами. Государство начинает понимать, что оно не может позволить себе такой дорогой суд, где судья только как верховный арбитр взирает на процесс и выносит решение. И стороны не могут себе подобный суд позволить, когда за услуги адвоката ты должен будешь потом рассчитываться десять лет. Начинается то, что юристы называют «препятствиями к осуществлению правосудия», – право на справедливый суд становится фактически недоступным. Особенно рядовым гражданам. Кто не понимает, о чем это, может вспомнить недавний процесс Литвиненко, когда его вдова пыталась оспорить решение правительства не проводить независимое судебное расследование. Так ее же это самое британское правительство пугало, что в случае если она проиграет, расходы составят около £50 тысяч – цифра для нее совершенно неподъемная. В итоге деньги на процесс собирали всем миром. И к этому привела именно хваленая «состязательность процесса». И подобных примеров очень много.

Недостатки чисто состязательного процесса заставляют страны с развитыми судебными системами переходить постепенно к неким смешанным моделям. Недаром у британского суда теперь основная задача – «судить очень быстро и эффективно». Суд располагает широчайшими возможностями: определять жесткий график судебных заседаний, ограничивать расходы сторон, толковать молчание подсудимого не в его пользу, отказывать сторонам в заслушивании их аргументов, разрешать или запрещать апелляцию и много еще чего. Суд перестал быть пассивным наблюдателем за спором сторон и начал активно вмешиваться в процесс. Он не стал инквизиционным, но перестал быть полностью состязательным. Подходит ли подобная смешанная модель российскому суду или ему пока лучше оставаться только состязательным? На самом деле никто ответа на этот вопрос сейчас не знает, поскольку эффективность той или иной судебной реформы можно оценить только через десятилетия. Но если не пытаться хотя бы как-то изменить российское правосудие, то оно останется таким, какое оно есть сейчас, когда в него никто не верит. Хуже уже точно не будет.

А тому, кому все изложенное показалось совсем неубедительным, можно только напомнить, что широко известный в узких кругах царь Соломон судил, как помнят историки, в рамках абсолютного инквизиционного процесса (сведений об участии адвокатов в рассмотренных им делах по крайне мере не сохранилось). И, судя по сохранившимся прецедентам, неплохо, наверное, судил.

http://slon.ru/russia/kak_general_bastrykin_vsekh_obektivnoy_istinnoy_napugal-1051782.xhtml
lawyer

Множество безумных теорий....

Бизнес газета РБКdaily
Ходорковский может пойти по стопам Квачкова
Ходорковский может пойти по стопам Квачкова
Информационную "бомбу" в пятницу, сам того не желая, взорвал замгенпрокурора Александр Звягинцев. В интервью "Интерфаксу" он сказал, что в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, готовящегося через 9 месяцев выйти на свободу, расследуются несколько уголовных дел, имеющих "хорошую судебную перспективу". По словам адвокатов, за финансовые преступления осудить Ходорковского не удастся из-за вышедших сроков давности, способом оставить его за решеткой может стать статья о подготовке к госперевороту.



Forbes

Генпрокуратура сообщила о новых делах в отношении Ходорковского


В отношении основателя и бывшего президента нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского расследуются несколько уголовных дел «с хорошей судебной перспективой». Об этом агентству «Интерфакс» в пятницу сообщил заместитель Генерального прокурора России Александр Звягинцев.

Читать далее




ВЕДОМОСТИ

Ходорковский навсегда

«Ведомости» выяснили подробности дела о противодействии правосудию — Михаил Ходорковский может стать обвиняемым

В отношении бывшего хозяина ЮКОСа Михаила Ходорковского и других лиц расследуются новые дела, подтвердил заместитель генпрокурора Александр Звягинцев.
Читать целиком
Ходорковский навсегда




Проблема всех этих публикаций в двух вещах: те, кто их писал, не знают ни закона, ни дела Юкоса. Поэтому и получается полностью алогичная чушь.

Взятки и "гонорар успеха"

ПРАВОRU
Обещавшая за $750 000 условный срок адвокат не смогла доказать, что выполнила поручение

Экс-адвокат Вера Лычкина, взявшаяся обеспечить бизнесмену условный срок за мошенничество, теперь отбывает наказание по той же статье. Потерпевшей признана ее коллега, которая и передавала ей деньги. Соглашение, по сути включавшее "гонорар успеха", стоило Лычкиной адвокатского статуса, а его невыполнение, как счел Мосгорсуд, не позволяет пересмотреть приговор.

Читать полностью →

Замечательный пример, как отсутствие всякого правового регулирования "гонорара успеха" привела к его использованию в коррупционных целях. В UK есть четкое ограничение и регламентация "гонорара успеха" : + 100% к счету - максимум. Но адвокат принимает на себя риски проигрыша. И в определенных сферах подобные соглашения запрещены.  А у нас продолжают твердить, что с регламентаций адвокатской деятельности все замечательно.
lawyer

Байки Юкоса-2

2004 год. Ранее утро. Где-то на российско-украинской границе 

Пять утра. Пересменок. Заступающий на дежурство прапорщик зевает так, как-будто хочет разом сожрать лежащую по ту сторону «нэзалежную». Мимом чередой ползут  запыленные легковушки.  Прапор уныло грохает штампики в засаленные паспорта. Проходит раздолбанная бела шаха. Следующим пододвигается особенно грязный джип с непонятно какими номерами. Когда-то, очевидно, бывший зелёным.  Двое мужиков впереди. Пара – мужчина и женщина сзади. Все зевают.  Прапорщик перезевывает в ответ. Неуловимым движением смахивает  четыре паспорта с прилавка.

Первый , второй … теперь …блин.. баба. Маломощный где-то когда-то списанный  компьютер  особенно нудно жужжит твердым диском. Неужели опять завис. Но на экране вместо унылой нудятины вдруг вспыхивает красным: «Розыск Генеральной прокуратуры. Задержать и сообщить инициатору». Прапор моргает. Потом зевает, Потом моргает дважды. Встает, поправляет футражку..бормочет: «Счас… Минуточку….мне.. вот… надо минуточку… подождите..». Вторая дверь в коридор – начальник смены. Прапор рвет дверь: «Саныч… там… розыск …этой генеральной…. Четверо… на джипе… счас на прорыв пойдут… ой бля…» .  Охреневший Саныч плещет кофе на бамажки на столе – «Бл.. Серега … всех поднимай…. Калаши… калаши … тащите из оружейки ….Е..ть , а если у них гранаты… или заряд в тачке…. Щас всех разнесут…»

Одновременно распахиваются три двери и  машину окружают расхристанные сержанты с прыгающими в руках калашами .. Начсмены истошно вопит: «Руки верх!  Выйти из машины! При попытке сопротивления немедленно открываем огонь на поражение!»

Люди в машине лихорадочно дергаются и серея лицами начинают потихоньку выползать через полуоткрытые дверцы. Трудно сказать кого больше колотит нервяк – их или служивых.  «Вы че, свовсем охренели, хлопцы» - выдавливает из себя водитель – «Мы же в Киев, на выходные. С дурганом… он  вон…любовницу прихватил….» .  «Счас ФСБ и прокурор приедут и поедете на выходные в Лефортово, бандюганы… Любовница у него ….ага.. не иначе – Сонька- Золотая ручка, судя по инициатором розыска….» - натружено сипит начальник смены, оттирая грязным платком пятна кофе с форменных брюк.

Через полчаса обстановка разряжается. Задержанные спокойно сидят в комнатке  под надзором пары взбодренных сержантов., тих переговариваясь и дожевывая черствые бутерброды . Один, успокоив дрожь, осторожно стучит в дверь: «Браток, проводи руки помыть..» Сержант вздрогнув,недовольно морщица, звонит начальнику смены, и закину автомат за спину ведет мужика в загаженный постовой туалетик.  Убедившись, что таможенник сосредоточенно читает свежий «Спид-Инфо», мужчина достает из носка заначенный микроскопический мобильник и коротко говорит туда: «Ты был прав. Действительно стоит сторожек ГП. Да нет… Так попугали… Счас ждем прокуроских… Там посмотрим. Но адвокатов – готовь…». После этого, выковыряв из телефона симку, смывает ее в унитаз, а телефон  бросает в переполненное грязной бумагой ведро. Слышен наружный гул раздолбанной прокурорской волги…

Через полчаса, пришпоренный добрым прокуроским пинком и повесткой на допрос в Генеральную прокуратуру, джип разворачивается в сторону Москвы. Женщина облокачивается головой на плечо мужчины и засыпает. До завтрашнего допроса необходимо выспаться. 

P.S. Все изложенное является плодом фантазии автора. Любые совпадения с реальностью абсолютно случайны :)
Якобы очевидцы описанных событий откровенно врут.
lawyer

Где правда, брат???

25 июля Алексею Пичугину исполняется 50 лет

www.novayagazeta.ru
__________________________________________________________________________________________

50 лет Пичугину - это отнюдь не повод для того, что бы написать пару дежурных статей и запостить десяток постов. Это и время что бы набраться мужества и задать несколько жестких и неприятных вопросов, имеющих непосредственное отношение к судьбе этого человека.

Например, среди всех поздравлений Пичугина я не увидел главного - от его бывшего НЕПОСРЕДСВЕННОГО начальника - начальника УБ Роспрома, Менатеп и Юкоса г-на Шестопалова.

Скажем, Михаил Иосифович Шестопалов – начальник службы безопасности ЮКОСа. Кстати, почему-то очень часто начальником службы безопасности называют Алексея Пичугина. Это совершенно неправильно, потому что Алексей – это начальник отдела экономической безопасности внутри службы безопасности. А начальником всей службы безопасности был Михаил Иосифович Шестопалов.
http://www.alexey-pichugin.ru/index.php?id=866

От осужденного на пожизненное г-на Невзлина есть, а от ненаходящегося в розыске Шестпалова - нет. А между прочим, существование означенного лица и отсутствие в отношении последнего каких-либо внятных обвинений и является ВАЖНЕЙШИМ доказательством необоснованности дела в отношении самого Пичугина.

И - намного более важное.  Первое дело Пичугина в ЕСПЧ подали много лет назад. Как  везде пишут - коммуникация прошла в 2007 году. Прошло  5 (пять!) лет. Где решение? Дайте почитать решения о приемлемости - оно же публичное - там нечего скрывать. Где гневные письма адвокатов в ЕСПЧ? Где их заявление о перспективах дела? Чем там занимается дочка г-на Понмарева?  Ниже – это ВСЕ что адвокаты «имеют» сказать по делу после СТОЛЬКИХ лет.

Если говорить конкретно об Алексее Владимировиче Пичугине, то необходимо уточнить, что мы, его адвокаты, подавали две жалобы в Страсбург: на нарушения прав нашего подзащитного, допущенные в рамках его первого и второго уголовного дела. Вы в своем вопросе, очевидно, имеете в виду первую жалобу, касающуюся дела по обвинению в организации убийства Ольги и Сергея Гориных, покушений на Виктора Колесова и Ольгу Костину. В 2007 году Европейский Суд признал ее приемлемой, задал нам и представителям Российской Федерации вопросы и получил ответы. Что касается второй жалобы, связанной со вторым уголовным делом Алексея Пичугина, то она была подана в 2007 году и на данный момент еще не коммуницирована.

http://gotostrasbourg.livejournal.com/28596.html#cutid1

Это ли, господа, не примитивное соплежуйство?


Ни одно дело Юкоса (а корпоративно-налоговое дело было юридически в десятки раз объемней и сложнее дел Пичугина) столько не рассматривалось. Может хватит благодушно писать статейки и пора как-то заняться судьбой человека?



 P.S. Ну я это к теме, как много в деле Юкоса от нас на самом деле скрыто.