Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

lawyer

Как назвать юрфирму

ПРАВОRU
X, Y и партнеры: откуда взялись правила нейминга в юрбизнесе

Почему в XIX веке названия юридических фирм были самыми честными, что принято делать с именами выбывающих партнеров, где в мире компании ставят на вывеску фамилии вымышленных адвокатов, у какой из функционирующих сегодня фирм самое длинное название и другие факты в обзоре "Право.Ru".

Читать полностью →

Название - формальность, но может сказать о многом:

Бородатейщий анекдот: приходит в фирму: «Рабинович, Рабинович, Рабинович и Иванов» человек и говорит секретарше: «А позовите мне, пожалуйста, Иванова». Он (видя, что клиент очень солидный): «Так давайте я вам старшего партнера позову!» Он: «Нет, как профессионал меня интересует только Иванов – ведь он сумел в эту гоп-компанию пробраться и в ней выжить!»  
lawyer

Банан и Обама против Путина и домового

Банан, Обама, Путин и домовой

Банан, Обама, Путин и домовойИрина Роднина. Фото: Александра Мудрац / ИТАР-ТАСС
Кипение блогосферы вызывается порой поистине удивительными вещами. Тот же «банан Обамы – Родниной» при разнообразии всевозможных демотиваторов и карикатур на просторах всемирной сети никак не должен был привлечь внимание. Но привлек. Общественный вердикт интернета был практически единогласным: расизм в чистом виде! Роднину – в отставку!
На самом деле история с бананам отнюдь не столь проста, как кажется. Она ставит весьма существенную, сугубо юридическую проблему, которая пока не имеет системного решения на просторах дикого, как прерия, российского интернета. Сама тема регулирования Рунета вообще бездонна, но встречаются в ней поистине животрепещущие, злободневные вопросы. И чуть ли не самый главный из них – это проблема оскорблений. Самых разных: от базирующихся на форме носа конкретного лица или группы лиц до карикатур с депутатом Милоновым и Макаронным монстром в обнимку. Причем когда рисуют кого-нибудь из Думы, правительства или нехорошей партии, то все это совершенно легко сходит за свободу слова, подкрепленную соответствующей статьей Европейской конвенции. А вот когда дело касается лица той или иной степени либерально-демократической рукопожатности, то тут, естественно, имеет место откровенная клевета. Вот где-то в этих рамках любая политически провокационная карикатура и рассматривается.
При этом попытки выдать «банан Обамы» не за разновидность политической карикатуры, а за откровенно расистскую «шутку» заранее обречены на посрамление. Достаточно посмотреть подшивки ведущих западных газет за последние годы. Огромное количество всевозможных, признанных западным обществом абсолютно политически корректными карикатур высмеивает приверженность российского руководства к водке. Это что, по-вашему, дискриминация по национальному признаку? Политическая карикатура – это не более чем высмеивание определенных стереотипов: Обама с бананом, Путин – с водкой, Лукашенко – с мешком картошки.
Случай же с Родниной просто в очередной раз поднял тему оскорбления на соответствующую высоту общественного диспута: ведь якобы униженный и оскорбленный бананом – чернокожий лидер самой могучей страны мира. А оскорбительница – член партии ЖиВ, да еще и думский функционер. Естественно, надо всем вступиться за Обаму, поскольку со своим чахлым шестым флотом он себя защитить явно не в состоянии.
С другой стороны, пошарьте пару минут по Рунету, и найдете ТАКОЕ про Путина и патриарха, что никакой конгресс США вместе с сенатом ни в жисть не придумают. Одно сравнение Владимира Владимировича с домовым Добби чего стоит. Как он после этого кому-нибудь войну не объявил, удивляюсь. Но где же все-таки грань, за которую нельзя переступать? Есть ли она?
Поскольку в Рунете пока царит закон джунглей, гласящий, что лицо с большим количеством френдов-читателей-поклонников может безнаказанно оскорблять и унижать менее читаемую и известную в узких кругах персону, то обратим свой взгляд на Запад, где тема оскорблений и диффамаций уже несколько столетий являет собой весьма жирный кусок хлеба с маслом для юристов. Можно долго вспоминать историю рассмотрения исков за карикатурные изображения, заглядывая еще в те времена, когда в Великобритании за это отрезали уши. В целом же современные прецеденты на тему карикатурно-изобразительной диффамации можно свести, если не вдаваться в малоинтересные юридические тонкости, к двум простым правилам: а) признанные публичные персоны имеют право на удовлетворение своего диффамационного иска в случае, если ими будет обоснованно доказано, что ответчик – лицо, опубликовавшее карикатуру или картинку, действовало явно злонамеренно или откровенно игнорировало правду и б) никакой диффамационный иск не может быть удовлетворен, если сообщенная информация или нарисованная картинка заведомо для любого разумного человека не могут восприниматься серьезно.
Вспомним знаменитое дело о карикатурах на пророка Мухаммеда, неоднократно публиковавшихся в датских средствах массовой информации. Попытки запретить публикации в Дании не принесли успехов. Отдельные исламские активисты пытались использовать для наказания радеющих за свободу слова датчан британские суды, известные своей суровостью в подходе к диффамационным делам. Но дальше угроз дело не пошло, поскольку явно переросло рамки обычной юриспруденции.
Можно рассмотреть и совсем свежий британский прецедент, правда не связанный с карикатурами и демотиваторами, но поражающий воображение. Некоему комику Франки Бойлу удалось убедить суд, что его слова о министре обороны («И это министр обороны? Раньше мы были честнее. Называли это Министерство войны. Алло? Это Министерство войны! Департамент по сбросу бомб на негров! Как я могу вам помочь?») были не расистскими, а всего лишь саркастическими ремарками о британской внешней политике. И более того, ему удалось уже совсем невероятное: избежать судебного преследования после фразы на шоу «Наш королева так стара, что в ее pussy могут водиться привидения!» Было признано, что это «не выходило за рамки ожидания зрителей программы». А тут какой-то банан.
Из всей карикатурной эпопеи можно сделать только два простейших вывода. Первый – сугубо юридический: каждый действительно оскорбленный может, если ему действительно надо, судиться. Но третьи лица тут совсем ни при чем. Может быть, человек вообще считает, что карикатуры идут на пользу его имиджу. И нечего за него решать.
Второй – чисто практический: что бы про кого ни нарисовали, всегда найдутся недовольные, которые узрят в этом сотрясение основ и наступающий конец света. Фаллические символы. Знак сатаны. И призовут к немедленному побиванию виновых камнями с последующим сожжением их останков. Но это ни в коем случае не должно мешать желающим рисовать Путина с домовым или Обаму с бананом.
http://slon.ru/russia/banan_obama_putin_i_domovoy-994021.xhtml
lawyer

Юкосовская байка N3

Есть бородатый анекдот:

Ровно в 12:05 к зданию с мигалками и ревущими сиренами быстро подъезжают 20 милицейских автобусов с вооруженными людьми в масках. Выбежавшие омоновцы быстро выстраиваются в два кольца оцепления вокруг офиса, одновременно снимают автоматы с предохранителя. Капитан в бронежилете гулко кашляет в громкоговоритель, и омоновцы одновременно два раза выстреливают в воздух, три раза хлопают в ладоши, минуту водят хоровод вокруг Юкоса, быстро рассаживаются по автобусам и так же скоро уезжают. Тишина. Из окон Юкоса выглядывают седые люди...

На самом деле «в каждой шутке есть доля шутки». По Новый 2004 год все в компании напрягались после чрезвычайной налоговой проверки. Все (как теперь выяснилось, обоснованно) ждали какого-то жуткого акта проверки. Немного подообос…шеся в отсутствие МБХ правление решило компанию от «греха подальше» отпустить на  новогодние каникул числа 25. Офис закрыли. Охрану проинструктировали: «Райком закрыт. Все ушли в каба… на фронт».  Где-то двадцать девятого трясущееся руководство (не будем конкретно ни на кого показывать пальцем) звонит и говорит заикаясь: «Мне …звонили…оттуда… что страшно даже и сказать… и сказали, что если мы не прекратим эти юридические штучки.. то…..(дальше следует цветистое описание сексуальных предпочтений личностей  с которыми руководство будет встречать в камере новый год). Резюме: срочно прибыть на службу и принять акт. Ну, так вот, мы втроем (во избежание пробуждение у людей негативных  воспоминаний не буду раскрывать фамилии остальных двоих) 30 декабря 2003 года принимали акт. Его привез какой сверспецназ в разгрузках, сферах, бронниках, наколенниках, разве что только без воздушной поддержки. Грозно щелкали затворы, грохотали берцы, поблёскивала оптика. Охрана от ужаса  попряталась в подсобках. Потом мы почитали акт, мрачно вздохнули, переслали копию консультантам и попрощались до утра второго числа, когда было решено начать наш нелегкий бессмысленный труд по подготовке возражений. Это и было начало конца Юкоса. Ну так вот, вышеизложенный анекдот у меня всегда ассоциируется с описанным случаем. 

lawyer

О наболевшем

Ужасы юридического пиара

Дмитрий Гололобов - Радио Свобода


Самый страшный из всех видов пиара – пиар юридический. Страшен он потому, что правду в нем говорить нельзя – иначе конец красивой истории. А так все мило и прилично, как в бородатом анекдоте: "Это, товарищи, череп Ленина в детстве, это – череп Ленина в молодости, а это - ... Так что, у Владимира Ильича было три черепа? Товарищ, не вмешивайтесь, экскурсия не для вас, а вы, товарищи чукчи, пройдёмте в соседний зал".

Скажете, преувеличение? А вот и ничего подобного. Давайте с вами проделаем простое упражнение на каком-нибудь незатейливом примере. Ну, вот, скажем, на прошлой неделе весь "великий и малый" Рунет облетела новость, что Стокгольмский арбитраж снова взыскал с России существенную сумму за "экспроприацию ЮКОСа". Из расчета стоимости компании в 60 миллиардов долларов (!).  Сразу же у интернет-населения возник вопрос, когда придут арестовывать российскую собственность, включая посольства и палатку "Сочи-14" в лондонском Гайд-парке. Однако, если присмотреться…

Делу, рассмотренному на прошлой неделе, носящему гордое название Renta 4 SVSA, et al v. The Russian Federation, и которое Российская Федерация имеет возможность обжаловать в течении трех месяцев, предшествовало другое дело, на которое все тоже постоянно ссылаются, когда говорят, что "все, Российской Федерации крышка". А именно дело британских миноритарных акционеров ЮКОСа под названием RosinvestCo UK Ltd v. Russian Federation, по которому, с "многострадальной" Российской Федерации взыскали около трех с половиной миллионов долларов. И все было просто замечательно, если бы при ближайшем рассмотрении этого дела не выяснились некие прелюбопытные обстоятельства.
Во-первых, британцы добивались взыскания сначала 75 млн, а потом более 200 млн из-за потери инвестиций после "хапка" ЮКОСа. Стокгольмский арбитраж постановил взыскать с России 3,5 млн. Ну, так, в 60 (!) раз меньше запрошенного.  Пиар был – ого-го, результат только не очень. Я понимаю, что вы хотите сказать: "Это только начало борьбы за справедливость. За этим иском будут поданы сотни! Тысячи!". Подождите минуточку, идем дальше.

Во- вторых, арбитраж взыскал с России 3 миллиона 500 тысяч долларов США, а расходы по взысканию составили 14(!) миллионов долларов. Занимательная арифметика, не правда ли? "Да не может такого быть!" – скажет неискушенный в международных юридических трюках читатель. "Чтобы кто-нибудь заплатил столько денег юристам только за потенциальную возможность взыскать в четыре раза меньше! "Все может быть", - усмехнётся искушённый. "Просто преюдицию для других, более важных дел создают!" Поскольку преюдиция в подобных процессах, где за один доллар платят четыре, никому кроме основного пострадавшего от изъятия ЮКОСа - группы МЕНАТЕП - не может быть нужна, оставалось только предположить, что весь этот стокгольмский сыр-бор был организован для ожидаемого этой осенью процесса в Гааге, где речь пойдет уже о взыскании миллиардов. А так 14 миллионов, которые можно было выплатить реально пострадавшим миноритарным акционерам, ушли очевидно особо нуждающимся международным юристам. 

Во-третьих, все бы шло, как и предполагалось: тихо и спокойно. И ждали бы все годами и ждали, когда обозленные бывшие юкосовкие миноритарии, вооруженные стокгольмским решением, пойдут арестовывать и продавать зарубежные активы Российской Федерации. И история приснопамятной компании "Нога" покажется приятной детской сказочкой. Но не тут-то было. Пиар, как это обычно и бывает, неожиданно иссяк на самом интересном месте. Так что же случилось дальше с тем самым широко разрекламированным стокгольмским решением, которое должно было лишить Россию ее лучших зарубежных активов? А случилось в жесткой юридической реальности вот что: втоптанная юкосовскими миноритариями в землю Российская Федерация обжаловала арбитражное решение в соответствующий шведский суд, который его и отменил из-за отсутствия у арбитража юрисдикции (кто хочет и читает на английском может убедиться). Чему миноритарии, надо сказать, не особо и сопротивлялись, заплатив уже за решение вчетверо.

Но и этого мало. Подлый шведский суд, пойдя на поводу у путинского режима, нагло взыскал с миноритарных акционеров около 500 000 долларов различных издержек. Ну как тут не вспомнить еще один бородатый анекдот. "Не академик Аганбегян, а слесарь Саакян, и не в преферанс, а в домино, и не выиграл, а проиграл".

"Да как вы смеете?" - спросит рядовой читатель. "Наступать своим заскорузлым грязным лаптем на святое и утверждать, что миноритарии ЮКОСа ничего не выиграли? Может, вы вообще за Путина и тайный член "Единой России". Да нет, я просто за то, чтобы креативный пиар не заменял собой реальных судебных решений. А то миноритарные акционеры ЮКОСа ждут уже восемь лет, когда им что-нибудь выплатят. Из того, что якобы с завидным успехом и частотой взыскивают.

P.S. При написании настоящего текста интересы ни одного миноритарного акционера ЮКОСа не пострадали. В отличие от самих процессов.
Дмитрий Гололобов - Радио Свобода