Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

lawyer

О тоске

Правильный пример того, почему люди попадают в тюрьму: они просто не умеют жить вне нее.
ПРАВОRU
74-летний американец ограбил банк из-за тоски по тюрьме

Мужчина, страдавший от одиночества на воле, ограбил банк и стал дожидаться приезда полиции в соседнем мотеле.

Читать полностью →
lawyer

Один день российских юристов

lawyer

Горькая правда

Это говорит не о том, что от продали Юкоса выручили мало денег, а о том, как много в России х..вого жилья

"Мы впервые начали ремонт ветхого жилья делать знаете из каких источников? После реализации имущества компании "ЮКОС". Я часть денег - одну треть от вырученных средств - направил в созданный тогда фонд ЖКХ и одну треть примерно - на достройку мостов, строительство которых было начато еще в советские времена", - рассказал глава государства на встрече с активом Общероссийского народного фронта (ОНФ).
http://www.dni.ru/polit/2014/4/10/268699.html
lawyer

МУДО

Чувствуется, что во ФСИН пришли новые, успешные лоббисты: как продукт «тюремно-рыночной» экономики УДО сильно подорожает потому, что желающим получить его «на халяву» придется слишком долго «ползать на брюхе» перед администрацией или «стучать» операм.

ПРАВОRU
Получить УДО станет еще сложнее

Суду придется учитывать поведение осужденного "в течение всего периода отбывания" наказания.

Читать полностью →
lawyer

Банк как подводная лодка

А идея то интересная. Своеобразная "банковская подводная лодка". ВТБ бы так не выжил, а вот "Россия" со свои балансом - вполне.

Forbes

«Россия» опустила железный занавес

Банк «Россия» — единственная организация, против которой Минфин США ввел санкции на прошлой неделе, — в пятницу заявил, что закрывает корреспондентские счета в иностранных банках и полностью отказывается от операций с иностранной валютой. «Принято решение о работе исключительно на внутрироссийском рынке и только с одной валютой – рубль», — сообщил банк.

Читать далее

lawyer

А смысл?

После мифически-эпического выхода на свободу МБХ и Лебедева все мероприятия на тему «отнять бабок у государства российского» потеряли всякий логический и экономический смысл. Поэтому, название заметки очень соответствует ситуации.

Юкос машет кулаками после драки
.....

Эпичное противостояния «Роснефти» и бывших акционеров ЮКОСа можно наблюдать в разных судах вот уже несколько лет. В большинстве случаев суды вставали на сторону госкомпании. В частности, бывшие миноритарии компании несколько лет назад подавали иск к правительству России в Европейский суд по правам человека. Истцы считали, что государство специально добилось банкротства компании, и требовали компенсацию в 98 млрд долларов. Интересно отметить, что суд их требования не поддержал, хотя и отметил, что в процессе банкротства интересы миноритариев несколько раз были нарушены. Эдакая, двойная мораль. Даже олигархам нет покоя в нашей стране, не то что простым людям.
http://newsbabr.com/?IDE=123750
lawyer

Очко ВВП

Дела, приговор по которому на столько остро зависел бы от политического выбора понятно-кого в России не было много-много лет. Теперь, если Владимир Владимирович не «очканет» и захочет показать, что он «клал на весь этот Майдан», то подсудимым по «Болотному» дадут "по минимуму". Ну, а если ВВП все-таки в себе не уверен, то будет показательный приговор, что бы не повадно было в России майданы устраивать и полицейских бить. Хотя в первом случае, как и обычно, ВВП назовут «прогнувшимся тираном», а во-втором «не прогнувшимся».

ВЕДОМОСТИ

Суд признал виновными фигурантов «болотного дела»

Оглашение приговора прервано до понедельника; возле суда задержаны более 200 человек
Читать целиком
Суд признал виновными фигурантов болотного дела

lawyer

Стоит ли бежать из России с экономическими обвинениями?

Конец эпохи экономических беженцев

Конец эпохи экономических беженцев
Экстрадиции по экономическим преступлениям набирают обороты. На прошлой же неделе суд Прованса решил выдать России бывшего министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова, несмотря на то что он даже пытался разжалобить суд слезами. Еще раньше тоже французский суд решил выдать России знаменитого банкира Мухтара Аблязова, который умудрился избежать ареста в Британии. А с месяц назад в Петербург из Австрии уехал по решению австрийского суда экс-владелец банка ВЕФК Александр Гительсон.

В прошлую же пятницу камбоджийский суд решал, выдавать ли Полонского. Сначала было объявлено, что суд решил выдавать. Потом Полонский все опроверг, но сказал, что сам приедет. Можно, наверное, назвать это неудачной для экстрадируемых чередой совпадений, но на самом деле это уже сложившаяся система.

Почему западные страны начали экстрадировать россиян, подозреваемых в экономических и финансовых преступлениях? Раньше, казалось, стоит только сказать в соответствующем западном суде, рассматривавшем российскую просьбу об экстрадиции, что твое дело «политически мотивировано» и «в России тебе не будет предоставлена возможность справедливого суда», как судья тут же стукал молоточком, грозно глядел на представителя местной прокуратуры и провозглашал: «В экстрадиции – отказать». А теперь – выдача за выдачей. Ну нельзя же на полном серьезе утверждать, что западные страны стали лучше относиться к России или очарованы (куплены?) Путиным.
Вот что было раньше, когда современная история российских экстрадиций только начиналась? Очевидный для Запада бардак с законодательством и полный разброд судебной системы усугублялись еще и тем, что российское следствие и обвинение, даже будучи еще в едином ведомстве, не имели в международных экстрадиционных делах никакого опыта, считали, что западные страны должны выдавать беженцев по одностраничной бумажке с печатью, постоянно конфликтовали друг с другом, скрывая важную информацию, а иногда забывали упомянуть в экстрадиционном запросе даже статью Уголовного кодекса, по которой истребовалась экстрадиция.

Никакой помощи в процессе самой экстрадиции российские уполномоченные органы оказать своим зарубежным коллегам не могли, да и не хотели, потому что управление международного сотрудничества, которое уголовное дело само не вело, рассказать о нем ничего не могло, а о том, чтобы отпустить следователя, ответственного за дело, в дорогостоящую западную командировку, никто даже и помыслить не мог.
В результате очень часто экстрадиционные запросы просто не запускались местными органами для исполнения, а складировались в архиве. Либо местная прокуратура не имела никакой возможности объяснить местному же суду, в чем все-таки заключается преступление стоящего перед ним беженца. А если все-таки судья каким-то образом догадывался, почему стоящего перед ним «экономического преступника» хотят увидеть в далекой Раше, то местные адвокаты совместно с приехавшими из России коллегами не оставляли от аргументов местного прокурора, теряющегося в российской уголовной терминологии, камня на камне.

Все это увенчивалось, как правило, внушительным заключением какого-либо маститого эксперта о том, что никакого права в России нет, любой суд работает по звонку из Кремля, всем командуют друзья президента (сплошь – бывшие сотрудники КГБ), а в тюрьмах только туберкулез, голод, холод и один врач на десять тысяч заключенных. После этого принять решение о выдаче «экономико-политического» беженца в Россию мог разве что граф Дракула Задунайский.
Чем же отличается то фантастическое заоблачное вчера от сурового сегодня?
Во-первых, в результате нескольких прошедших в западных судах громких судебных процессов, в которых участвовали известные всем и каждому олигархи, западные юристы и общественность имели возможность ознакомиться уже не с документами, подготовленными прокурорами и следователями за казенные зарплаты, а с заключениями, над которыми работали весьма уважаемые на Западе юристы и эксперты. В результате только у слепоглухонемых людей не могло возникнуть ощущения, что их правительства как бы невзначай пригрели на груди дюжину-другую весьма ядовитых змей. И в ближайшее время выдача гарантирующих от экстрадиции политических убежищ «новым экономическим беженцам» грозит превратиться в такое же редкое явление, как высадка американцев на Марс. Позиция Запада теперь проста: «Пусть эти русские сами разбираются со своими правами человека и своими «как бы» преступниками, мы им уже помогли, а сейчас у нас своих дел невпроворот».
Во-вторых, брызги нефтяных и газовых доходов наконец долетели в отдаленные углы Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. Вместо отсылки плохо переведенных на английский и другие языки бумажек следователи стали привлекать профессиональных юридических консультантов в тех странах, где намечаются «стратегические» экстрадиции. Иногда официально, а иногда и не совсем. И качество экстрадиционных материалов резко улучшилось, западные прокуроры стали уверенней, а судьи начали вникать, что, оказывается, в России сажают не только исключительно «политических», но иногда даже настоящих мошенников.
В-третьих, знаменитая российская пенитенциарная система, несмотря на усилия правозащитников, больше не внушает Западу неприкрытого ужаса. Да, несколько лет благодаря «делу Магнитского» Запад был серьезно озабочен, что в российских тюрьмах просто так умирают люди и никто это не расследует. Но после того как самый известный российский политзаключенный, выйдя на свободу, заявил, что современная зона – это «не ГУЛАГ, там не голодно и не холодно», очевидно, вряд ли западные судьи теперь будут думать, что экстрадиция человека в Россию есть прямая ссылка в девятый круг Ада, откуда не возвращаются. А что касается смерти заключенных, так с 1990 года в британских тюрьмах умерло около тысячи человек, причем за непрофессионализм был наказан всего один причастный к этому полицейский.
И ведь никто не утверждает, что сидеть в британских тюрьмах опасно для жизни.
Наконец, в-четвертых. Несмотря на продолжающуюся критику, в России появились хоть и плохенькие, но более-менее понятные «правила предпринимательской игры». И Запад об этом знает. В начале благословенных для «экономических беженцев» нулевых, когда олигархов и прочих предпринимателей пытались привлечь за то, что они «предпринимали» в штормовые 90-е, действовала простая формула обвинения: люди обвинялись в ТОМ, что делали все (ну или 90% тех, кто вращался в соответствующем бизнесе). И никто точно не мог сказать, законно ЭТО или нет.
Сейчас мало кто вспомнит, что в 90-е и начале нулевых считалось абсолютно нормальной предпринимательской практикой оптимизировать налоги через офшоры, выпускать акции, а потом «размывать» миноритарных акционеров, обменивать туда-сюда наличные непонятного происхождения, что зачастую сильно напоминало мало кому еще понятное «отмывание и легализацию денежных средств», платить «серую» зарплату в конвертах и много еще чего. С другой стороны, никто с уверенностью не мог сказать, законно ли оптимизировать налоги через  «внутренние» офшоры, можно ли начислять сверхвысокие проценты по банковским вкладам, выплачивая таким образом сотрудникам зарплату, и какие на самом деле должны быть права у миноритарных акционеров российских компаний. Сейчас правила есть. Не всем они нравятся, но они есть. И западному суду уже не расскажешь, что «в России отмывают деньги все» и «сидят только те, кого назначит власть». Что «предприниматели никогда не выходят из тюрьмы» (а кто тогда пишет в десятки блогов). Даже с помощью самых квалифицированных и дорогостоящих экспертов не докажешь. Наступила эпоха конкретики.
Что остается современным «политико-экономическим» беженцам? Добровольно ехать в Россию? Лучше прятаться? Новая ситуация требует абсолютно новых правил игры: либо ты не играешь в политику, а ей реально занимаешься, и тогда западные суды тебе поверят, либо, как это ни парадоксально звучит, лучше никуда не бежать, а защищать себя в России. Долгая экстрадиция дает немного насладиться свободой, но может существенно увеличить срок. Так что время экономических беженцев кончилось.
http://slon.ru/russia/konets_epokhi_ekonomicheskikh_bezhentsev-1045387.xhtml
lawyer

Последний солдат?

Дело Пичугина: без права на пересмотр?Полный текст

Меня особенно много после освобождения Ходорковского спрашивают о судьбе Алексея Пичугина, хотя я – преступник сугубо экономический J. Но можно сделать несколько простых логических и юридических выводов, которые очевидны почти каждому.

  • Алексей Пичугин сидит (формально) по принципиально иное «преступление», чем сидели остальные сотрудники Юкоса. И у него особое правовое положение. Нельзя подходить к нему с общими мерками.

  • Применение амнистии к нему невозможно: только что прошли две, до следующей – очень долго, да и не бывает амнистий для «пожизненников».

  • Пересмотр его «первого» приговора уже невозможен –было  решение ЕСПЧ, по которому было внесено представление, по которому Президиум ВС не отправил дело на новое рассмотрение. Юридически «вернуть» дело в Верховный суд, таким образом, невозможно. Давление со стороны европейского Совета Министров ситуации изменить не может. Можно считать, что оно погрозят России пальцем. Формально-частично решения ЕСПЧ России ведь выполнила – представление рассмотрела, а вынудить коллективный орган – Президиум ВС принять какое-либо определенное решение СМ не может. Юридический абсурд. Хотя на эту тему тоже возможны спекуляции.

  • С помилование тоже трудности. Помилование МБХ – однозначно (несмотря на мнения небольшого количества скептиков) – сделка. Но МБХ отсидел 92 % по экономическому «преступлению» (принципиальное различие) и у него был четкий гуманитарный мотив. А что будет (или даже теоретически, может) быть предметом «торга» за освобождение Пичугина? Олимпиада, считайте уже прошла – а остальное ВВП слабо волнует. Международная общественность не могла «продавить» 10 лет даже Ходорковского и вряд ли, учитывая малую раскрученность дела Алексея (хороший вопрос – почему), ей будет до него дело.  Однозначно, чтобы принять решение даже о «частичном» помиловании: не пожизненное, а 25 лет, для власти нужен очень серьезный аргумент.

  • Даже не анализирую, всевозможные откровенно несостоятельные предложения об обменах Пичугина на Бута и т.п. Это –детский сад. «Не политических» и по таким статьям никто менять не будет. К тому же у противоположной стороны нет никоих побуждений к этому.

  • Второй (третий?) приговор Пичугина будет рассмотрен ЕСПЧ года через 3 по достаточно оптимистичным оценкам. Но даже весьма положительный результат не гарантирует, что через 4 года не повторится точно такое же решение Президиума ВС. В любом случае, серьезно закладываться на него – неосторожно и неосмотрительно.

  • Вопрос: а где же выход не имеет однозначного ответа. В любо случае, решения вряд ли может лежать вне политический плоскости. И для его принятия нужен очень серьезный «предмет торга». При этом, надо учитывать фактическую путинскую амнистию «политических» (Pussy, болотники, Green  Peace и пр), которая делает борьбу за выход «околополитических» заключенных очень проблематичной.

lawyer

"Сухой остаток" дела Юкоса

Уехавшие

Совладелец «ЮКОСа» Леонид Невзлин уехал из России в Израиль в 2003 году — писать диссертацию. По оценке Forbes, в 2004-м, когда бизнесмена объявили в международный розыск, его состояние составляло два миллиарда долларов. Невзлин — гражданин Израиля, он до сих пор живет в этой стране. В числе прочих активов ему принадлежит пятая часть газеты Haaretz. Сам он оценивает свое состояние в миллиард долларов. В России Невзлин приговорен к пожизненному лишению свободы за убийства. Следствие считает, что Невзлин был заказчиком преступлений, которые организовал Алексей Пичугин.



В Израиле также живут акционеры «ЮКОСа» Владимир Дубов и Михаил Брудно, которые заочно арестованы за хищения. Сейчас они — совладельцы компании Israel Petrochemical Enterprises Ltd. Дубов также занимается виноделием. Брудно, помимо прочего, владеет фирмой, которая работает на рынке питания.

Многие фигуранты дела «ЮКОСа» перебрались в Великобританию, куда после начала банкротства компании фактически переехал офис. В 2007 году газета «Ведомости» рассказывала о нескольких «юкосовских» эмигрантах, живущих в Лондоне. Бывший член совета директоров Александр Темерко, которого в России обвинили в присвоении акций «Енисейнефтегаза», жил там по визе инвестора; он вложил в экономику страны не менее миллиона фунтов. Менее состоятельные «юкосовцы» жаловались корреспонденту издания на жизнь и выражали желание вернуться на родину. Бывший руководитель правового управления «ЮКОСа» Дмитрий Гололобов утверждал, что сотрудникам компании сложно найти работу в Великобритании, поскольку в России их обвиняют в серьезных преступлениях. Сам он, впрочем, устроился читать лекции в Вестминстерском университете.



Рамиль Бурганов, работавший управделами ЗАО «ЮКОС-ЭП», рассказывал, что смог купить маленькую квартиру в кредит только спустя пять лет после приезда. Как он поначалу жил в Лондоне, Бурганов рассказывать отказался, но благодарил за помощь Михаила Ходорковского. «Если бы не Михаил Борисович [Ходорковский], который, уже сидя в тюрьме, моей судьбой интересовался и помог мне, не знаю, что теперь со мной бы было», — говорил он. Еще один, отказавшийся называться, эмигрант сказал, что на чужбине бывшие «юкосовцы» живут каждый по себе. «Тема умерла, и незачем создавать здесь клуб ветеранов "ЮКОСа", — заявил также переехавший в Лондон Юрий Бейлин. — Это не было нашей войной и не было нашим выбором». Бейлин основал в Великобритании консалтинговую фирму.

В Великобританию также переехали первый вице-президент «ЮКОС-Москва» Михаил Трушин, член совета директоров «ЮКОСа» Константин Кагаловский, казначей компании Андрей Леонович, заместитель главного бухгалтера Дмитрий Маруев и главбух Наталья Чернышева, гендиректор фирмы «Апатит-трэйд» Александр Горбачев (обвиняется в незаконной реализации продукции компании в сговоре с Ходорковским), экономист Amalgama DVD group Елена Выборнова (в соответствии с приговором, .docx, входила в преступную группу Курцина) и другие.

Партнер адвокатского «АЛМ Фельдманс» Павел Ивлев обвиняется в России в хищении 14 миллиардов долларов у «ЮКОСа». Сейчас он живет в США. В егобиографии на сайте «Сноб» (составленной, по-видимому, им самим) говорится, что Ивлев — председатель Комитета российской экономической свободы. Кроме того, он был работодателем оппозиционера Алексея Навального. Адвокат из того же бюро «АЛМ Фельдманс» Иван Колесников в 2012-м был заочно приговорен к шести с половиной годам за хищение. Он живет на Кипре. Там же проживает и Владислав Карташов, который, по версии следствия, возглавлял фирмы, созданные «ЮКОСом» для уклонения от уплаты налогов.

Михаил Ходорковский не раз говорил, что чувствует ответственность за то, что у стольких людей (всего в деле «ЮКОСа» — более 60 фигурантов) из-за развала компании изменилась жизнь, причем в большинстве случаев — не в лучшую сторону. В своих интервью после освобождения он сказал, что будет заниматься общественной деятельностью — вероятно, в том числе, и помощью бывшим «юкосовцам».

http://lenta.ru/articles/2013/12/23/yukos/

Что меня поражает в современным журналистах, так примитивное неумение пользоваться Гуглом :)  60% информации - полная туфта