Category: общество

lawyer

АдЪ юридического цинизма

Человеку запрещено пользоваться Интернетом.
Человек говорит: «Ну раз я не могу пользоваться, то в мой ЖЖ будут писать моя жена и мои дети».
В ЖЖ появляется какая-нибудь клевета.
Человек говорит: «А это не мое. А чье, я не знаю».
Может именно для того, что бы избежать подобных пердомоноклей аккаунты в соцсетях и привязаны к конкретным лицам?


lawyer

Между струйками

Лебедев - единственный человек, опосредованно занимавшийся делом Юкоса все 10 лет его активного существования и очень удачно умывший руки. Под конечным решением - не его подпись. Он всегда может сказать: "Я был внутренне со своими коллегами не согласен, но в силу судебной этики не мог выразить свой внутренний протест". Еще в мемуары главу про дело Юкоса вставит. Вообще, все это напоминает анекдот сталинских времен:

Пригласил как-то Сталин на Ближнюю Дачу товарищей по Политбюро. И разразился дикий ливень. Все приходили мокрые до нитки. Только Микоян вошел сухой. “Как это вы, Анастас Иванович, умудрились под дождем не промокнуть?” – спросил Микояна удивленный Сталин. “А я, Иосиф Виссарионыч, между струйками, между струйками!”.


Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев

Глава ВС: решение по делам Ходорковского и Лебедева аргументированное

14:28 11/02/2014
Согласно решению президиума Верховного суда, приговор Ходорковскому и Лебедеву был снижен примерно на три месяца. При этом президиум не отменил налоговые взыскания в размере более 17 миллиардов рублей.
lawyer

А вы говорите - Pussy Riot и Дождь....

"Во время слушаний возле здания суда собрались несколько сот человек..." Есть один непреложный факт: в любой стране вне зависимости от уровня развития в ней демократии и судебной системы, если рядовой избиратель в массовом порядке сильно захочет, то посадят или закроют кого угодно. Найдут закон и способ. Потому, что «демократия» была и остается властью толпы, хотя и немного подретушированной законами. И никакой правящей партии и коалиции не хочется ее на себе испытать.

Французский суд приговорил к году тюрьмы молодого человека за издевательства над котёнком

03.02.2014 21:03 Обвиняемый сам опубликовал кадры в Фейсбуке, на которых видно, как он швыряет пятимесячного котенка по кличке Оскар в воздух, а потом – об стену...


lawyer

Как генерал Бастрыкин всех объективной истиной напугал

Как генерал Бастрыкин всех объективной истиной напугалСвятая инквизиция. Французская гравюра начала XVIII века

Страх ходит по России. Страх объективной истины. Внесенный на прошлой неделе единороссом Ремезковым и давно лоббируемый генералом Бастрыкиным законопроект предлагает внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс: «Суд, прокурор, руководитель следственного органа… обязаны принять все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному выяснению обстоятельств, подлежащих доказыванию для установления объективной истины по уголовному делу» (курсив мой. – Д.Г.), а также «объективная истина – это соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения». А презумпция невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию.

Тем самым, по мнению юристов, в России совершается «судебный госпереворот» и переход от процесса «состязательного» к его альтернативе – процессу «инквизиционному». Одного этого слова достаточно – за ним сразу видятся кнут, дыба, костер и «тройки» НКВД. А тут вроде как с подачи генерала Бастрыкина нам предлагают к этому самому «инквизиционному» процессу и установлению «объективной» истины и перейти. У нас оправдательных приговоров и так меньше процента, а после внедрения «объективной истины» статистика, очевидно, вообще в минус пойдет. Так что с заменой «презумпции невиновности» на «объективную истину» все, кто об этом написал, оказались абсолютно не согласны. Однако, прежде чем бояться «объективной истины» и «инквизиционного процесса», все-таки необходимо задать себе абсолютно кощунственный вопрос: а так ли уж хорош процесс состязательный, как мы привыкли о нем думать? Проще всего это выяснить на примере определенных практических судебных сценариев.

Итак, сценарий первый. Судят абсолютно невиновного, оказавшегося в ненужное время и в ненужном месте человека. К тому же весьма бедного. Ну нет у него денег на приличного адвоката. И назначают ему (строго по закону) какого-нибудь никому не нужного адвокатишку, который и Уголовно-процессуальный кодекс последний раз три года назад листал. А на противоположной стороне – сильно заинтересованная в данном конкретном деле прокуратура. При активной поддержке Следственного комитета. И выставляют в процесс мощную прокурорскую команду во главе с самым лучшим прокурором-обвинителем (подчеркиваю: сценарий – теоретический). Дело рассматривается в суде присяжных. И начинает прокурор-гособвинитель в прямом смысле этого слова рвать свою жертву. И все нужные для обвинения доказательства у него есть. И свидетели приходят и правильные показания дают. И экспертизы в деле имеются. И обвинительную речь он до полуночи говорил (медаль, наверное, очень хотел). А адвокатишко пошмыгал носом и сказал, что его клиент совсем не виноват, ничего не доказано и надо его обязательно оправдать. И сел на место. А судья и присяжные смотрели на все это и смотрели. А судье-то чего? Процесс же состязательный. Что стороны скажут, то он с присяжными и слушает. А потом было все как полагается: присяжные быстренько (и совершенно законно, на основании всех представленных доказательств и речей сторон) признали подсудимого виновным, а судья навесил ему срок по полной. Потому что прокурорская команда опять хорошо подготовилась, а неоплаченный защитник снова сказал два слова. И поехал невиновный осужденный в далекий Магадан. Или Мордовию. Что для сценария номер один значения уже не имеет.

Сценарий второй (не менее свойственный для России). Судят очень, ну просто очень богатого человека. За что-нибудь совсем ужасное. Например, за педофилию. Или за изнасилование с убийством. Или за то, что пьяным на своем «бентли» пять человек сбил. И защищает человека очень, ну просто очень квалифицированная команда адвокатов. Трое из первой московской десятки. Плюс на подхвате еще пятеро из первой сотни. И трое юристов из крупной лондонской фирмы, чтобы в случае чего помочь с заявлением в Европейский суд. А еще есть замечательная мощнейшая PR-поддержка: и известные блогеры приглашены, и журналисты, и правозащитники. И все как один пишут, что подсудимый – кристальной честности человек, прекрасный семьянин, никогда не был судим, меценат, благотворитель, прихожанин РПЦ и вообще жертва примитивной подставы и Следственного комитета. А в прокуратуре что-то не заладилось, был очередной кадровый кризис, и гособвинять прислали самого последнего прокуроришку. Он с утра пивком опохмелился, три тома дела из полусотни пролистал и пошел обвинять. Тут его адвокаты вместе с правозащитниками на британский флаг и порвали. Но он, как и полагается уважающему себя обвинителю, на все эти глупости плюнул и пошел со следаками бухать. А журналисты потом написали, что прокурор был «неубедителен и мерзопакостен» и «своей речью полностью подтвердил, что дело против подсудимого было сфабриковано прокуратурой совместно со Следственным комитетом». Восторженно внимавшие многочасовым речам известных адвокатов присяжные подсудимого немедленно оправдали. Он тут же заявил, что воспользуется своим правом на реабилитацию и предъявит иски к прокуратуре и Следственному комитету. А прокурора внесет в «международный черный список борцов с правами человека». Судья взирал на все это совершенно беспристрастно – процесс-то ведь состязательный. Потом он встал и вынес приговор в полном соответствии с вердиктом присяжных, который бывший подсудимый тут же поехал со всей командой обмывать. В «Обломов». Или в «Пушкинъ». Что, в общем, уже не важно для настоящего сценария. О потерпевших по делу никто и не задумался. Ведь процесс – состязательный: кто выиграл, тот и прав.

Все эти абсолютно теоретические и даже, может быть, где-то фантастические сценарии показывают, что при всей внешней привлекательности состязательный процесс – абсолютно не панацея для сторон и имеет свои существенные недостатки, к которым, правда, за последние десятилетия уже привыкли.

Разумеется, полностью состязательный суд – вещь, вне всякого сомнения, очень хорошая. Просто замечательная. Особенно для Березовского и Абрамовича. То есть при приблизительно равных возможностях сторон. Когда же начинаются перекосы, то государство, по идее, должно слабейшую сторону поддержать, предоставив ей либо бесплатного защитника, либо средства для его найма. Ну как, в общем, в Европейской конвенции и написано. Только чем квалифицированней и независимей у государства суд, тем дороже он стоит. Цена одного дня полноценных слушаний при соблюдении всех процессуальных гарантий начинает достигать просто заоблачных вершин. Счета юристов за оказанные юридические услуги начинают измеряться семизначными цифрами. Государство начинает понимать, что оно не может позволить себе такой дорогой суд, где судья только как верховный арбитр взирает на процесс и выносит решение. И стороны не могут себе подобный суд позволить, когда за услуги адвоката ты должен будешь потом рассчитываться десять лет. Начинается то, что юристы называют «препятствиями к осуществлению правосудия», – право на справедливый суд становится фактически недоступным. Особенно рядовым гражданам. Кто не понимает, о чем это, может вспомнить недавний процесс Литвиненко, когда его вдова пыталась оспорить решение правительства не проводить независимое судебное расследование. Так ее же это самое британское правительство пугало, что в случае если она проиграет, расходы составят около £50 тысяч – цифра для нее совершенно неподъемная. В итоге деньги на процесс собирали всем миром. И к этому привела именно хваленая «состязательность процесса». И подобных примеров очень много.

Недостатки чисто состязательного процесса заставляют страны с развитыми судебными системами переходить постепенно к неким смешанным моделям. Недаром у британского суда теперь основная задача – «судить очень быстро и эффективно». Суд располагает широчайшими возможностями: определять жесткий график судебных заседаний, ограничивать расходы сторон, толковать молчание подсудимого не в его пользу, отказывать сторонам в заслушивании их аргументов, разрешать или запрещать апелляцию и много еще чего. Суд перестал быть пассивным наблюдателем за спором сторон и начал активно вмешиваться в процесс. Он не стал инквизиционным, но перестал быть полностью состязательным. Подходит ли подобная смешанная модель российскому суду или ему пока лучше оставаться только состязательным? На самом деле никто ответа на этот вопрос сейчас не знает, поскольку эффективность той или иной судебной реформы можно оценить только через десятилетия. Но если не пытаться хотя бы как-то изменить российское правосудие, то оно останется таким, какое оно есть сейчас, когда в него никто не верит. Хуже уже точно не будет.

А тому, кому все изложенное показалось совсем неубедительным, можно только напомнить, что широко известный в узких кругах царь Соломон судил, как помнят историки, в рамках абсолютного инквизиционного процесса (сведений об участии адвокатов в рассмотренных им делах по крайне мере не сохранилось). И, судя по сохранившимся прецедентам, неплохо, наверное, судил.

http://slon.ru/russia/kak_general_bastrykin_vsekh_obektivnoy_istinnoy_napugal-1051782.xhtml
lawyer

И о законах...

11 января 1867 года в России вышел закон «О воспрещении промысла водить медведей для забавы народа», который действует до наших дней. А вы говорите…
lawyer

Юридические байки: о четырех типах юристов в России

Forbes

О четырех типах юристов в России

Мы иногда читаем лекции российским студентам, когда приглашают смелые люди. Кто лично читает, а кто по скайпу. Разговоры с подрастающими юристами — вещь интересная, дающая больше оснований для раздумья, чем, скажем, встреча с членами Ассоциации юристов России, которые, подобно российским сенаторам петровских времен, все рассуждают, чем же отличается кесарево сечение от сечения розгами. Понятно, что старых юристов надо сократить, молодых надо учить, всех в порядке живой очереди лицензировать. Неясно одно: чему и как надо учить молодых.

Читать далее





Светлана Бахмина
исполнительный директор Юридического бюро «Системная поддержка бизнеса»
Дмитрий Гололобов
принципал практики Gololobov and Co (Лондон
)

Что нужно знать студентам, изучающим правоведение

Мы иногда читаем лекции российским студентам, когда приглашают смелые люди. Кто лично читает, а кто по скайпу. Разговоры с подрастающими юристами — вещь интересная, дающая больше оснований для раздумья, чем, скажем, встреча с членами Ассоциации юристов России, которые, подобно российским сенаторам петровских времен, все рассуждают, чем же отличается кесарево сечение от сечения розгами. Понятно, что старых юристов надо сократить, молодых надо учить, всех в порядке живой очереди лицензировать. Неясно одно: чему и как надо учить молодых. Где оно, то самое, искомое российское право, которому надо учить?
Вот и мы задались вопросом, как бы ловчее молодому поколению объяснить, где это право найти, нужно ли его искать, куда это может привести. И как плыть (или хотя бы не утонуть) в этой смеси права, понятий, партийных линий и обычаев, учитывая, что обычаи — это вовсе не двухсотлетний прецедент, а выжимка из последнего послания президента, возведенная в конституционную норму. Увы, вся учеба на любом классическом, неклассическом и диковато-коммерческом юридическом факультете направлена на изучение неких конвекционных принципов, подходов и норм, которые, если и применяются на практике, так исключительно Конституционным судом. А когда оканчиваешь родную Alma Mater и попадаешь в какую-то организацию, где тебя такого юного и воодушевленного мрачный дядя отправляет дела подшивать, хочется в голос плакать: «А где же право?»

Так какое право могут выбрать молодые? Осмелимся произвести некую классификацию, в зависимости от того, куда наши выпускники идут и какое право при этом им нужно.
1) Право следственно–прокурорское. Главный путеводитель по этому праву — сериал 1990-х «Менты» или более современный «Глухарь». Лозунг: «Вы голову-то включайте! Убьете идиота, а сядете как за человека!». Прокурорско-ментовское право представляет собой комплекс правил, как избежать применения норм права в той или иной ситуации, то есть некое право «от противного» или «не-право». Человеку, который хочет всю жизнь провести в этой системе, где, разумеется, встречаются «зерна меж плевел» (т. е. замечательные и честные люди), право лучше вообще не изучать — только мешать будет. Лучше окончить что-нибудь полезное, например, политехнический или медицинский. Но если в эту систему попал, то или уйдешь, или убьют, или приживешься — вырастишь раковину, которая отгородит тебя от ужасной действительности и позволит иметь здраво-циничный взгляд на вещи. Однако, усвоив понятия и принципы милицейского или прокурорского права, обломав себе зубы о матерящееся начальство, озабоченное раскрытиями и палочками в отчете, человек имеет шанс раз и навсегда стать «своим». И начать медленно, но верно карабкаться вверх по служебной лестнице, ограничивая свое знание права пунктами соответствующих инструкций и выдержками из последней застольной речи местного начальника УВД. А потом полковничьи погоны, «фольксваген» с мигалкой, ранняя пенсия, дача. Единицы особо честных или откровенно глупых режут правду-матку начальству и в результате вычищаются как загрязняющие ряды, идут на зону, записываются в правозащитники. А там, кроме пяти статей Евроконвенции и десяти статей УПК, ничего знать вроде как и не нужно.
2) Право судейское. «Судейские» — это вообще малопубличное и узкопрофильное сообщество, живущее по внутреннему кодексу, который похож на кодекс из фильма «Крестный отец» или «Клан Сопрано» (заговор молчания и прочая зловещая специфика). Основной лозунг системы: «Неподкупны лишь те судьи, которые нам не по карману». В современных условиях, увы, борьба с коррупцией в судейской среде напоминает бородатый афоризм «пчелы против меда». Если в качестве барьера от повторного перераспределения материальных благ в России начнут действительно строить независимую судебную систему, то из нее уволятся 2/3 существующих судей, и начнется что-то совершенно новое и неизведанное. А пока назначения на высшие посты, например, в Высшем арбитражном суде, происходят по принципу приближенности, ясно, что у нас судьей может быть каждый, имеющий хоть какие-нибудь юридические «корочки», готовый следовать неписанному кодексу, умеющий прогнуться.
Отдельные честные особи в заштопанных мантиях систематически вычищаются из сообщества. Обратно их уже никакой Европейский суд запихнуть не в силах. Знание права необходимо лишь для того, чтобы не выглядеть чудаком в глазах участников процесса, но оно не должно быть излишним, чтобы не пугать начальство, да и самому не расстраиваться. Диссертации и прочая научные атрибуты должны изящно следовать линии партии или в крайнем случае быть в рамках официально одобренной оппозиции. Общее движение системы определяется дрожанием левой икры высшего государственного руководства. Вряд ли кто-то изначально метит в судьи, но, помыкавшись на должности юрисконсульта заштатной фирмы или простого следователя районного УВД, многие проявляют желание встроиться в относительно сытую и стабильную судейскую систему. Пусть даже эта перспектива имеет мало общего с принципами судейского или человеческого достоинства. Если вы к этому готовы — вперед.
3) Право адвокатское. Представляет собой комплекс конъюнктурных заимствований из прочих подвидов права. Мутирует в зависимости от остроты момента. Любимый афоризм практически всех наших знакомых адвокатов — про «нанятую совесть» от Достоевского. Но российскую адвокатуру и ее отношение к праву более точно описывает более современный афоризм: «Адвокат — защитник собственной выгоды». В большинстве российских фильмов, адвокат — толстый продажный подонок, мешающий честный ментам наказывать бандитов. В конце, как правило, мучительно и некрасиво гибнет.
Современная адвокатура все время судорожно и демонстративно пытается перестроиться. С одной стороны, хочется, чтобы система пришла в некий цивилизованный вид, когда все юристы будут по западному образцу лицензироваться. А с другой стороны, не хочется терять имеющиеся привилегии. Пока же знание закона и умение его применять стоит на далеком месте в списке необходимых адвокату качеств. В топе, как обычно: связи, личный PR, клановая принадлежность и, желательно, — голос погромче и базовое актерское мастерство. Соответственно, откуда-то вылезли какие-то непонятные доктора адвокатских наук, числившиеся за три года до этого преподавателями труда в средней школе. Авторам достоверно известно, что один из самых раскрученных адвокатов в начальный момент своей головокружительной карьеры вообще не имел юридического образования, так как, по уверению его ближайших знакомых, просто забыл его получить. Так что хочешь быть адвокатом — будь им. А все что нужно, включая и кусочки права (или актерского мастерства), изучишь в процессе работы или наймешь молодого выпускника посмышленее.
4) Право коммерческое (российское). Распадается на два подвида: то, чем занимается юрист в юридическом отделе компании и то, что живет самостоятельно в юридических фирмах. Ничем особенным, кроме презрительной клички «юристишки», эти люди в коллекции афоризмов не прославились. Самое известное произведение о них — «Фирма». На первый взгляд, чтобы работать и на корпорацию, и в юридической фирме, право надо знать. Но после первого года работы замечаешь, что гораздо лучше тебя преуспевают коллеги, либо отмеченные клановой принадлежностью к верхам, либо имеющие связи в структурах, с которыми работает компания. Пока ты по ночам пишешь заключения, зарывшись в «Консультант», они налаживают полезные связи. И ты начинаешь задумываться: а зачем я все так хорошо знаю, когда те, кто у меня постоянно что-то спрашивает, получают зарплату в два раза больше. Получается, что коммерческому юристу право само по себе не к чему, поскольку формула для него проста и незатейлива: опыт работы с полезными навыками и связями плюс умение себя выгодно продать. Вот и выходит, что лучше не корпеть над учебниками, а побыстрее выходить на работу в какую-нибудь налоговую или антимонопольную службу, пахать там за копейки 3-4 года, усваивая комплекс понятий, недомолвок и передергиваний, который является «их» внутренним правом, а потом быстро продать себя на сторону как эксперта.
Возможно, наши уважаемые читатели скажут, что мы пытаемся измерять среднюю температуру по больнице. Это не совсем так. Молодой юрист выбирает не просто карьеру — он выбирает для себя свое отношение к праву. К тому, что оно для него будет собой представлять всю его жизнь: понятийный кодекс или все-таки некие нормы и принципы, хоть как-то связанные с тем, что Горбачев не очень удачно назвал «правовым государством» (и что в цивилизованном мире известно как Rule of Law). Можно поменять должность и карьеру, но не отношение к праву. Например, у Путина (изначально силовика) право — средство, а у Медведева (изначально научного сотрудника) — цель. А должность практически одна.

Читайте подробнее на Forbes.ru: http://www.forbes.ru/karera-opinion/obrazovanie/61276-o-chetyreh-tipah-yuristov-v-rossii
lawyer

Множество безумных теорий....

Бизнес газета РБКdaily
Ходорковский может пойти по стопам Квачкова
Ходорковский может пойти по стопам Квачкова
Информационную "бомбу" в пятницу, сам того не желая, взорвал замгенпрокурора Александр Звягинцев. В интервью "Интерфаксу" он сказал, что в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, готовящегося через 9 месяцев выйти на свободу, расследуются несколько уголовных дел, имеющих "хорошую судебную перспективу". По словам адвокатов, за финансовые преступления осудить Ходорковского не удастся из-за вышедших сроков давности, способом оставить его за решеткой может стать статья о подготовке к госперевороту.



Forbes

Генпрокуратура сообщила о новых делах в отношении Ходорковского


В отношении основателя и бывшего президента нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского расследуются несколько уголовных дел «с хорошей судебной перспективой». Об этом агентству «Интерфакс» в пятницу сообщил заместитель Генерального прокурора России Александр Звягинцев.

Читать далее




ВЕДОМОСТИ

Ходорковский навсегда

«Ведомости» выяснили подробности дела о противодействии правосудию — Михаил Ходорковский может стать обвиняемым

В отношении бывшего хозяина ЮКОСа Михаила Ходорковского и других лиц расследуются новые дела, подтвердил заместитель генпрокурора Александр Звягинцев.
Читать целиком
Ходорковский навсегда




Проблема всех этих публикаций в двух вещах: те, кто их писал, не знают ни закона, ни дела Юкоса. Поэтому и получается полностью алогичная чушь.
lawyer

Можно ли судить мертвых?

Последнее время в России было много скандалов относительно судов над умершими. ЕСПЧ занимает твердую позицию, что это возможно.

«Оправдательный приговор или прекращение процесса не препятствует возбуждению гражданского иска о выплате ущерба, причиненного теми же действиями, на основе обычного бремени доказывания ( Ringvold v Norway). При таких обстоятельствах потерпевшая сторона должна иметь возможность потребовать компенсацию ущерба в соответствии с общими правилами о возмещении вреда. В отличие от уголовного процесса, который не может быть продолжен после смерти обвиняемого, гражданский иск может быть предъявлен в отношении имущества умершего и рассмотрен в соответствии с обычными нормами гражданского процесса (п. 47
Vulakh v Russiа). ЕСПЧ также указал, что в гражданском процессе на ответчике лежит бремя доказывания отсутствия вины (параграфы 48-50),

http://blog.pravo.ru/blog/dedov/7412.html

Вывод простой: смерть не препятствует взысканию убытков, причиненных действиями покойного, из него наследства. Причем отстутствие вины умершего (например, что он не был главарем банды) должны доказвать его родственники или наследники.

Помер Клим, ну и хрен с ним (с) народное

MB_BAB


О кончине Березовского г-н Ходорковский узнает наряду с другими новостями, из теле- или радио-новостей или уже, возможно, узнал, если у него была возможность смотреть телевизор или слушать радио. Об этом сегодня сообщил РБК daily адвокат отбывающего наказание бизнесмена Вадим Клювгант. По его словам, в противном случае хадарковский получит эту информацию от адвоката во время посещения. «Ничего специально предпринимать мы для этого не будем», - добавил он.
http://pda.rbcdaily.ru/2013/03/24/society/562949986350092_news.shtml

БАБ оказался недостоин пары слов МБХ. Даже сообщать специально не стали. А ведь в свое время они чуть-чуть не стали родственниками ближайшими партнерами в Юкос-Сибнефти. Так проходит олигархическая любовь.